Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№44 (461) 08 ноября 2004 г. Портмоне

ВИКТОР ШАЛКЕВИЧ: «РАССТАВАТЬСЯ С ДЕНЬГАМИ - СМЕЯСЬ!»

08.11.2004
Ирина ЧЕРНЯВКА

Артист, поэт, бард и шоумен Виктор Шалкевич - самый известный в Беларуси аукционист. Его по праву можно назвать символом малой приватизации. Сколько денег принес государству деревянный молоток, который он держит в руке более 10 лет, сколько магазинов, складов, квартир, гаражей и торговых точек «ушло» после его «Продано!», подсчитать невозможно. Одно время с этого молотка даже кормился Гродненский областной кукольный театр: в начале 90-х, чтобы посмотреть, как Шалкевич ведет аукцион, зрители покупали билеты, словно на спектакль.

Гродненский корреспондент «Белорусской газеты» выясняла у Виктора ШАЛКЕВИЧА, как он научился искусству продажи свинарника в нулевом цикле строительства.

- Аукционист - это по сути продавец. Способность к перевоплощению вам пригодилась?

- Конечно! Я совершенно не тоскую по театру! Это сейчас профессию аукциониста внесли в реестр профессий РБ. А раньше она таковой не считалась. Как-то в начале 90-х специалист отдела приватизации горисполкома предложил мне попробовать. Я съездил на стажировку в Брест, посмотрел, как проводят аукционы у них. Мне показалось, скучно. И в Гродно мы ввели такую штуку: когда победитель шел на сцену подписывать протокол аукциона, звучала бравурная музыка.

Людей в зале всегда надо к себе расположить, создать непринужденную обстановку. Я разговаривал с покупателями и знаю, с какими чувствами они приходят на аукцион: у одних земля из-под ног уходит, а другие перед этим даже прощаются с родителями и родственниками! Несколько слов, сказанных залу, может определить дальнейший ход аукциона.

Я всегда им говорю: «Человечество должно смеясь расставаться со своими деньгами!» Многим это нравится! Рассказывая о правиле, согласно которому участник аукциона имеет право предлагать свою, более высокую цену, я привожу пример: «Двести, - негромко сказал Остап». Все смеются.

Как-то после аукциона ко мне подбежала какая-то бабушка и сказала: «Молодой человек, спасибо: я всегда хожу по театрам, но такого спектакля еще не видела!» Хотя, конечно, на аукционе главное - аукцион.

- Какие навыки пришлось приобрести?

- Не каждый человек рождается аукционистом. Нужно уметь охватить одним взглядом 200 или 300 человек, среди 9-12 претендентов определить, кто даст большую цену. Все думают, что аукцион - это обдираловка. Нет, это место, где определяется, кто может дать наибольшую цену. Другой цели нет. Нет цели поднять цену! Аукцион - действительно самая честная форма продажи объекта, публичная. Перед тобой сидят десятки людей и видят каждый твой жест, выражение твоего лица, да еще комиссия, которая тебя контролирует. Подлог или обман невозможны.

Мне рассказывали, как во время аукциона у покупателей «счетчик» в голове работает. У человека есть 20 млн. Цена - 30. Он думает: «Так, пять у меня в заначке, три одолжу, два еще где-то возьму...»- Какой самый дорогой объект вы продали?

- Самая удивительная цена оказалась у молотка, который я продал на 100-м аукционе, проведенном совместно с МФК. Молоток, обыкновенный, деревянный, потянул примерно на $1 тыс. После этого ко мне подходили друзья: «Шалкевич, у меня есть молоток, может, ты продашь?»- Самый нелепый лот?

- Нулевой цикл свинарника! Строили-строили - и построили только нулевой цикл! Потом его кто-то купил. Честно говоря, меня не особенно интересуют объект и цена. Мне нравится, когда здание наконец-то обретает хозяина. А когда в шестой раз его выставляют, но оно не продается, это очень тяжело. Мне жалко здания бывшей областной библиотеки, которое уже несколько лет подряд не может найти хозяина: памятник архитектуры, выставлялось на нескольких аукционах, но нет заявок. Вообще!

- Много зарабатываете на аукционах?

- Наверное, это основная часть моих доходов. Слухи ходили, будто я получаю 5% с каждого аукциона. Увы, я получаю фиксированную сумму: это такая же работа, как у госслужащих, только по договору.

- А чем вас, творческого человека, привлекает продажа зданий, цехов и свинарников?

