Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
Количество проголосовавших: 79
это эксцесс исполнителя
 2.53%
после информобработки Украины настала очередь РБ
 31.65%
это заказ Кремля
 31.65%
атака СМИ - вымысел оппозиции
 12.66%
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
 7.59%
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
 13.92%
№38 (455) 27 сентября 2004 г. Modus Vivendi

ПОД ПРИЛАВКОМ, СО СВАЛКИ, С ЛИШНЕЙ БУКВОЙ

27.09.2004
Татьяна КАРЮХИНА

Проблема фальсификации медпрепаратов во всем мире год от года набирает остроту. Но только не в Беларуси, утверждают независимые эксперты. «В Багдаде все спокойно» - на страже отечественного рынка медпрепаратов стоит Центр экспертиз и испытаний в здравоохранении и Республиканская контрольно-аналитическая лаборатория. Однако, как замечают участники рынка, подделки в Беларуси все-таки попадаются. В основном из России.

Насколько актуальна для нашей страны проблема фальсификации медпрепаратов и как компании-производителизащищают свою продукцию от подделок, корреспондент «Белорусской газеты» выясняла у менеджера по странам Балтии и СНГ компании MEDOCHEMI Рената ДАВЫДОВА, главы представительства компании Organon в Беларуси Олега АБРАМОВА и коммерческого директора производственно-коммерческого предприятия «Титан» Сергея ДАМБИЦКОГО.

Ренат ДАВЫДОВ: «ФАКТЫ ПОЯВЛЕНИЯ ПОДДЕЛОК НА БЕЛОРУССКОМ РЫНКЕ МНЕ НЕИЗВЕСТНЫ»

- Безусловно, область производства и поставок медпрепаратов во всем мире привлекательна для «пиратов». Однако белорусский рынок не настолько велик, чтобы кто-то специально занимался здесь производством подделок. Чаще всего фальшивые лекарственные препараты попадают к нам из России. Как и в любой стране, у нас регулярно публикуется список продуктов, которые не прошли контроль качества. Но при этом я ни разу не видел, чтобы хоть раз в этом перечне было указано, что обнаружена подделка. О медпиратстве в Беларуси обычно узнаешь по слухам, достоверные факты появления подделок на нашем рынке мне неизвестны.

- Значит ли это, что компания Medochemi никогда не сталкивалась с подделками своих препаратов?

- Дело в том, что подделывают только те препараты, которые очень хорошо известны населению и продаются в больших количествах. Например, «Но-шпа». Этот препарат - лидер по числу подделок. Продукты нашей компании - рецептурные, они принимаются по назначению врача. А в области рецептурных препаратов медпиратство менее выражено. Например, один из наших наиболее известных препаратов «Медофлюкон», применяющийся в основном в онкологии, присутствует на рынке Беларуси более 10 лет, и пока мы не слышали ни одной жалобы в его адрес. Не было ни одного случая, когда этот препарат не прошел контроль качества. Врачи его хорошо знают. Подделки других лекарств, например «Медостатина», вообще исключены. Этот препарат применяется в кардиологии для снижения уровня холестерина и борьбы с атеросклерозом и не имеет массового спроса. Его знают исключительно специалисты кардиологи. Человек с улицы никогда не попросит его в аптеке без назначения врача.

С другой стороны, появление медицинских подделок во многом зависит от того, насколько налажено продвижение товара от производителя к конечному пользователю - покупателю, т.е. цепочка дистрибуции. Мы работаем с серьезными партнерами, поэтому вероятность попадания к нашим клиентам подделок минимальна.

- Каким образом можно защитить продукцию от подделок и отследить чистоту рынка?

- Отслеживать крайне сложно. Кто-то полагается на контролирующие органы, некоторые компании пытаются самостоятельно защищать свои препараты. Например, производитель «Сумамеда» клеит на своих препаратах голографические марки. Но проблема в том, что подобные преграды «пираты» очень легко обходят. Во всем мире «фальшивотаблетчики» покупают небольшую партию настоящего препарата, отдают его в лабораторию на анализ и сертификацию. И потом, уже имея сертификат, под этой маркой продают подделку. Такие фальшивки могут продаваться и в аптеке: на прилавке стоит официально купленный, лицензированный препарат, но пациенту продают поддельный - из-под прилавка. И с этим бороться крайне сложно. Невозможно же стоять над каждым и контролировать, что он делает. Любая комиссия, которая приходит в аптеку или на склад оптовой компании, всегда обнаружит только легальный препарат, а где-то будут припрятаны подделки под него. В основном подделки находятся на совести продавцов оптовых компаний и аптек.

- Вы работаете только с определенными аптеками?

- Мы с аптеками не работаем вообще. Medochemi поставляет свою продукцию оптовым компаниям и государственным фармациям, которые снабжают аптеки. Мы ручаемся за продукцию, которую поставляем нашим партнерам, но за качество конечного продукта отвечают также оптовые компании и аптеки.

- У вас не возникало желание приехать в какую-нибудь аптеку и проверить ваши же собственные препараты?

- В Беларуси мы этим никогда не занимались, поскольку здесь существуют специальные контролирующие органы. А в Казахстане нам приходилось пару раз приезжать в аптеки, которые официально покупали пять упаковок какого-нибудь препарата, но при этом мы знали, что реально через эту аптеку прошло не пять, а 105. Просто эта аптека продавала либо поддельный, либо нелегально ввезенный товар.

