Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№46 (463) 22 ноября 2004 г. Радости жизни

ПО СЦЕНИЧЕСКОЙ ВЕРТИКАЛИ

22.11.2004
Дмитрий ДОНСКОЙ

№ 46 [463] от 22.11.04 - Чиновник - особая профессия. А чиновник в культуре - вообще явление парадоксальное. Это одно из изобретений ХХ в., которое было призвано организовать централизованную госпомощь искусству, а привело скорее к госконтролю. В Беларуси театр и Минкульт не очень заинтересованы в существовании друг друга.

ПРОПАНОРАМИЛИ

Завершившийся театральный фестиваль «Панорама» оставил больше вопросов, чем ответов. Профессиональная публика жаловалась на средний подбор программы. Организаторы - на средние продажи билетов и значительно более слабый по сравнению с прошлым годом PR. Но самым любопытным оказалось отношение к фестивалю чиновников, ответственных за его проведение.

Никто не ждал на открытии главу государства, но и принятой в таких случаях формальной телеграммы тоже не последовало. Все надеялись, что эту неловкость как-нибудь сгладит присутствие министра культуры Леонида Гуляко, но и он не пришел. Минкульт представлял первый замминистра Владимир Рылатко, что изначально снизило статус фестиваля до заурядно-местечкового.

На протяжении фестиваля чиновники вели себя странно: являясь членами оргкомитета, они не утруждали себя посещением спектаклей, а те, кто посещал, редко досматривали до конца. Многих журналистов и критиков удивил демарш ряда должностных лиц, которые покинули зал после первого акта «Ромео и Джульетты» режиссера Оскара Коршуноваса. Хотя спектакль не совсем оправдал ожидания, организаторы позиционировали его как лучший в программе. Было бы логично ожидать, что хотя бы досмотрят до конца, продемонстрировав пример трепетного отношения к искусству...

ЭСТЕТЫ УШЛИ НА «БАЗАР»

В цивилизованном мире принято считать, что вопросами управления и распределения ресурсов в культуре должны заниматься профессионалы, имеющие непререкаемую репутацию среди самих творцов. Чаще всего это авторитетные деятели искусства, т.е. творческие люди, которых государство нанимает на контрактной основе.

В Беларуси, как всегда, пошли другим путем. За редким исключением (например, Владимир Рылатко) чиновники имеют мало отношения к творчеству и, что еще важнее, к творчеству талантливому. Это либо кадровые бюрократы, прошедшие все ступени чиновничьей лестницы (зачастую других ведомств), либо люди хоть и с творческим образованием, но не нашедшие себе места в художественных коллективах. Они иногда посещают культурные мероприятия, но делают это без особого рвения и больше готовы рассуждать о решениях министерских коллегий и исполкомов, чем об искусстве. Их представления о последнем сильно отличаются от мировых стандартов. Часто это делало их решения уязвимыми, но в последние годы эффективным щитом от любых нападок стала государственная идеология: забота о ней отодвинула на задний план вопросы таланта и бездарности. И слава богу, теперь белорусскому чиновнику даже не надо насиловать свой вкус, достаточно просто примерить идеологический шаблон.

В отношениях Минкульта и творцов наблюдается любопытный психологический эффект: трудно найти людей, более поносимых (не всегда заслуженно) в артистической среде и среди театрального менеджмента, чем чиновники родного министерства. И денег они не дают, и делать ничего не хотят, и бездарей поддерживают, и с идеологией пристают. К ним мало кто относится серьезно, в кулуарах о них судачат с нескрываемой брезгливостью. Но для решения личных вопросов мастера культуры на прием ходят исправно, с серьезными лицами и униженными интонациями, из-за чего у чиновников создается ощущение, что это не они наняты как обслуга для культуры, а культура существует исключительно ради них. При этом любые инициативы снизу принимаются внешне благожелательно, но практически никогда не реализуются. Если министерство что-то и делает, то только по указке сверху, что и доказал тот же фестиваль «Панорама».

Как признался в конфиденциальной беседе один высокопоставленный чиновник Минкульта, реально министерских чиновников интересуют только два ежегодных мероприятия - «Дожинки» и «Славянский базар», за которыми следит лично президент и за которые можно лишиться своих кресел. А все остальное, что творится в белорусской культуре, никак не влияет на министерство и особого интереса не вызывает.

РОССИЯ МЕНЯЕТ ДЕКОРАЦИИ

В это время в России Федеральное агентство по делам культуры и кинематографии бросает то в жар, то в холод. Российские чиновники находятся в глухой осаде со стороны театральных менеджеров и режиссеров. Война началась из-за проекта самой масштабной за последние сто лет театральной реформы в России, инициированного Минфином. Сейчас Россия обладает одной из самых развитых в мире театральных инфраструктур с точки зрения искусства, и при этом одной из самых неэффективных с точки зрения экономики.

Государственные российские театры существуют кто как может. Часть получает государственное финансирование, но не имеет нормального репертуара и просто ничего не делает, кроме сдачи площадей в аренду. Еще часть тщетно пытается честно заниматься искусством, но из-за нищенских зарплат медленно, но верно стагнирует. Некоторые театры адаптировались к рыночным условиям и агрессивно занимаются театральным бизнесом, создавая огромные внебюджетные фонды, значительно превышающие госфинансирование: МХТ им. Чехова, «Ленком» или «Сатирикон», которые могут позволить себе миллионные бюджеты на один спектакль и многотысячные зарплаты.

Суть реформы состоит в том, чтобы определить несколько театров, которые составляют национальное достояние, а остальным предложить одну из двух организационных форм. Вариант первый - полное финансовое подчинение государству: все доходы театра будут поступать на счета казначейства, с этих же счетов будет идти оплата расходов, причем даже если театр будет много зарабатывать, еще не значит, что он столько же будет получать. Зато государство отвечает по всем обязательствам театра. Второй вариант - полная финансовая самостоятельность, доступ к госресурсам будет осуществляться на конкурсной основе в форме грантов на конкретные постановки.

Театры почти в полном составе восстали против планов чиновников: Россия еще не настолько рыночная, чтобы труппа имела возможность самостоятельно зарабатывать на содержание репертуарного театра, а у государства слишком мало денег на культуру, чтобы жить без спонсоров. Константин Райкин вообще предложил приватизировать «Сатирикон» и еще ряд театров.

Михаил Швыдкой честно пытается смягчить столкновение между ведомством Кудрина и мастодонтами российского театра Захаровым, Райкиным, Любимовым. В отличие от белорусских коллег российские чиновники развернули довольно широкую, открытую и, что самое главное, равноправную дискуссию по вопросам реформы. Все понимают, что в новых экономических условиях для движения театра вперед старые советские оргпринципы уже не подходят. В скором времени к обсуждению будет подключен Совет деятелей искусств при президенте РФ, который существует на постоянной основе для выработки стратегических направлений культурной политики.

ТЕАТР НАЧИНАЕТСЯ С ВЕШАЛКИ

В Беларуси о каких бы то ни было реформах речи не идет, хотя с точки зрения экономики наши театры - просто эталон неэффективности. Чиновников ситуация устраивает: открытие новых театров не предвидится, старые за исключением двух-трех влачат жалкое существование, особой активностью не надоедают, лишнего не просят, авторитет у них махонький, соответственно, опасности ни для кого не представляют. Табаковых и Захаровых, которые могут жестко отстаивать интересы искусства в любых инстанциях, требовать и своим непререкаемым авторитетом добиваться своего, у нас нет. И пока, к сожалению, не предвидятся…
Добавить комментарий
Проверочный код