Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№38 (455) 27 сентября 2004 г. Контекст

Прочитано. СТАНИСЛАВ БЕЛКОВСКИЙ: СТРАНУ ЖДЕТ ПЕРЕВОРОТ

27.09.2004
Нам говорят: международный терроризм объявил России войну. Изменят ли последние события расстановку политических сил в стране, расшатают ли вертикаль власти? На этот вопрос в интервью «НГ» отвечает известный политолог Станислав Белковский.

- Станислав, каковы политические последствия трагедии в Беслане? Приведет ли она к укреплению или, наоборот, к ослаблению власти?

- Все события последних дней подтвердили тезис, который не нов и очевиден уже на протяжении длительного времени: так называемая вертикаль власти чрезвычайно слаба - практически эфемерна. Реально сильная вертикаль должна базироваться на трех китах. Первый – проект, т.е. ради чего эта вертикаль существует. Второй кит - идеология, и третий - идея служения, потому что любой человек, который приходит на службу и становится государственным чиновником, должен руководствоваться идеей того, что он служит своей стране и своему народу. У нашей вертикали власти нет ни одного из названных компонентов - ни проекта, ни идеологии, ни идеи служения, последняя подменена идеей кормления. Чиновники рассматривают свою должность как плацдарм для личного обогащения. И не более того. И в этом случае чиновника не интересует долгосрочный результат собственной службы, он не хочет ни чинов, ни званий, ни погон, его задача - заработать. Поэтому такой чиновник не может ни за что принципиально отвечать. И в этом смысле безнаказанность террористов, та легкость, с которой они везде проникают, еще раз подтверждают, что вертикаль власти недееспособна в решении ключевых проблем нации, в частности проблемы безопасности граждан. Во время бесланского кризиса ни один представитель власти не вышел к народу. Где все эти политтехнологические полки, слоны и магараджи, об эффективности которых «так долго говорили большевики»? Их нет! Они равны нулю. Политтехнологи должны уйти из власти. На их место должны прийти политики, способные вести диалог с народом, и при этом не выглядеть посмешищем.

- На кого Путин сможет опереться? На «Единую Россию»?

- ЕР - это виртуальная политическая структура, представляющая собой клуб бюрократов. Путин же должен опереться на людей национально мыслящих, которых вполне достаточно, на тех, кто был оттеснен от власти в 90-е годы. Он должен опереться на представителей региональных элит, на новое поколение, так называемых «детей поражения». Это выпускники конца 80-х. С одной стороны, они избежали влияния комсомола, который в позднесоветское время был школой цинизма. С другой стороны, они оказались на руинах империи в то время, когда им было суждено стать наследниками этой империи. Президент может опереться и на армию, потому что, несмотря на все разложение, какие-то представления о национальных интересах и чести мундира в военной среде все же сохранились. И, конечно, опереться на православную церковь и православную общественность.

- Существует ли сегодня опасность переворота?

- Ее нет сегодня, но это не значит, что ее не будет никогда. Нужны вожди. Я не призываю к перевороту, потому что никогда они не приносили России ничего хорошего, и в первую голову народ будет громить не ненавистного либералам Путина, а самих либералов. Но, если власть хочет защититься от переворота, она должна создать реальную вертикаль, базирующуюся на тех трех китах, о которых я говорил. Если останется в целости система коррумпированной бюрократии, которой все безразлично, кроме способов вымогательства денег у вверенного ее попечению народа, то с каждым годом вероятность переворота будет нарастать, потому что может возникнуть альтернативный политический центр, который поманит за собой народ и сможет апеллировать к архетипам русского коллективного бессознательного, чего сегодняшняя власть делать не может, потому что даже не понимает, что это такое. Такой центр может возникнуть хоть завтра, в конце концов, в 1989г. мы никак не предполагали, что Советский Союз вообще распадется. А он распался уже через два года. История - вещь весьма прихотливая. И Божественный замысел об истории во всей его полноте нам неведом.

Александра САМАРИНА, "Независимая газета"
Добавить комментарий
Проверочный код