Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№46 (463) 22 ноября 2004 г. Визави

ПЛАТИТЬ ИЛЬ НЕ ПЛАТИТЬ?

22.11.2004
Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

Есть все-таки сферы, в которых наша страна действительно пытается все больше походить на цивилизованный мир. Одна из них - сфера интеллектуальной собственности, в частности сбор авторских вознаграждений за воспроизведение музыки в общественных местах. В последнее время разбору полетов подверглась сфера общественного питания: различные заведения отказываются платить вознаграждение уполномоченному их собирать Республиканскому унитарному предприятию интеллектуальной собственности (РУПИС). На днях часть конфликтов разрешилась в суде. К административной ответственности были привлечены руководители ряда уклонявшихся от выплат предприятий. Музыкальный обозреватель «Белорусской газеты» прояснял ситуацию у директора столичного кафе «Березка» Натальи АЛЕЙНИКОВОЙ и заместителя директора РУПИСа Андрея ШЕЛЕСТА.

Наталья АЛЕЙНИКОВА: «НЕ МОГУТ ВСЕ БЫТЬ ПРЕСТУПНИКАМИ»

- Как на ваше предприятие вышел РУПИС?


- Первым собирать с нас авторские вознаграждения за публичное исполнение музыкальных произведений еще в 2001г. пыталось частное предприятие, представлявшее интересы российских музыкальных издательств. От них пришел документ с предложением заплатить, но поскольку мы не видели для этого оснований, то отказались. Затем в 2002г. мы получили письмо от РУПИСа. Они еще несколько раз выходили на нас. Последний раз - в сентябре этого года, причем письмо пришло с уведомлением. Я поняла, что дело дойдет до суда.

- А почему до сих пор вы отказывались выплачивать авторские вознаграждения?

- Деньги, конечно, не такие большие. Но вопрос не в них, вопрос в правомочности: если я заплачу три рубля и буду неправа, то потом мне могут предъявить штрафные санкции в гораздо больших размерах. Есть же практика, когда все нормативные документы доводятся нам нашими республиканскими инстанциями - Минторгом либо главным управлением потребительского рынка Мингорисполкома.

К тому же, после первого письма РУПИСа, нас проверял КГК, сотруднику которого я задала вопрос, платить ли авторские. А нашей налоговой инспекции - как оформлять их по бухучету, на какие статьи расходов относить? Но никто ничего не знал. Несколько недель назад на курсах повышения квалификации нам читал лекции юрист Минторга, который тоже заявил, что ничего не знает. Как в таком случае я могла кому-то платить деньги?

Есть и другие обстоятельства: в нашем кафе бесплатный вход, мы используем музыку в фоновом режиме. В то же время мои знакомые руководят дискотеками, где музыка играет гораздо большую роль, а вход платный. Они также не нашли оснований для выплат РУПИСу.

В результате только в Партизанском районе Минска заведено 16 дел по административной ответственности. Мне, например, уже «дали» 10 базовых величин - 240 тыс. рублей, которые я должна заплатить из своего кармана.

- Кто виноват в этой ситуации?

- Не хочу искать виновных. Вот наши соседи, кафе Star: к их счастью, когда милиционеры пришли составлять протокол, их музыкальный центр ремонтировался. В магазине «Океан» привлекли к ответственности руководителя. Кафе «Камянiца» в один день с нами признали виновными. Не только я не владею информацией, а вся сеть наших предприятий. Поэтому мы не хотим быть нарушителями, хотим исполнять закон, но боимся, что любой контрольный орган накажет нас за это.

Тем более, есть определенные сомнения в полномочиях РУПИСа. Что такое «унитарное предприятие», каковым они являются? По ГК, унитарное предприятие - это предприятие, целью которого является получение прибыли, т.е. коммерческое. А по закону защищать авторские права может только некоммерческая организация. Для меня это достаточное основание, чтобы не платить им. Пусть даже эта организация и создана при государстве.