- Прежде всего интересны люди. Они на тебя смотрят, ты - на них. В каждом прочитываешь какую-то судьбу, какой-то определенный человеческий тип. В одном белорусском городе на аукцион пришел батюшка в полной форме парадной: в кресте наперсном, камилавке. Спрашивает: «Будете продавать этот киоск?» Отвечаю: «Буду». - «А что будет, если я в середине аукциона встану и обращусь ко всем, кто борется за этот киоск, с просьбой, чтобы они его уступили православной церкви?» Я ответил, что он для меня такое же физическое лицо, как и все остальные, и в комиссии ему подтвердили, что на аукционе все равны, как перед Богом. Батюшка боролся до самого конца, но выиграл предприниматель. Батюшка со злости после торгов громыхнул креслом, швырнул номер и вышел из зала!

Как-то шли торги по квартирам, и за одну из них боролась трогательная семейная пара. Муж очень хотел купить, жена считала, что дорого, висла у него на руке, а он ее сбрасывал с локтя и подкидывал свой номер!

В одном городе продавалось право аренды швейного цеха за немыслимую цену - $100 тыс.! Никто не понимал, зачем в городке нужен швейный цех по такой цене. Просто гендиректор отправил своего главбуха и в шутку сказал, чтобы тот купил цех «во что бы то ни стало». Бухгалтер не понял: как поднял номер, так и стоял до последнего. Ему сперва подкидывали цену, а потом уже устали. Сделка, к счастью, была признана недействительной, потому что этот человек не имел права участия в торгах.

- За эти 10 лет аукционы изменились?

- Да, стали более жесткими и сухими. В начале 90-х аукционы проходили очень часто: в Гродно раза по два в месяц. Но сколько в городе может быть магазинов или парикмахерских? Двадцать или сорок? Их можно продать все. К тому же, на мой взгляд, в Гродно сейчас негативное отношение к бизнесу. В Бресте во много раз больше хороших ресторанов. А куда ты поведешь гостей в Гродно? Когда-то мы очень гордились своим городом, но я ощущаю, что того города уже практически нет...

Появилось новое поколение покупателей. Раньше приходили на аукцион солидные дяди с полными чемоданами денег, которые от перестройки до обретения независимости сумели какой-то капитал сколотить. Сейчас покупатели - совершенно молодые люди.

- А в каком городе вы востребованы более всего?

- В Минске. Хотя малая приватизация не в Минске начиналась - в Бресте, потом в Гродно. Люди из Минска приезжали, смотрели и организовывали аукционы в столице. И сейчас в зале на ул. Комсомольской, 9 иногда не хватает мест. Недавно в Минске мы продавали торговые места, их было около 120! В 10 часов становишься, в 12 уходишь - язык на бороде! Два часа - это очень длинный аукцион: продаешь, продаешь, подписывается протокол, снова подписывается протокол... Это уже конвейер!

Сегодня в Минске продается так называемое «право аренды»: ЖЭСы, ЖРЭУ выставляют неиспользуемые помещения. Если продается право аренды помещения на 5 лет, значит, через 5 лет его возвратят - и мы опять его будем продавать. Такой «перпетум мобиле». На одном из последних аукционов место в библиотеке под автомат для кофе - метр на метр - при стартовой цене в 33 тыс. рублей было продано за 950 тыс. Для меня это необычно. Как и аптека, право аренды которой продано за 100 млн.

Но я понимаю: сто человек открывают бизнес - сто разоряются. Это жизнь! В Нью-Йорке, как мне рассказывали, еже-дневно закрываются сто ресторанов и открываются сто новых…

- Не устали стучать молотком?

- Я часто встречаю на улице людей, которые меня узнают, здороваются… Для некоторых наши аукционы стали «путевкой в жизнь»: пришел, купил в аренду два или три квадратных метра на вокзале, поставил киоск, газеты стал продавать, потом пошел в гору. Так многие предприниматели начинали свое дело - с моего молотка! И потом очень трогательно меня благодарили.

В одном городе я продал столовую, и люди, ее купившие, настолько были счастливы, что кричали: «Вы к нам приходите в любое время, мы вам все бесплатно!» Зашел я как-то в ту столовую, но они меня просто не узнали! Но я ничего не требовал, не дай бог!

СПРАВКА «БГ». Виктор Шалкевич родился в 1959г. Окончил БГТХИ в 1980г. Актер Гродненского областного драмтеатра, областного театра кукол. С труппой кукольного театра создал культовый спектакль «Тутэйшыя» (Гран-при фестиваля в Ломже, два специальных диплома фестиваля в Торуне (Польша), 2004г.). Бард, выпустил пять сольных альбомов. Участник фестивалей «Басовішча», «Золотые ворота» (Киев), «Восень бардаў» (Бельск-Подляский). Гордится личными встречами с легендой британского арт-рока Гари Брукером (Procol Harum) и с кандидатом в президенты Украины Виктором Ющенко. Сейчас пишет оперу «Галілейская гісторыя». Женат, дочери Марте 17 лет.
Добавить комментарий
Проверочный код