Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№50 (467) 20 декабря 2004 г. Радости жизни

ИРИНА АПЕКСИМОВА: «Я НИКОГДА В ЖИЗНИ НЕ БУДУ ЛОЖИТЬСЯ»

20.12.2004
Татьяна КАРЮХИНА

Ей часто достаются очень жесткие, характерные роли. Ее героини - сильные, стальные, почти пуленепробиваемые женщины. Она и сама хочет такой казаться, уверяя, что к тому же курит и ругается матом (при этом за каждое соскользнувшее с уст бранное слово подолгу извиняется).

И кажется, что главное в ее лексиконе - слово «хочу!» Это двигатель всей ее карьеры: понравилось красивое название «Дама с камелиями», поставила спектакль. Захотелось «попеть под музыку Дунаевского», и вот, пожалуйста, замахнулась на некогда культовое (благодаря одноименному фильму с Леонидом Утесовым и Любовью Орловой) произведение. Сильная женщина слезам у окна и ожиданию предпочитает инициативу и руководство проектами.

Через три дня после московской премьеры мюзикла «Веселые ребята» и буквально накануне спектакля «Кармен», который прошел на прошлой неделе в Минске, корреспондент «Белорусской газеты» беседовала с актрисой, продюсером и директором театрального агентства «Бал Аст» Ириной АПЕКСИМОВОЙ.

- Однажды вы сказали, что по натуре не продюсер и занимаетесь этим делом, чтобы выходили спектакли «Декамерон» и «Кармен». Часто переступаете через себя ради театра?

- Я на самом деле не продюсер, а актриса, о чем, судя по рецензиям, которые выходят в последнее время в Москве, подзабыли журналисты. Актриса, которая занимается продюсированием, чтобы выходить на сцену там, где мне хочется. Я хочу быть занята в спектакле по пьесе Радзинского, хочу играть Кармен и Даму с камелиями, поэтому выступаю в качестве продюсера в одноименных театральных постановках. Я захотела сделать музыкальную комедию «Веселые ребята», потратила на это три года жизни, но мюзикл вышел. Я хочу! Пусть это будет выглядеть капризом, блажью. Все актеры хотят что-то сыграть. Мне хотелось попеть под замечательную музыку Дунаевского, попробовать себя в характерной роли.

- Ради каприза на многое пойдете?

- Не ради каприза, но ради желания играть - конечно. Я всегда получаю, то чего хочу.

- Были случаи, когда идея, которую вы долго вынашивали, так и не воплотилась в жизнь?

- Были. Когда-то я хотела сыграть Анну Каренину. Мы даже начинали репетировать с Виктюком. Но не нашли Каренина. Это очень сложно. Нам не хотелось, чтобы проблема этого произведения заключалась лишь в том, что женщина не любит старого, а любит молодого. Каренин должен быть сильнее Вронского. Мы долго уговаривали Збруева сыграть эту роль. Но Збруев почему-то испугался. Вронского должен был играть виктюковский Дима Бозин. Но для меня он был сомнителен: все-таки эту роль должен играть хороший драматический артист, а не просто пластификатор, тем более с говором. Спектакль так и не получился. Но, наверное, потому, что не очень-то и хотелось.

- Есть внутренние барьеры, через которые вы не перешагнете ради роли?

- Я никогда в жизни не буду «ложиться», прогибаться под режиссеров, унижаться и просить роли. Я стараюсь следовать булгаковским принципам: «Никогда ни о чем никого не просите. Сами придут и сами все дадут...»- А если не дадут? Как иначе добиться желаемого?

- Не знаю. Кто-то ради ролей выходит замуж за режиссеров. Я не собираюсь этого делать. Самой стать режиссером - боже упаси. Это отдельная профессия. Благодаря многолетнему опыту работы в театре я понимаю, что такое администрирование театрального дела. Режиссером же, как и актером, надо родиться.

- В одном из интервью вы сказали: «Зарабатывать деньги можно как угодно»

- Да. Кто-то зарабатывает воровством, кто-то убийством. Кто-то лечит зубы. Многие работают на фабриках и заводах. Меня, слава богу, пока кормит моя профессия. Тьфу-тьфу-тьфу…

- Съемки в сериалах для вас удовольствие?

- В последнее время мне приходится это делать. К сожалению, чтобы зрители ходили на меня, покупали билеты на театральные постановки с моим участием, они должны видеть меня по телевизору. Гадство актерской профессии в том, что тебя быстро забывают. Поэтому периодически приходится соглашаться на работу в сериалах.

- Никогда не возникало желания все бросить, уйти из профессии?

- Никогда в жизни! Это же самое большое счастье.

- Почему же многие известные люди не желают своим детям актерской судьбы?

- Я не верю тем людям, которые не желают этого своим детям. Я могу это понять, только если у такого человека очень несчастная, неудавшаяся, трагическая актерская судьба. Но если все более или менее складывается, я считаю это ханжеством: если ты, стоя на сцене, ощущаешь невероятный кайф, как можно запретить заниматься этим своему ребенку?

- А как же театральные склоки и интриги? Вы с ними сталкивались?

- Я же работала двенадцать лет во МХАТе, а до этого несколько лет в «Табакерке». Конечно, я знаю, что это такое. Но где нет интриг, скажите мне? В чертежной мастерской? Ни за что не поверю. И в мастерской по пошиву одежды тоже есть интриги. Только мы почему-то привыкли считать, что самые сильные интриги - театральные. А самые пьющие люди - артисты, хотя пьют-то все.

- Чего стоило поставить «Веселых ребят»?

- Многого. Это очень сложный, тяжелый процесс. Сегодня я знаю, из какого материала делают копыта для стада и как себя ведет в процессе производства вспененный полиэтилен. Понятно, что мне как артистке это совершенно неинтересно, но пришлось пройти через множество подобных этапов.

Сейчас мне просто очень приятно, что я, одна из актрис, смогла это сделать. Толпа журналистов телефонирует мне сегодня из Москвы, выходит много рецензий: небольшая часть из них - положительные статьи, очень много злобных. Не любят меня критики. В одной статье так и было написано: «Делает, что хочет».

- Это непозволительно?

- Наверное, это непозволительно: женщине-актрисе нанимать на работу Дунаевского, Иртеньева, Жука, лучших балетмейстеров, художников… Непозволительно иметь труппу в 38 артистов.

- Что же позволительно актрисе?

- Сидеть дома, наверное. И выходить замуж за режиссера, если хочется играть.

- Вы болезненно реагируете на критические рецензии?

- На фразы «делает, что хочет» я не обращаю внимания. Потому что это на самом деле так. Я очень болезненно реагирую, когда критики начинают злобничать на уровне физиологии и оценивают внешне. Когда пишут, что Кармен, простите, «вертит жопой, вякает и крякает». Это очень неприятно.

Когда во МХАТе поставили спектакль «Маленькие трагедии», в котором я играла Лауру, а замечательный артист Сергей Шкаликов - Дон Жуана, вышла рецензия, в которой (я помню это дословно) было сказано: Дон Жуан - с маленькими глазками (это же оценка на уровне физиологии!), а Лаура похожа на фокстерьершу в течке. Разве на это можно нормально реагировать?

- Когда оценивают по профессионализму, вам не обидно?

- Обидно. Но так никто не пишет. Профессия критика себя изжила. Их нет. В Москве от силы два с половиной достойных и умных человека. Есть еще польская критикесса - любимый писатель всех московских актеров и режиссеров, ее статьи - это настоящие произведения, это шоу на бумаге. Все остальные - просто критикующие журналисты.
Добавить комментарий
Проверочный код