Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
Количество проголосовавших: 58
от призыва в армию
 41.38%
от бедных родственников
 15.52%
от оплаты коммунальных услуг
 12.07%
от вредных привычек
 6.90%
от прохождения флюрографии
 24.14%
№42 (459) 25 октября 2004 г. Тема недели

СЕРПОМ ПО СЕРДЦУ

25.10.2004
Янка ГРЫЛЬ

События 17 октября и последующих, не менее славных дней триумфа белорусской демократии стали достоянием истории. Отечественная политическая мысль раскрыла весь свой потенциал, создавая все новые и новые методы предвыборной борьбы, которые займут достойное место в «Силиконовой долине» белорусских политтехнологий.

СЕКРЕТ ВЫЕДЕННОГО ЯЙЦА

Хотя Лидия Ермошина приписала сокрушительную победу «умелой агитации», а руководители гостелеканалов, напротив, убеждали, что никакой агитации не вели, не стоит видеть тут вопиющего противоречия. И власть, и оппозиция знали, кто победит и почему. Даже Зенона Позняка результаты не удивили, и на следующий день он изрек: «Учора адбылося тое, што і павінна было адбыцца». Редчайший случай, когда Александр Григорьевич согласился бы с Зеноном Станиславовичем.

Пропаганда в Беларуси играет роль фактора, не формирующего общественное мнение, а предписывающего, как его правильно высказывать. Ни просветительные ролики с галочкой в графе «ЗА», ни «хрустальный сосуд» из обращения президента, трансформировавшийся в стеклянный шар на чьей-то мощной длани, ни убогонькие плакаты, которыми были оклеены все витрины, не убеждали и не упрашивали. Они просто демонстрировали, чего хочет власть. А ей у нас отказывать не принято.

Если в основе всех политтехнологий государства лежит административный ресурс, то в сфере популяризации альтернативных воззрений ничего не лежит и не стоит. Кто всерьез агитировал «против»? «Зубрята» с баллончиками краски…

Белорусы голосуют - как убирают урожай: сплоченно и с оглядкой на звеньевого. А перебирать собранные корнеплоды народного волеизъявления, очищая от оппозиционной гнильцы, доверяют только старшим по званию.

ТАЙНЫЕ ПРУЖИНЫ ЯВНЫХ ПРОЦЕССОВ

Политтехнологии власти, будучи устремленными в XXI век, глубоко укоренены в тысячелетней истории цивилизации. Увы, их не так уж много.

1. Нумерология. Эта экзотическая область знания востребована в Беларуси еще сильнее, чем конспирология. Уже 17 октября Ермошина объявила о 90% явки на участки и 77,4% поддержки главы государства. По данным на 21 октября, явка составила 90,28% избирателей, всенародная поддержка - 79,42% списочного состава, «против» высказалось всего 9,9%. Ошеломлен подобным уровнем активности оказался не только президент, скромно заметивший, что «столько, может, и не надо было», но и иностранные наблюдатели, у которых эта арифметика вызвала ассоциации с гаданием по числам в Древнем Вавилоне. Черт с ним, зато теперь туркмены нам будут завидовать.

2. Неопознанные электоральные объекты. К числу таковых можно отнести не только избирателей, обнаруживших свое отсутствие в списках, но и сами бюллетени, подобно всему белорусскому народу, продемонстрировавшие тенденцию к сплочению в плотные стопки прямо внутри урн. Даже неодушевленные предметы в Беларуси активно консолидируются во имя стабильности.

3. Внутренний голос гражданина. Этот феномен сказался не только в рекордной численности проголосовавших досрочно, но и в уверенности многих граждан, что их непосредственное начальство - завскладом или директор поликлиники - узнает не только о том, проголосовали ли они, но и в какой именно графе поставили галочку. Телепатическая связь с госменеджментом низшего звена помогла многим «нашым людзям» сделать правильный выбор.

Провальными оказались акции, инициированные БРСМ, - «Очистим Интернет от грязи», рассылка SMS и фигурное зажигание окон в общежитиях. Что ж, молодежь еще учится и не всегда на «отлично». SMS мало кому дошли, на форумах юные IT-политтехнологи доказали, что пары по риторике и логике они профилонили, а окна… Многие граждане до сих пор гуляют по ночному Минску, пытаясь сложить контуры зажженных окон в нечто идеологически осмысленное - скажем, в вопросы следующего референдума.

Белорусские политтехнологии могут удивить только европейца. И не зря: как справедливо отметила Лидия Ермошина в программе «Выбор», «у каждой демократии свои национальные особенности и традиции».

ГЛУБОКИЙ ОТРЫВ БЮЛЛЕТЕНЯ

Если политтехнологии власти сродни работе кузнечного пресса, то технологические достижения оппозиции остаются в рамках народных ремесел - стругания, плетения из соломы, обрывания кусочков бюллетеней и ритуальных танцев перед наблюдателями. Протестных ноу-хау тоже всего три.

