Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№44 (461) 08 ноября 2004 г. Экономика

НАЦБАНК КРУТИТ РУБЛЬ уже десять лет

08.11.2004
Ярослав РОМАНЧУК

В октябре исполнилось 10 лет со дня введения в Беларуси национальной валюты. В 1994г. ВС 12-го созыва объявил белорусский рубль единственным законным платежным средством на территории страны. В отличие от ежегодных «Дажынак» этому юбилею не были посвящены торжественные заседания, не раздавались награды за финансовую стабилизацию и защиту нашего рубля от инфляции. Стал ли «зайчик» полноценной валютой?

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

Белорусскому рублю предшествовали расчетные билеты, выпущенные в обращение в 1992г., дабы спастись от галопирующей инфляции и превращающегося в бумагу советского рубля. Лечение оказалось хуже болезни: Нацбанк был придатком Совмина, ни о какой его независимости и речи быть не могло. У Совмина был еще один важный придаток - Верховный Совет, контролируемый коммунистами и аграрниками. Поэтому с подачи крепкого хозяйственника Вячеслава Кебича депутаты голосовали за массивный вброс в обращение необеспеченных товарами и золотовалютными резервами «зайчиков» при практически полном отсутствии знаний и умений добиться финансовой стабилизации.

Правительство того времени несет львиную долю ответственности за потерю сбережений и вымывание оборотных средств: оно испытывало дефицит понимания природы денег и азбуки рыночной экономики. Получился провал. Инфляция (ИПЦ) в 1992г. составила 1071%, в 1993г. - 1290%, 1994г. - 2321%. Все попытки тогдашнего председателя правления Нацбанка Станислава Богданкевича быстро отказаться от расчетных билетов и привязки к российскому рублю, ввести собственную полноценную валюту разбивались о железную логику хозяйственников типа премьера и его зама Михаила Мясниковича, лоббирующих интересы руководителей промышленности и сельского хозяйства.

В итоге старая партхозноменклатура через инфляцию перераспределила огромную часть национального богатства в своих интересах. Это уже был не социализм, а узаконенное фальшивомонетничество. Только вместо профессионализации монетарных властей, деполитизации денег правительство продолжало бесцеремонно «опускать» национальную валюту. Денежный печатный станок работал, не уставая: на пополнение оборотных средств предприятий, расходы бюджета, обслуживание внешней торговли. В 1994г. самая низкая инфляция зафиксирована в марте (10,2%), самая высокая - в августе (53,4%). Уже в 1995г. инфляция резко снизилась до 809% в год: от 2,5% в июне до 39,2% в январе.

Эти цифры четко коррелируют с увеличением денег в обращении. В январе 1992г. денег (М2) было в обращении всего 5,5 млн. рублей, в январе 1993г. - уже 30,7 млн., в январе 1994г. - 197,6 млн., наконец, в январе 1995г. - 3 млрд. (для сравнения: ныне денежный агрегат М2 составляет 4,5 трлн. рублей). В январе 1992г. доллар США стоил 550 расчетных билетов, через год - 5420. После российской денежной реформы «зайчик» быстро набрал обороты и достиг уровня 10.600 рублей за $1 в январе 1995г. С апреля 1995г. по апрель 1996г. курс стоял на отметке 11.500 рублей за $1, чтобы затем продолжить свое падение.

Страна на пять лет погрузилась в период курсовых разниц - источник обогащения новой номенклатуры и катастрофы для легально работающих предприятий, не имеющих возможности купить валюту по курсу Нацбанка и продать по рыночному. В октябре 1998г. рыночный курс превышал официальный в 4,3 раза, в декабре 1999г. - в 2,9 раз, в мае 2000г. - в два раза.

Так что «новые нищие» с 1994г. в полной мере использовали монетарную политику для перераспределения капитала в свою пользу, играя на курсовой разнице, высокой инфляции, отрицательных процентных ставках, щедрых дотациях Минфину, практически бесплатных кредитах на строительство жилья и жестко регулируемом валютном рынке.

ПОЧЕМУ «ПОТЕПЛЕЛО»

К 2000-01гг. большинство возможностей перераспределения ресурсов через инфляцию были исчерпаны. Официальный и рыночный курсы белорусского рубля практически сравнялись. Сформировался мощный клан - УДП, жестко контролирующий самые прибыльные сегменты рынка. Но при годовой инфляции в 20-25%, «стоящем» курсе рубля к доллару и небольшой девальвации к российской валюте Нацбанк все равно оставил возможность для зарабатывания легких денег путем размещения в депозиты национальной валюты под чрезвычайно высокий, спекулятивный процент.

