Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№38 (455) 27 сентября 2004 г. Тема недели

СДЕЛАНЫ В БЕЛАРУСИ

27.09.2004
Виктор МАРТИНОВИЧ

24 сентября к достижениям белорусской государственности добавилось еще одно: помимо большого урожая, спортсменов и боеспособной армии у нас в стране есть красивые женщины. Государство скромно отказалось от роли демиурга, признав заслуги родителей красавиц в их появлении на свет. Но и без президента в деле укрепления белорусской красоты не обошлось: он ведь лично проконтролировал честность и прозрачность проведения отборочных туров республиканского конкурса и не допустил продажи наших молодиц за рубеж. Представляется, организаторы конкурса все-таки поскромничали, позабыв еще об одном вкладе Лукашенко в белорусскую красоту.

Если бы Александр Григорьевич в 1994г. развернул страну в сторону экономических реформ, улицы Минска были бы заполнены теми женскими типами, которые есть во всем мире - от Москвы до Нью-Йорка. Office-girls, гламурные девчонки на BMW Z4, party animals и неистребимые «синие чулки», флора и фауна сериала «Секс в большом городе»… Но Беларусь не пошла за всем миром, а свернула на свой, мало кому, кроме президента, различимый путь, пролегающий через густой лес, кишащий хищниками и внешними врагами. Странно было бы, если бы в результате этой уникальной внутренней политики у нас не возникли исконно свои типы красавиц. И пусть они не носят кокошники и длинные расшитые жемчугом платья, их отличие от женщин других стран и континентов просто разительное. Опишем самые яркие из них.

IT’S A MILAVITSA

Возраст - от 17 до 30, причем даже в 17 при разговоре она кажется старше своих родителей. Внешность классической модели, безупречная фигура, полученная от природы, и лишь отшлифованная занятиями фитнесом. Как правило, сидит на диете, вечно с кокетством называет себя «толстой», чтобы вновь и вновь слышать заверения в обратном. После недели общения оставляет ощущение человека немного циничного и абсолютно холодного, невлюбчивого. Романы на родине если и заводит, то мимолетные. Ее ничего не должно удерживать здесь. Она «заточена» на отъезд.

Ей хронически не хватает времени, она учит языки. Как правило, знает английский плюс - на всякий экзотический случай - немецкий, французский или итальянский. До первой встречи со своим первым иностранцем не может избавиться ни от акцента, ни от привычки делать большие паузы между словами, зато через месяц ее love-story уже пахнет Монмартром или хотя бы Голливудом. Волшебное свойство белорусов - ассимилироваться к окружающей среде - врубается здесь на полную силу, и от уроженки страны голубых озер в ней остаются лишь большие печальные глаза.

Неизвестно, что у них происходило в жизни: они никогда не откровенничают. Может быть, их желание уехать - не результат проводимой здесь политики, а следствие несчастного романа, случившегося далеко в девичестве, когда чувства еще не покупаются и не продаются. Но почему-то кажется, что так много настолько разбитых сердец не бывает. Ведь в ее случае эмиграция - это прощание со всем, что она имела, смерть с последующим возрождением в другом месте.

Ее отличие от перестроечной интердевочки (не путаны, а той, которой посчастливилось «сдунуть» с иностранцем-лимитчиком, прибывшим куда-нибудь в Хабаровск для обмена опытом) именно в этом отрезании родины от себя. Те, советские, могли всю жизнь прожить в какой-нибудь Дании, тайком названивая своим прежним, «настоящим» пассиям и выезжая раз в полгода на родину повидаться с родителями, а заодно и с возлюбленными. Для этих после первого брака с иностранцем Беларусь и ее мужчины просто перестают существовать. И поделом нам!

ГРАЖДАНИН КРАСАВИЦА

Номенклатура БССР одевалась хоть и получше серенькой массы, копошившейся за окнами их «Чаек», но все же без претензий, ведь секса в Союзе не было. Исключение составляли секретарши, но они не в счет, у них работа такая. Номенклатура БССР, унаследовав от советской выбеленные «коки» и привычку надевать блузку с блестками под деловой костюм, начала фантазировать и самовыражаться. Некоторым это придало неповторимое очарование. В ЖЭСах и ведомствах, учреждениях и администрациях, инспекциях и службах появился новый тип - «вертикальной красавицы».

Не пытайтесь с ними заигрывать: в своей жизни они любят только двух мужчин - своего мужа (в чувстве преобладает какая-то материнская жалость) и непосредственного начальника (здесь доминантой является раболепное восхищение).

В общении по работе «вертикальная красавица» обычно очень строга, но ее «защиты» обычно легко прошибаются (в отличие, кстати, от номенклатурной «скорлупы» ее некрасивых подчиненных). Если вам надо решить не очень простой вопрос по бизнесу и вы не знаете, к кому из нескольких свободных клерков обратиться, смело направляйтесь к наиболее красивой. Здесь можно будет апеллировать к человечности, и вы почти наверняка достучитесь.

Не знаю, кем стали бы эти женщины, если бы последние 10 лет мы строили не рыночный социализм. Наверное, занялись бы бизнесом - внешние данные помогали бы им находить общий язык с деловыми партнерами. Но business women есть везде, а вот леди, надевающие под брючную пару китайскую черную кофточку из какого-то искусственного плюша и при этом остающиеся серьезными и привлекательными, - только у нас.

ОТДАМ СЕБЯ В ХОРОШИЕ РУКИ

Проще всего их обнаружить в метро, с двух до четырех дня, когда они едут с лекций в общежитие. Наметанный глаз сразу видит их отличие: они не дремлют, уронив голову на грудь, как коренные минчанки, не треплются с подружками, не замечая ничего вокруг. Даже когда они делают вид, что читают журнал или положенную по программе книгу, их глаза время от времени отрываются от текста и с настойчивостью сканера обшаривают вагон в поисках Его. Спутник жизни нужен им не только потому, что все мы нуждаемся в любви и человеческом тепле. И это самое паршивое.

Благодаря заботе главы государства об увеличении процента выходцев из села в числе студентов минских вузов эти девушки оказались в очень интересном положении. С одной стороны, число минских общаг после появления большего числа заинтересованных в них девчонок сильно не увеличилось. С другой стороны, наличие огромного числа нуждающихся в жилье так взвинтило цены на съемные квартиры, что это удовольствие стало недоступным даже для многих работающих минчан, не то что для студентов из провинции.

Они наивны и доверчивы, они общительны и легко ранимы - эти красавицы, которых ветры новых веяний в образовании сорвали с насиженных мест, отрезали от прежних ухажеров и кинули в бурлящий мир столицы. Они чем-то похожи на milavits, также пытаются эмигрировать в больший, лучший мир, манящий своими, кажется, неисчерпаемыми возможностями. Некоторые из них доучатся и вернутся домой, поймут, что и здесь, в привычном кругу равных себе, можно быть счастливыми. Другие пожертвуют самым ценным, что есть у человека, - чувствами, привязанностями, любовью, чтобы занять то место, которое кажется более близким к солнцу.

А солнце будет продолжать светить всем нам - совершенно одинаково.
Добавить комментарий
Проверочный код