Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№50 (467) 20 декабря 2004 г. События. Оценки

ЗЕЛЕНЬ, РУБИСЬ!

20.12.2004
Кирилл СПОТЫКОВИЧ

Трудно и наказуемо заподозрить госчиновника в беззастенчивой лжи, но легко даже на самом простом примере обнаружить его дипломатичную уклончивость. Не верите? Тогда купите у меня к Новому году незаконно вырубленную елку!

Если верить начальнику отдела охраны, защиты леса и охотничьего хозяйства Минского производственного лесохозяйственного объединения Сергею Сенькевичу, то с прошлой среды «на всех основных автодорогах, ведущих в крупные населенные пункты Минской области, были выставлены посты лесной охраны совместно с милицией и работниками отделов охраны природы в целях предотвращения незаконной вырубки елей».

Угораздило нас после этого принять участие в совместном широкомасштабном рейде работников лесхоза и сотрудников милиции, организованном персонально для съемочной группы телеканала СТВ. С первых же минут общения с официальными представителями отечества зазвучали шутки-прибаутки из разряда «пиши хорошо, а то дружить не будем». Вспомнилось, как, работая в государственном СМИ, такие вещи почему-то казались действительно смешными.

По мере удаления от Минска с каждым километром становилось все очевиднее то, что совсем недавно вызывало внутренние сомнения. «Для охраны молодых ельников и лесов, прилегающих к садоводческим товариществам и населенным пунктам, т.е. наиболее подверженных незаконным вырубкам участков, организуется патрулирование рейдовыми мобильными группами», - заявил накануне Сенькевич. И наша поездка должна была это организованно и согласованно со всеми заинтересованными инстанциями подтвердить. Для пущей убедительности не хватало лишь показательного захвата злоумышленников.

Первую остановку мы совершили под Дзержинском, возле ельника-питомника. Ведущий инженер охраны леса Минского лесхоза Владимир Климчик взялся рассказывать о том, что «вырубать здесь имеет право только лесная охрана».

«В преддверии новогодних праздников нами, гм, гм, ха…
- разволновался перед телекамерой СТВ и запнулся ведущий инженер. - Давайте сначала!»

«В преддверии… мы выехали, чтобы показать, как лесная охрана охраняет молодняки елей,
- уже бодрее и внятнее, почти как Ларри Кинг, выражался Климчик, - для вырубки елей необходимы корешки». Так и не удалось выяснить, что за волшебные «корешки» нужны для вырубки леса. Хотя, если верить одному из индивидуальных предпринимателей, пожелавшему остаться неназванным, «все решается даже не на уровне руководства лесхоза, а в обычном лесничестве, напрямую с лесниками. В позапрошлом году за сотню полутораметровых елок я платил около $20, сейчас стало немного дороже».

Если бы не старший инспектор экологического надзора УВД Минской области Андрей Абразовский, то Владимир Климчик мог бы рассказать очень много интересного для «Белорусской газеты». Но старший инспектор успевал встревать в наш разговор несколько раз, подчеркивая, что это «не для печати». Почему-то именно эту формулировку чиновники и госслужащие разного калибра любят столь мощно, что общаться с ними порой просто не хочется, потому как без толку.

Оживленному рассказу Климчика о неусыпной охране леса помешал какой-то местный дед, встряв со словами: «Вырубят ваши елочки скоро». При этом все сделали вид, что проходящий мимо дедушка просто негромко издал неприличный звук, и, соблюдая этикет, вежливо промолчали.

Очень своевременно сотрудниками милиции был услышан выстрел. «Один. С той стороны», - уточнил Абразовский и призвал всех в дорогу.

В сопровождении нашего кортежа ехал микроавтобус отдела экологического надзора, а, по информации из наших источников, по каналам этого ведомства накануне рейда прошло указание: на трассе должны быть в срочном порядке выставлены дополнительные посты: «с журналистами едем».

Внезапно мы резко остановились. Окинув взором через бинокль опушку леса метрах в трехстах от дороги, наши главные сопровождающие единогласно решили: едем на задержание неких браконьеров. «Уазик» лесхоза и милицейский микроавтобус рванули в поле на поимку лесных врагов. Не удивлюсь, если данные телодвижения были включены в программу заранее, для пущей убедительности сюжета телевизионщиков. Мы сохраняли бдительность и не напрягались, ведь это только за казенный счет быстро поднятое не считается уроненным, точно так же, как и бег на месте может восприниматься в виде спонтанной, но неудачной погони за злоумышленниками.

Согласно информации, полученной от Климчика, в прошлом году в Минском районе было составлено аж «пять протоколов за незаконную вырубку елей». А в качестве показательного примера своей работы, достойного тринадцатого подвига Геракла, ведущий инженер рассказал о том, как «один человек имел право на вырубку всего трех елей, но вырубил 23, так мы чуть уголовное дело не завели».

Далее мы ехали столь долго и такими странными путями, что показалось, будто хранители леса скрываются даже от потенциальных преступников. Более чем через час мы все же настигли на одном из блокпостов лесничего Новосельского лесничества Станислава Вольского. «Не холодно?» - спросили у него коллеги. «У нас в лесу всегда тепло, согреваемся подручными средствами», - долго не думая, ответил Вольский. «Ты бы хоть галстук одел для телевидения», - заботливо шепнул Климчик своему соратнику по охране леса. Лесничий был категоричен и весел: «Галстук я на работе не ношу, потому что когда крепкое что-то выпьешь, то горло сдавливает».

Имеет, пожалуй, право на жизнь версия о том, что штрафы и столь активная борьба со злоумышленниками все-таки ведется и является просто необходимой для финансового самообеспечения охранных структур. К примеру, минимальный штраф за незаконно спиленную елку размером от 1 до 2 м с диаметром пня менее 12 см составит 67 тыс. рублей, максимальный - 115 тыс.

«Да им эти штрафы, как нобелевскому лауреату стипендия БГУ, - почему-то уверенно заявил мне упомянутый выше коммерсант. - Ты узнай лучше, сколько заинтересованные люди в лесхозах гребут».

Любопытства ради я позвонил директору ГЛУ «Минский лесхоз» Викентию Хмаро и представился индивидуальным предпринимателем, который испытывает трудности с реализацией новогодних елок. Рассказав о наличии 4 тыс. елок размером от 80 см до 2 м, я поинтересовался возможностью содействия их реализации. Вполне логичной поначалу была реакция Хмаро о том, что «мы являемся государственным учреждением и вряд ли это возможно». Однако далее Викентий Эдвардович сообщил: «Позвоните Алине Казимировне, инженеру по побочному пользованию». Алина Валевач после недолгих сомнений в ответ на мое заманчивое коммерческое предложение заявила буквально следующее: «Давайте в понедельник с утра». - «Нам нужно будет при встрече обсудить все условия?» - «Наверное, да». Остается только догадываться, как мог бы сложиться в понедельник мой разговор с инженером.

Чтобы избежать недовольства со стороны указанных работников ГЛУ «Минский лесхоз», сообщаю: в своем наличии имею запись разговоров с Хмаро и Валевач.

…23 декабря во всех районах Минска начнут работать елочные базары. И, как заявил Сенькевич, «человека, идущего по улице с елкой, могут остановить, составить протокол и потребовать уплатить штраф». На столичных улицах обещают устроить проверки на предмет законности приобретения елок похлеще, чем в прилегающих к Минску лесах. В случае отсутствия на руках чека о покупке елки вас законно смогут обобрать даже у собственного подъезда.
Добавить комментарий
Проверочный код