- У вас есть претензии по поводу предлагаемых РУПИСом условий сотрудничества?

- Несомненно. Предложенный ими договор я категорически не могу подписать. Он называется «Лицензионное соглашение», и далее по тексту там значится: «Предлагаем получить лицензию». Такового лицензионного органа - РУПИС - я не знаю. Предлагается заключить «договор присоединения». А что это такое? Деньги будет брать РУПИС, а отвечать перед авторами будет предприятие, в котором используется музыка.

Договор бессрочный. Это тоже ненормально, сейчас все договора у нас заключаются на год, а потом пролонгируются. По договору у нас нет никаких прав по его приостановлению. И при этом он может быть расторгнут только по обоюдному согласию сторон, а РУПИС как организация, которая берет за это деньги, никогда не даст добро на расторжение договора. Мы в кабальных условиях. Опять же они могут повышать цены, брать деньги, а ответственность ложится на нас. Я очень уважаю композитора Лученка, который, будучи председателем Союза композиторов, утверждает ставки платежей, но не понимаю, почему он может произвольно устанавливать цену.

Более того, никаких договоров с артистами, организациями, защищающими авторские права, нам не предоставили. Когда ко мне приходит торговый представитель, он приносит свою лицензию, приносит протокол согласования цен, т.е. предъявляет свои полномочия. А РУПИС нам отвечает: «Незнание закона не освобождает от ответственности», вот договор, который вы должны подписать. И все. А если не согласны, то мы вызовем вас в суд.

- Но ведь суд подтвердил правомочность действий РУПИСа?

- Есть ряд статей серьезных юридических экспертов, которые указывают на спорные моменты в деятельности РУПИСа. Именно поэтому мы будем обжаловать решение суда. У нас есть сомнения в правильности составления протокола, что может подвигнуть суд вынести решение в пользу нарушителя, т.е. нас. Акт был составлен не нашим участковым. Есть и другие сомнения: является ли радио «механическим воспроизведением», что зафиксировано в протоколе, я до сих пор не знаю. В законе это толком не прописано.

- А ваше личное мнение: стоит платить за использование музыки?

- Я не против. Музыка - это тоже работа, вложение средств. Но в данных обстоятельствах я не могла подписать договор и платить по нему деньги. Все можно было решить без суда, и если бы нам прислали соответствующее распоряжение наши вышестоящие инстанции, мы давно бы заплатили. Я сказала об этом представителям РУПИСа, но те ничего и слышать не хотели. Но не могут же все быть преступниками!

СПРАВКА «БГ». Наталья Алейникова родилась в Минске. Окончила техникум советской торговли (техник-технолог), Могилевский технологический институт (инженер-технолог общественного питания). Работала поваром ресторана гостиницы «Турист», инженером-технологом и зав. производством на различных госпредприятиях. В 1997-99гг. - инженер-технолог, замдиректора ресторана «Раковский бровар». С 1999г. - директор государственного кафе «Березка».

Андрей ШЕЛЕСТ: «У НАС ЕСТЬ РЕШЕНИЯ, ВЫНЕСЕННЫЕ В НАШУ ПОЛЬЗУ»

- РУПИС давно занимается сбором вознаграждений за публичное исполнение музыкальных произведений, но именно в последнее время его деятельность значительно активизировалась. Почему?


- Функции по коллективному управлению имущественными правами авторов возложены на РУПИС в конце 2001г. после ликвидации Комитета по авторским и смежным правам. Работу пришлось начинать с нуля: разбираться с перешедшими к нам архивами, перезаключать договоры с пользователями и авторами. Что касается договоров с пользователями, то заключение их происходило по мере важности. В первую очередь концертные площадки, организаторы гастрольной деятельности, филармонии, театры…

Постепенно очередь дошла до кафе, баров и ресторанов, где осуществляется фоновое звучание музыкальных произведений. Когда мы только начинали, нас никто не знал, а наши обращения в адрес руководства в большинстве случаев оставались без ответа или нам хамили: «Давайте я завтра еще заплачу за воздух, которым дышу». Просто спрашивали, что это за предприятие - РУПИС, поскольку наш предшественник не уделял должного внимания этой категории пользователей.

