Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№42 (459) 25 октября 2004 г. События. Оценки

ОБЫКНОВЕННЫЙ ПРЕЗИДЕНТ

25.10.2004
Кирилл СПОТЫКОВИЧ

«Неужели этот ужасный человек хочет остаться у власти еще на один срок?» - вопрошал у своего собеседника мужчина как раз в тот момент, когда на Октябрьской площади начинался очередной митинг белорусской оппозиции. Мы выходили из столичного кинотеатра «Победа» после просмотра документального фильма «Фаренгейт 9/11».

Совершенно случайно белорусская премьера скандального фильма, сатирически обличающего каноны американской демократии, совпала с началом досрочного голосования, а накануне выборов и референдума представители молодежных объединений даже пытались проводить политическую агитацию среди зрителей, пришедших в кинозал.

В день, когда мировая общественность узнала о введении экономических санкций в отношении Беларуси за нарушения в области демократии, в Минске начался показ фильма режиссера Майкла Мура. Надо отдать должное незапланированной предусмотрительности отечественных киновидеопрокатчиков. Ведь что может быть более солидарно с белорусским МИДом и стать лучшей демонстрацией «абсурдности американских властей», как не показ нашим гражданам ленты об агрессивном, лживом и местами откровенно глупом президенте США?

Незадолго до начала сеанса девушка пыталась переубедить своего спутника: «Это неигровой фильм и полностью состоит из документальных кадров». - «Да ну на фиг, - не соглашался парень. - У нас на ТВ тоже полно документальных фильмов, но главное - это контекст и соответствующие комментарии за кадром».

Тем временем зрители, заполнившие зал чуть менее чем наполовину, внесли свой вклад в многомиллионные сборы фильма, который после показа в США стал самой кассовой картиной в истории документального кино. Один из зрителей, сидящих рядом со мной, со знанием дела рассказывал своему приятелю: «Фаренгейт - это самый разоблачительный фильм со времен Ромма, снявшего «Обыкновенный фашизм». Такой широты охвата и таких масштабов кинематограф не видел давно».

После столь тонких киноведческих предисловий я с чувством истинного дилетанта решил разобраться, каким образом американский режиссер сумел раскошелить честную публику во всем мире более чем на $200 млн.

Но начало фильма показалось мне откровенно скучным. Шутки-прибаутки и неожиданно смешные ракурсы американских политиков чередовались с ужасными звуками трагедии 11 сентября.

Минут через двадцать после начала фильма женский голос сзади меня прошептал кому-то: «А когда начнется кино?» «Не знаю», - ответил мужчина. Очевидно, они слишком буквально восприняли рекламный буклет с анонсом фильма, где было написано, что «ракета под названием «Фаренгейт 9/11» была выпущена по Вашингтону и угодила точно в цель!» Забавно, что в этом же анонсе сказано: «Фильм обрушивает на зрителя не прошедшие телецензуру документальные кадры того, что на самом деле происходит в Америке после 9 сентября 2001г.». А ведь единственным, что привлекло внимание мировой общественности в тот день, были… президентские выборы в Беларуси. Трагедия и фарс, Хусейн и Бен Ладен сменяли на экране друг друга, но тем, кто внимательно и разборчиво ознакомился с анонсом эксклюзивного показа, было очевидно: судьба Америки решалась не 11-го, а 9-го сентября, причем за пределами США.

Почти два часа я смотрел на демонизированного Буша и удивлялся: почему до сих пор этот фильм не был как минимум трижды подряд показан по БТ, ОНТ и СТВ? Например, кубинское гостелевидение многократно транслировало пиратскую копию «Фаренгейта», чем достигло невероятно восторженного антиамериканского брожения умов.

Мой утонченный в вопросах кинематографа сосед подтолкнул в бок приятеля: «Представляешь, этот фильм, где прямым текстом говорят, что Буш - болван и злодей, показали во всех кинотеатрах США! Вот это демократия». «Ничего особенного, - подумал при этом я. - Разве у нас запрещают прямым текстом говорить, что Буш - болван и злодей? И чем наша демократия хуже?»

Когда на экране появился болван - истинный американец и простой рубаха-парень Буш-младший - и взмахнул клюшкой для гольфа, в голове закрутились какие-то странные ассоциации, связанные именно с клюшкой. Сидящий рядом заметил: «Наш - тоже спортсмен».

Неожиданно интонация закадровых комментариев, игры с монтажом и звуком, стилистические приемы «Фаренгейта» показались мне до боли знакомы. На помощь пришел один из сидящих сзади: «Если сейчас такое кино актуально, то в следующем году на Каннском фестивале фаворитом будет белорусский режиссер Юрий Азарёнок. Он с Муром как будто в одной школе учился».

Фильм, похожий на бурю в стакане, медленно, но верно шел к окончанию, когда кто-то из впереди сидящей компании заговорил: «Пора идти, уже без десяти». Не исключено, что ребята спешили на участие в съемках другого, но тоже документального кино, с элементами рукопашного боя на Октябрьской площади.

По окончании фильма не последовало двадцатиминутной овации, как во время первого победного показа ленты на Каннском фестивале, но равнодушными от увиденного люди не остались. Две взрослые женщины делились впечатлениями: «Неужели это действительно правда?» - «А думаешь, наши политики лучше?» - «Все они одинаковые…» Кажется, женщины так и не поняли, что фильм был о злых и слабых США, а не о процветающей и сильной Беларуси. Корректно ли сравнивать сухие гамбургеры с сочными драниками?

…Когда Майкл Мур объяснял, почему он назвал свой фильм «Фаренгейт 9/11», он сказал, что «это температура, при которой горит свобода». Оригинально ответили на это сторонники Буша - республиканцы, создав свой фильм под названием «41,11 по Цельсию»: «Это температура, при которой умирает мозг».

Неожиданно на прошлой неделе цепочку температурных аналогий продолжил председатель белорусского КГБ Леонид Ерин, когда экспромтом охарактеризовал политическую ситуацию в Беларуси: «У меня очень хорошие отношения с теми, кто осуществлял «бархатную революцию» в Тбилиси. Я хорошо знаю и тех, кто делал революцию в Югославии. У нас такого не может быть вообще, абсолютно. Температура нашего общества - 36,6». Интересно: оценка теплового состояния нашего общества, проведенная главой КГБ, оценена в 36,6 по Цельсию или по Фаренгейту?
Добавить комментарий
Проверочный код