1. Оторвать кусочек бюллетеня и унести с собой, чтобы потом, гневно помахав обрывками, уличить власти в фальсификации. Какую часть бюллетеня отрывать? Ту, где магический квадратик «ЗА»? Как потом идентифицировать обрывок? И самое главное: если уж устраивать такой обрывочный PR, то нужно хотя бы заранее проинструктировать электорат, где рвать, зачем и что потом с оторванным делать.

Устраивать тренинги по надрыванию бумаги никто не хотел, идея благополучно скончалась и была погребена в избирательной урне.

2. Всем демократическим кандидатом за день до выборов снять свои кандидатуры, как предложили 13 октября лидеры БСДГ, БНФ, ПКБ и ОГП. Уход с хлопаньем дверьми - эффектный жест, только сначала желательно убрать из дверного проема собственный палец. Зачем тогда вообще включаться в избирательную кампанию? Может, международные наблюдатели и растрогались бы, но досрочная капитуляция всех оппонентов власти выглядела бы постыдно - в первую очередь для избирателей.

3. Размен фигур. Лукашенко и так выиграет референдум, и если не очень мешать, то в ПП НС окажется дюжина демократически мыслящих персонажей. Идея не озвучивалась, но, судя по отдельным репликам, в наименее светлых головах оппозиции она присутствовала на уровне коллективного бессознательного. Но не за тем Александр Григорьевич устраивал парламентские выборы, чтобы потом испытать радость общения с депутатами-оппозиционерами, забытую за 10 лет президентства.

В ходе кампании оппозиция так и не начала работать с той частью электората, которая ходит в 8.00 на работу, а не в 18.00 на Октябрьскую площадь. Более того, она ни разу не задумалась о живущих в головах трудящихся фобиях, заставляющих видеть в Лукашенко альтернативу всем и вся - «националистам», «москалям», «олигархам», прочим «нячэсным», еще не замеченным в хищении ящика гвоздей или мешка картошки, но наверняка способным реализовать этот коварный замысел в случае прихода к власти.

Выводы Сергея Калякина о том, что «путем уличных акций мы пока не готовы смести действующую власть», и лозунг поиска новой стратегии выглядят не очень убедительно. Акции 18-20 октября продемонстрировали, что массы порой ведут себя тактически более осознанно, чем лидеры. В ходе кампании оппонентам Лукашенко не удалось ни реально объединиться, ни переформатироваться, чтобы их не отождествляли с персонажами фильмов Юрия Азарёнка. Как веско заметил президент накануне референдума, это уже национальная традиция: «В истории часто бывает: нас сначала раздавят, поубивают каждого третьего, четвертого, а потом мы опомнимся: «Да, надо было вместе». Возможно, лишь глубинная мудрость Александра Григорьевича способна вдохновить его соперников на более вразумительную стратегию.

ПИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ

Реальную, а не бюджетную стоимость белорусской политпропаганды демонстрирует ее поведение в постплебисцитные дни. Безнадежной и нелепой оказалась попытка замолчать акции протеста на Октябрьской площади, переведя стрелки на «пьяных подростков», которых взрослые оппозиционеры якобы накачали пивом и направили делать посконную революцию.

Работу ОМОНа 20 октября трудно отнести к сфере PR, но даже побоище в «Патио Пицца» было более осмысленным, чем официальные комментарии. Вместо того чтобы образцово отпиарить диалог главы КГБ Леонида Ерина с Павлом Северинцем как образец демократичности и толерантности, отечественные телеканалы опять загундосили привычную песню про баксы, на которые покупается пиво для юношества. А ведь говорил Ерин Северинцу: «У Лебедько сегодня, прошу прощения, нет даже $500». Кому после этого верить - БТ, ОНТ? Или все же КГБ?

И совсем уж карикатурно смотрелся поединок с российскими телеканалами, репортажи которых, по мнению МИД РБ, носили «откровенно скандальный и провокационный характер». Вероятно, именно поэтому камера оказалась разбита, журналисты НТВ и RenTV поколочены, а перегонка сюжетов из Минска в Москву застопорилась «по техническим причинам». «Провокационные репортажи» пестрели фактами, а в ответ им демонстрировались бессловесные силуэты Дмитрия Брилева или Михаила Осокина. Пораженные сермяжной простотой нашего ТВ россияне ответили тем же: двое суток цитировали Ирину Яковлеву, разоблачавшую их происки (должно быть, переманивали девушку с БТ), а под конец просто дали без комментариев кусок из белорусской агитбаллады «Фантом возвращается».

Стилистика шпионского триллера в местечковом исполнении, перенесенная в формат НТВ, ничего, кроме смеха, вызвать не могла. Рубануть серпом по сердцу, а попасть гораздо ниже себе самому - вот единственная PR-технология, блестяще освоенная белорусской пропагандой.
Добавить комментарий
Проверочный код