Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№38 (455) 27 сентября 2004 г. Личный вкус

КНИГИ

27.09.2004
Елена СЕЛЬЧЕНОК

* Эдвард УИТМОР. «СИНАЙСКИЙ ГОБЕЛЕН» * Дмитрий ЛИПСКЕРОВ. «ОСЕНИ НЕ БУДЕТ НИКОГДА» * Сэйси ЁКОМИДЗО. «КЛАН ИНУГАМИ»

ЭДВАРД УИТМОР. «СИНАЙСКИЙ ГОБЕЛЕН». - М.: «ЭКСМО»,

С.-Пб.: «Домино», 2004, 368с.

С какой страницы читать.
Можно со стр. 36: «В постели умирал от болезни изнуренный мальчик, который решил сделать то, на что не отваживался никто из рода Стронгбоу: внести в жизнь случайность и изгнать предопределение».Рекомендуется тем, кто верит, что в прошлом нет ничего абсолютного, что несколько безумцев и написанная книга могут изменить мир.

Что, где, когда. Постмодерн, с опозданием явившийся отечественному читателю, - первый роман тетралогии «Иерусалимский квартет». Лабиринт из «Тысяча и одной ночи», библейских сказаний, исторических событий и восточных легенд. Очередная попытка создать Розу Мира, расположив Вселенную вокруг единой книги-лабиринта. Но книга - фальшивая, «потому что в этой древнейшей Библии рай все время располагался не на той стороне реки, искали его не те люди, воспевали пророки совсем не те, о которых знал мир…» Шквал горькой иронии: историю творят слепцы и дураки. Подделать можно даже Священное Писание. Но чем обернется не санкционированный Всевышним подлог? Мир одержимых пишущих героев: ученых, магов, книжников, волшебников. Теоретическая эротика и практическая фантастика, мнимые проклятия и реальная проказа, чудесные исцеления, древние подземелья и горные вершины.

Все подвергается сомнению, кроме самой жизни: «Они могут плести резню на улицах, но какое это в конце концов имеет значение? Ведь другая ткань, ткань жизни, тоже сплетается нескончаемо, и когда они сжигают один город, из руин поднимается другой. Гора становится только больше и еще величественнее возвышается над равнинами и пустынями».

Книга в очередной раз доказывает, что человечество слепо. Но оно неплохо ориентируется в темноте и умеет передвигаться на ощупь.

Место на полке. Между «Хазарским словарем» Милорада Павича и «Именем Розы» Умберто Эко.

ДМИТРИЙ ЛИПСКЕРОВ. «ОСЕНИ НЕ БУДЕТ НИКОГДА». - М.: «Олма-Пресс», 2004, 352с.

С какой страницы читать.
Можно с первой, а можно и со стр. 32-й: «Во всех душах стало холодно».Рекомендуется всем, кто считает себя человеком.

Что, где, когда. Дыхание осени, переходящее в дыхание жизни, дрожащей кистью наносится на холст художника. Загадочная природа таланта в окружении животной посредственности. Гений отгораживается от мира алкоголем, но кажется, что пьет он не родную «белочку», а волшебное вино вдохновения из осенних листьев. Вместо ерофеевских Петушков герой ищет вечной осени - вечной поэзии. Осенний коктейль цвета падающего листа с горчинкой грусти, пряностью искуса, солью жестокости и пузырьками волшебства: «Всюду явилась ему одна картина - листва московских деревьев была тотально заражена какой-то болезнью. На каждом, даже беспородном, листике выделялись своей мертвечиной бумажные уплотнения». У того, у кого нет души, осени не будет никогда.

Место на полке. Между «Волшебными сказками» и поэмой в прозе «Москва-Петушки» Венедикта Ерофеева, но ближе к первым: у истории Липскерова конец относительно счастливый.

СЭЙСИ ЁКОМИДЗО. «КЛАН ИНУГАМИ». - М.: «Иностранка», 2004, 352с.

С какой страницы читать.
С первой - чтобы раньше героя-следователя разгадать все кровавые тайны.

Рекомендуется всем любителям детективов.

Что, где, когда. Стандартный детектив, правда, слишком уж леденящий кровь: порой чрезмерная экзальтированность автора, накачивающего читателя адреналином, отвлекает от сюжета. Серия убийств внутри большой семьи - клана, все члены которого жаждут перегрызть друг другу глотки из-за наследства: «Эти убийства должны быть тесно связаны с девизом Инугами и реликвиями, и преступник нарочно выставляет эту связь напоказ… Хризантема и цитра уже использованы, не будет ли следующим топор?» Смерть главы клана, странное завещание, звериная охота друг на друга, обнажающиеся во всем своем ужасе семейные тайны, побочные дети… и, конечно, красавица, которой угрожает гибель. Оригинальными можно считать лишь экзотические японские имена. Зато как забирает!

Место на полке. Вперемежку с Агатой Кристи, слегка прикрыв корешок модным Мураками.
Добавить комментарий
Проверочный код