Период убеждения закончился. Прежде чем подавать иски, мы, разумеется, вели переговоры, рассылали письма. Когда же эти методы не возымели должного действия, наступило время использовать методы принуждения через суд. В присутствии сотрудников милиции мы производим контрольные прослушивания, фиксируем факты незаконного (бездоговорного) использования охраняемых произведений, представляем интересы авторов в административном суде.

После привлечения к административной ответственности мы не исключаем возможности обращения в гражданский суд с иском о взыскании компенсации в пользу авторов. Кроме того, существует и уголовная ответственность за нарушение авторских прав, однако таких случаев в нашей практике пока не было. Мы уже работаем приблизительно с 30% предприятий общественного питания Минска, и сейчас организации гораздо чаще сразу идут на сотрудничество.

- Какие основные проблемы возникают при сборе вознаграждений?

- Главная проблема - низкая правовая культура лиц, осуществляющих использование произведений. Постоянно приходится объяснять, что мы требуем плату не за воздух, а за использование интеллектуальной собственности, охраняемой в соответствии с законодательством РБ и международно-правовыми нормами. Трудности с исполнением законодательства возникают из-за его непонимания.

Система управления авторскими правами была еще в СССР: существовало Всесоюзное агентство авторских прав, собиравшее авторское вознаграждение, в т.ч. с кафе, баров и ресторанов. Мы до сих пор встречаем бухгалтеров, которые помнят ту практику, и в этих случаях достигнуть соглашения с руководителями значительно проще.

- Как строится схема работы с предприятиями, использующими публичное воспроизведение музыкальных произведений?

- Существует минимальная ставка авторского вознаграждения, установленная постановлением Совмина N452 от 08.05.1997г. Постановление определяет именно минимальную ставку, а автор может установить ставку, отличную от минимальной. В соответствии с законодательством, чтобы использование музыки было легальным, нужно урегулировать данные правоотношения с одним из трех субъектов - с автором, другим правообладателем (например, наследником) либо с организацией по коллективному управлению, которой является РУПИС. Но поскольку речь идет о фоновой музыке и массовом использовании произведений, они не могут обойтись без помощи организации по коллективному управлению ИС. Так как речь идет о большом количестве произведений, невозможно индивидуально обратиться к каждому автору. С другой стороны, речь идет о большом количестве пользователей - автор не может индивидуально обойти каждое кафе и услышать, что у них звучит.

Мы принимаем во внимание минимальные ставки, но по согласованию с нашими белорусскими авторами, в т.ч. через Союз композиторов и Союз писателей, устанавливаем приемлемую шкалу. В соответствии с Бернской конвенцией мы обязаны не применять принципы дискриминации по отношению к иностранным авторам, использовать для них такие же ставки авторского вознаграждения, как и для белорусов. При авторских обществах обычно существует авторский совет, как, например, в России, к чьей компетенции относится установление ставок авторского вознаграждения. У нас тоже все идет к созданию такого совета, но пока за его неимением мы спросили волю авторов в лице творческих союзов.

- От чего зависит сумма выплат?

- От вида использования музыкальных произведений. Если речь идет о местах с платным входом, то авторское вознаграждение определяется от суммы валового сбора, продажи билетов. За использование произведений на дискотеках и концертах - 5% от суммы сбора. При бесплатном входе размер авторского вознаграждения зависит от площади, на которой звучит музыка. В этом случае мы с согласия авторов применяем ставку, отличную от той, которая определена в постановлении Совмина, - там она установлена в виде 0,1% от дохода предприятия. В большинстве своем пользователи определяли доход как прибыль предприятия. Возникает определенная неувязка, если предприятие не получает прибыли, работает в убыток, но каждый день использует чью-то музыку. Тогда авторское вознаграждение равно нулю. Поэтому мы применили вариант, при котором плата идет в зависимости от площади.