Эту стадию накопления поляки и чехи прошли лет десять назад. Времена чрезвычайно высоких процентов по депозитам в национальной валюте, как и по ГКО, миновали и в России, и на Украине. Здесь формирование финансовых рынков опережает нашу страну примерно на 5-7 лет. А Нацбанк Беларуси продолжает политику дорогих денег. При стабильном курсе рубля к доллару «заряжать» ставку по депозитам более 20%, что на 10 с лишним процентных пунктов выше, чем по валюте, значит создавать очередную прекрасную возможность для легкого заработка. Разумеется, в большем выигрыше останутся не пенсионеры, ликующие по поводу каждого процента дохода, а те, кто ранее заработал на инфляции и курсовой разнице: они держат на депозитах отнюдь не по $2-3 тыс. Имея доступ к инсайдеровской информации о реальном финансовом состоянии банков, эти люди в случае чего наверняка первыми заберут свои депозиты и проценты по ним. А проблемы «разогретой» банковскими кредитами экономики придется решать Нацбанку или Минфину - опять же деньгами налогоплательщиков и держателей белорусских рублей. Впрочем, белорусские банкиры, используя на всю катушку процентную конъюнктуру и гарантии правительства, пока не в накладе.

Так или иначе, но снижение инфляции и высокие реальные ставки по депозитам в национальной валюте - это еще и политически корректное прикрытие мощных лоббистских интересов. Нацбанк и правительство кропотливо создавали иллюзию стабильности финансовой системы - люди понесли свои сбережения в банки, а последние столкнулись с проблемой избытка кредитных ресурсов. Ведь мало просто дать деньги предприятию - надо, чтобы оно отработало их под 25-30% в рублях. Но поскольку частников такими процентами едва ли заманишь, то остается надежда на госпредприятия, особенно из списка «непотопляемых», не подлежащих банкротству и имеющих доступ к бюджетным ресурсам.

На этом этапе начинает работать еще одна схема зарабатывания. Чем больше ресурсов у госпредприятия, пусть даже и заемных, тем больше оно закупает сырья и промежуточных товаров, тем больше продает готовой продукции. На «входе» и на «выходе» с предприятиями давно и успешно работают частные фирмы-«пылесосы», имеющие гарантированный спрос на свою продукцию по завышенным ценам с одной стороны (на входе) и возможность получать готовую продукцию по льготным ценам (на выходе). При такой схеме нет необходимости кредитовать под высокие проценты непосредственно частные компании. Достаточно кредитовать госпредприятие. Риски ниже, да и власти похвалят, добавив побольше гарантий. Заодно происходит установление контроля над товарными, ресурсными и денежными потоками госпредприятий и их предпродажная подготовка.

ПОДГОТОВКА К НОВЫМ СХЕМАМ

Между тем глава Нацбанка Петр Прокопович уверен, что «белорусский рубль в настоящее время - это вполне стабильная валюта, конвертируемая по текущим операциям». «Вполне стабильная» - весьма субъективная оценка. В 2001-03гг. темпы девальвации рубля снизились почти в 22 раза (с 268,8% до 12,3%), темпы инфляции - в 4,2 раза (с 107,5% до 25,4%). В 1996г. основная доля депозитов в банках приходилась на иностранную валюту, тогда как на рубли - только 28%. Ныне этот показатель увеличился до 60%. Только в 2003г. сумма депозитов граждан выросла в 1,8 раза (с 667 млрд. до 1171 млрд.). По мнению главы Нацбанка, в 2004г. рублевые депозиты вырастут в 1,7 раза и составят около 2 трлн.

Стоит признать, что за десять лет стратегия Нацбанка стала гораздо профессиональней, инструменты монетарной политики - тоньше и цивилизованней. Нацбанк добился отмены положения об эмиссионном кредитовании дефицита бюджета. Но так ли все благополучно в банковской системе и государственных финансах?

Во-первых, вход на рынок финансовых услуг остается чрезвычайно затруднительным. Речь не только о бюрократических проволочках при регистрации, а прежде всего о монополизации рынка «шестеркой» уполномоченных банков, в т.ч. за счет прямого администрирования «сверху», в частности путем приказного перевода счетов госпредприятий из частных банков в государственные.

Во-вторых, не бывает устойчивой банковской системы без стабильно работающего конкурентного реального сектора. Можно «вычистить» балансы банков, опустить «ниже колена» норму обязательного резервирования, закрыть глаза на финансовое состояние политкорректных заемщиков, кредиторская задолженность и проблемы на корпоративном уровне от этого не исчезнут.

Рост экспорта постоянно отстает от роста импорта. Дефицит внешней торговли только на 20% покрывается иностранными инвестициями, которых для такой страны, как Беларусь (по прогнозу в 2004г. будет привлечено $145 млн.), кот наплакал. «Голубые фишки» белорусского реального сектора давно разобраны банками. В нагрузку они обязаны финансировать неплатежеспособные и убыточные предприятия. Остальным - так сказать, крошки с барского стола.

В-третьих, банкиры должны с тревогой ждать административного повышения зарплат. Мало того, что такая мера приведет к ухудшению финансового состояния клиентов, легко прогнозировать резкое увеличение кредитов на выплаты зарплат и платежей в Фонд соцзащиты. Нацбанк вряд ли защитит банки от растущих аппетитов исполнительной власти.

А пока Нацбанк готовит почву для двух оставшихся в арсенале белорусских властей схем легкой наживы: 1) приватизации и 2) спекуляции на национальном фондовом рынке на стадии его формирования. Слава богу, что в стране все меньше остается богатых людей, которые ждут не дождутся высокой инфляции. А «новые нищие» к приходу к власти пока не готовы. Ближайшие же два года покажут, насколько монетарная политика Нацбанка соответствует современным требованиям.
Добавить комментарий
Проверочный код