Олег АБРАМОВ: «ПРЕПАРАТЫ, ПОДЛЕЖАВШИЕ УНИЧТОЖЕНИЮ, ПРОДАВАЛИ В АПТЕКАХ»

- Для компании Organon медицинское пиратство в чистом виде не очень значимо, поскольку наша доля на рынке не настолько велика, а высокотехнологичные препараты при рецептурном отпуске (а у нас препараты на 100% рецептурного отпуска, то есть этические препараты) трудно продавать.

У нас другая проблема: после истечения срока лицензионной защиты препарата часто появляются продукты, которые имеют название, аналогичное нашему брендовому названию, и такую же химическую формулу, однако из-за несоблюдения технологических нюансов конечный продукт по своим свойствам сильно отличается от того, который производим мы. Мы столкнулись с подобным «пиратством» в Южной Америке, где местные компании подделывали наш тканеселективный препарат «Левиал». Мы немедленно проинформировали Центр экспертиз и контролирующие органы о том, что необходимо лицензировать не только лекарства, но и технологический процесс, дабы избежать появления препаратов, по своим свойствам значительно отличающихся от оригинальных. Второй случай пиратства, с которым мы столкнулись за 10 лет работы на рынке рецептурных препаратов, произошел четыре года назад. На белорусском рынке появилось наше внематочное средство «Мутилоуд CU 375» в немецкоязычных упаковках и с истекшим сроком годности. Очевидно, кто-то взял подлежавшие уничтожению препараты в Германии и начал продавать в наших аптеках ниже реальной стоимости. Об этом мы также проинформировали соответствующие органы.

- Как в подобных случаях можно бороться с пиратством?

- С помощью информации. Если мы проинформируем Центр экспертиз, который является в Беларуси регулирующим и лицензирующим органом, он накажет конечную организацию - аптеку или аптечный киоск, за то, что они продают подобные подделки. Как правило, подделки не продаются в аптеках, пираты предпочитают работать с киосками.

- Можно ли подделать остальную продукцию компании «Органон», тем более что уже были прецеденты?

- При современном уровне полиграфии подделать по большому счету можно все. Но с точки зрения технологии производства у медицинских пиратов, думаю, будут проблемы. В любом случае конечный продукт по своим качествам будет отличаться от оригинала. Если подделать контрацептив, например «Марвелон», он будет плохо работать. И первый же случай нежелательной беременности (а нежелательная беременность и «Органон» - слова просто несовместимые, потому что мы закладываем гарантию даже не в 100%, а в 200%) выведет мошенников на чистую воду.

- Каким же образом?

- Появится рекламация. Мы же всегда отслеживаем все рекламации, нам сообщают даже о тех случаях, когда у человека после применения препарата наблюдаются означенные во вкладыше к этому препарату побочные эффекты.

Сергей ДАМБИЦКИЙ: «ЖЕЛАНИЕ ПОДДЕЛЫВАТЬ МЕДПРЕПАРАТЫ НИ У КОГО БОЛЬШЕ НЕ ВОЗНИКАЕТ»

- После «витебского дела», о котором три года назад писали все центральные газеты, никто не осмеливается производить фальсифицированные препараты. Несколько лет назад в Беларуси широко продавался дезинфицирующий раствор против инфекций, передающихся половым путем, - «Мирамистин», который выпускали «Белмедпрепараты». В Витебске группа людей решила организовать в ванной «домашнее» предприятие по производству фальсифицированного «Мирамистина». «Пираты» нашли похожие пластиковые флаконы, наклеили этикетки, подделали сертификаты и пустили в продажу через белорусские фирмы. В брестской аптеке этот препарат купил мужчина в надежде избежать инфекций и, к своему несчастью, подхватил венерическое заболевание и заразил им жену. Был большой скандал. После того как суд вынес приговор (главарю - 14 лет лишения свободы, а его подельникам - по 12), желание подделывать медпрепараты ни у кого больше не возникает. Этот наглядный пример показал, что на территории Беларуси подделывать препараты очень опасно. Более того, после случая фальсификации «Мирамистина» Минздрав издал положение, в котором предусмотрены штрафные санкции в отношении всех субъектов хозяйствования, имеющих фармацевтическую лицензию, за распространение подделок. Если фальсификат обнаружила лаборатория, она обязана сразу же сообщить правоохранительным органам, и на «фальшивотаблетчиков» заводится уголовное дело.

- За два года не было ни одного случая фальсификации?

- За последние два года я не припомню ни одного случая, когда препарат был бы забракован в связи с его фальсификацией. Но меня больше волнует интеллектуальный фальсификат, когда компании копируют фирменный стиль и упаковку известных брендов, в названии меняют одну-две буквы, чтобы не было претензий со стороны правовладельца, и вводят народ в заблуждение. Этим грешит г-н Брынцалов. Например, «Но-шпа» у него называется «Ношброй», «Ортофен» - «Ортофером», «Кавинтон» - «Бравинтоном». Если вначале белорусский Минздрав возмущался этим и вся продукция Брынцалова, каждая таблетка, шла на анализ, то в последнее время власти стали лояльно относиться к брынцаловской продукции, которая сегодня контролируется только по внешнему виду.

- Часты ли случаи проникновения на белорусский рынок подделок из других стран?

- Из-за границы подделки очень трудно завести: Минздрав полностью контролирует ввоз. Позволить себе подделку может только небольшая фирма (потому что крупные компании дорожат своей репутацией). Однако малейшее нарушение условий лицензирования лишает фирму лицензии. Согласно новому положению о лицензировании, даже если у вас 40 аптек, и в самой маленькой из них обнаружат фальсифицированный препарат, то закроют все 40 аптек и головной офис, и абсолютно все понесут ответственность. Поэтому сегодня мало у кого может возникнуть желание заниматься распространением фальсифицированных препаратов.
Добавить комментарий
Проверочный код