Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№38 (455) 27 сентября 2004 г. События. Оценки

ВЗЛЕТАЯ НА ВОЗДУХ

27.09.2004
Кирилл СПОТЫКОВИЧ

№ 38 [455] от 27.09.04 - Недействительный паспорт, холодное оружие и взрывоопасный предмет не помешали корреспонденту «Белорусской газеты» на минувшей неделе проникнуть на борт рейсового самолета «Минск-Гомель». Но сам авиаперелет прошел нормально - в теплой и дружественной обстановке.

Совсем не хотелось верить в то, что актуальная ныне тема авиационной безопасности в действительности смахивает у нас лишь на развесистую пропагандистскую клюкву. Тем более что совсем недавно начальник службы безопасности по режиму и контролю аэропорта «Минск-1» Андрей Козловский со страниц авторитетного издания убеждал общественность в неизменной и отлаженной системе досмотра пассажиров: «Не припомню случая, чтобы кто-то из пассажиров пронес на борт хотя бы перочинный нож, не говоря уже об оружии». Огнестрельное оружие и тротиловые шашки брать с собой я не решился, но выкидной ножичек и газовый баллон все-таки прихватил.

Я - ЗЕМЛЯ, Я СВОИХ ПРОВОЖАЮ ПИТОМЦЕВ…

«Минск-Гомель-Минск» - единственный внутренний рейс, который осуществляют отечественные авиаперевозчики. Регистрация пассажиров в аэропорту «Минск-1» началась примерно за 20 минут до вылета. Сидящий рядом парень лет тридцати был явно доволен: «Живу в Гомеле, работаю в Минске программистом. Приходится три раза в неделю летать туда-обратно. А задержки постоянно… Зато удобно, дешево и недолго. Лучше два часа потерять, а потом за час долететь». Да, перелет из Минска в Гомель занимает менее часа, его стоимость сравнима со стоимостью проезда на поезде.

Готовясь к регистрации, волнуюсь: на руках давно просроченный паспорт, в кармане - пластиковый баллон с надписью «аэрозоль» и со слезоточивым газом внутри, в рюкзаке - бутылка пива и нож. Уже на паспортном контроле у проверяющего возникает вопрос: «У вас что, паспорт не действует?» - «Да, но в администрации аэропорта сказали, что по Беларуси и с таким можно». - «Кроме как в Гомель, никуда не полетите». - «А дальше и не нужно...»

Передо мной пожилую женщину проверяют металлоискателем: причина тревоги - в пуговицах на брюках. Ставлю свой рюкзак на дорожку интероскопа для просматривания багажа и жду. «Что это у вас такое?» - спрашивает сотрудник службы контроля. «Пиво». - «А это?» - интересуется женщина и показывает на экран монитора. - «Это ложка и вилка». - «Хорошо, проходите». Лично досматривать мою ручную кладь, где лежал хорошо режущий нож, никто не стал.

Далее мы, 35 пассажиров, сидим и стоим в накопителе, рассчитанном на тридцать человек. Вылет задерживается. Подумалось о том, как на днях в московском аэропорту «Домодедово» на несколько часов был задержан чартерный рейс «Москва-Хургада»: пассажиры отказались лететь, увидев в салоне самолета нескольких женщин в черных одеждах. Но в Гомель женщины, одетые в традиционную мусульманскую одежду - хеджаб, к счастью, не летели. Причиной задержки стала затянувшаяся регистрация пассажиров, следующих из Калининграда в Гомель транзитом через Минск.

«У вас террористов нет?» - по-английски обратился к своей спутнице молодой парень. «Нет, у нас же не Россия», - ответила девушка. «Да. И не Америка», - многозначительно заметил парень. Еще один иностранец - немец - сообщил кому-то по телефону, что уже в Минске и совсем скоро будет в Гомеле. А я в это время все пощупывал в кармане 200-граммовый баллон, которого было бы достаточно для взрыва добротного сейфа, и пытался казаться абсолютно безразличным к происходящему вокруг.

ВОДКА НАВЫЛЕТ

«Будем лететь со скоростью 420 км в час» - единственное, что я смог расслышать внутри современного «АН-24», сиденья которого были отделаны точь-в-точь, как диван у моей покойной бабушки в деревне. Не успел я занять свое место в третьем ряду салона, как раздался хлопок, похожий на взрыв световой гранаты. Я задержал дыхание, прикрыл глаза и наклонился немного вперед. «Ну что, может, по 50?» - раздался впереди меня голос. «Давай, - ответил кто-то, - пусть до взлета уляжется, а то и выпить не успеем, как приземляться пора».

«По 50» делали настоящие летчики. Я подсчитал: за время нашего недолгого полета семь человек с отличительными знаками авиаторов 12 раз посетили кабину пилота. В глазах сидящей позади меня женщины зародилась паника, когда она, округлив свои очи, смотрела на мужчину в летной форме с пустой бутылкой из-под водки: «Я впервые лечу, но, наверное, больше не буду. В туалет не зайти. У меня под креслом женская прокладка лежит, хорошо, хоть неиспользованная. Еще и летчики пьют...»

Одним из летящих в Гомель оказался футболист молодежной сборной страны прошлого созыва Алексей Панковец. По его словам, все неудобства перелета можно компенсировать экономией времени. К тому же, «никто долго не проверяет, сумки не смотрит».

В полете я вспомнил, как однажды спустился в шахту: так же гудело в ушах и стонали стены. Было не очень приятно - оказаться на высоте 4 тыс. м в постоянно вибрирующем судне и в окружении пьяных летчиков. Периодически бортпроводница выступала в роли официанта, принося по просьбе отважных покорителей воздуха «запивон» - газировку в стаканчиках. Летчики вовсю травили анекдоты про львов и коров, а незадолго до посадки одному из них стало настолько нехорошо, что коллеги забеспокоились о его здоровье. То и дело он пытался устремиться к аварийному выходу. Глядя на это, сидевший рядом со мной мужчина, в течение всего полета читавший газету, насторожился. «Этот наверняка из службы безопасности», - подумал я и, ногами подвинув рюкзак под сиденье, приготовился лицезреть таинство насильственного обеспечения безопасности в салоне. К моему удивлению, сцен усмирения нарушителей порядка не последовало. Зато в багажном отделении кто-то очень настойчиво и громко пытался убедить в чем-то своего оппонента: «Я тебе точно говорю: ты не прав». Как оказалось, там, сидя на чемоданах, проводили перекур работники «Гомель-авиа».

...Уже в аэропорту Гомеля замечаю на выходе изрядно подвыпившего и томно улыбающегося летчика с прибывшего из Минска самолета. «Это вы были командиром экипажа?» - спрашиваю из любопытства. «А что-о-о, проблемы?» - «Нет, просто интересуюсь». К нашему короткому разговору подключилась сотрудница аэропорта: «Он не работал сегодня, он - проверяющий».

«Вот бы всегда у нас так проверяли», - подумал я, переложил газовый баллон поближе к ножу и пошел пить гомельское пиво.
Добавить комментарий
Проверочный код