- Вы выиграли несколько судебных дел по использованию музыки в предприятиях общепита и магазинах. О каких суммах идет речь, скажем, в случае с кафе «Березка»?

- Если я правильно помню, там два помещения по 100 кв. метров - в сумме получается шесть базовых величин, или 144 тыс. рублей в месяц. Эти деньги распределяются на всех авторов, чьи произведения звучат в этот период. Если речь идет о воспроизведении с компакт-дисков или кассет, то они обязаны подавать сведения об исполняемых произведениях. Если же они используют эфир радиостанций, то эти сведения мы можем определить из отчетов радиостанций, которые также представляются в РУПИС.

- Многие предприятия, у которых вы выиграли суд, сетуют, что ни налоговая, ни КГК, ни Минторг не могут дать ответ, оправданы ли выплаты РУПИСу. Не идет ли речь о неправильно выбранной стратегии: вы пытаетесь убеждать отдельные предприятия вместо того, чтобы убедить в своей правоте вышестоящие инстанции, которые дадут указание всем и сразу? На суды со всеми несогласными уйдут годы…

- Минторг в курсе нашей деятельности. Соответствующие письма с просьбой об оказании содействия высылались нашим учредителем - Госкомитетом по науке и технологиям на имя руководителей облисполкомов и Мингорисполкома.

Действительно, когда мы приходим в кафе и рестораны, нас просят показать решение Мингорисполкома на этот счет. Эта ситуация вызывает недоумение. Если есть постановление Совмина, какое решение исполкома еще требуется?

Именно поэтому мы решили проводить работу непосредственно с теми лицами и предприятиями, которые непосредственно осуществляют использование музыкальных произведений. Неисполнение постановлений Совмина нельзя объяснить отсутствием решения на уровне Минторга и Мингорисполкома, а выигранные суды должны расставить все точки над «i», в т.ч. для тех, кто еще сомневается.

- Некоторые нарушители оправдывают свои действия негибкостью предлагаемого вами договора: бессрочный характер, присоединительный тип, неконтролируемое изменение цен, расторжение только по обоюдному согласию и т.д.

- Все это легко объясняется. Скажем, мы заключаем договор присоединения, потому что все пользователи должны работать в одинаковых условиях - маленькое кафе или большой ресторан. Что касается невозможности разорвать договор при повышении цен, то ситуацию следует рассматривать иначе. Договор предполагает выплату авторского вознаграждения за использование музыкальных произведений. Если же повышаются цены (авторы имеют право это сделать, мы не можем им отказать), у пользователей есть возможность отказаться от использования музыки (для этого необходимо официальное уведомление с их стороны). Тогда по соглашению сторон мы расторгаем договор.

- Ряд экспертов указывает на противоречия и недостатки в законодательной базе, регламентирующей деятельность РУПИСа. Например, то, что? являясь коммерческим предприятием, РУПИС не имеет права осуществлять деятельность по защите авторских прав…

- Нет необходимости дискутировать на эту тему, поскольку полномочия РУПИСа неоднократно подтверждались в судах различных инстанций. Мы участвуем не только в административных судах. Наши полномочия устанавливались и Коллегией по патентным делам Верховного суда, куда мы обращались с исками по защите прав авторов. У нас есть решения, вынесенные в нашу пользу. Даже если мы имеем дело с некоммерческим видом деятельности, в законодательстве нет прямого запрета коммерческим предприятиям осуществлять такую деятельность.

СПРАВКА «БГ». Андрей Шелест родился в 1977г. в Витебской области. В 1998г. окончил Институт правоведения. Работал юристом в различных госорганизациях. С мая 2002г. - юрист учебно-исследовательского центра РУПИСа. С конца 2003г. - замдиректора.
Добавить комментарий
Проверочный код