Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№38 (455) 27 сентября 2004 г. Экономика

ОСЕННЕЕ ЦЕНОСТОЯНИЕ

27.09.2004
Леонид ЗАИКО

№ 38 [455] от 27.09.04 - Впервые за годы транзита мы наконец-то убеждаемся в том, что можно иметь стабильные цены. Это радостное открытие дает населению и экономике шансы жить в нормальных человеческих условиях. Если процесс ценовой стабилизации будет продолжаться, кризисное и инфляционное поведение может уйти в прошлое. Объективно, разумно, что в нашей экономической политике является скорее исключением, нежели правилом.

«ТРУБЫ» НЕ СЛУЧИЛОСЬ

Ситуация парадоксальна и по причине резких изменений цен и тарифов на нефть и газ. Эти внешние факторы всегда были для Беларуси источником инфляции. Конечно, когда дорожает топливо, то растут издержки, тарифы на жилье, более дорогими становятся перевозки автомобильным транспортом. В начале 90-х годов любые движения цен на нефть вызывали тревогу: остановятся предприятия, рухнет экономика. Но парадокс состоял в том, что наша нереформированная экономика быстрее всего адаптировалась к растущим ценам на нефть, которую мы покупали у частных российских компаний. Именно цены на нефть почти незаметно создали новые, рациональные сигналы для производителей и потребителей.

В начале года паника по поводу газовых тарифов вызывала почти истерию. Самые завзятые паникеры утверждали: речь идет о судьбе белорусской экономики, вообще о судьбе страны. Это было убеждение ряда политиков, правительственных чиновников. Но трагедии не случилось. После всех причитаний газ население покупает по $80 за тыс. куб, а раньше тарифы были на уровне российских - почти в 3 раза ниже. В 1999г. цена на нефть составляла $69,4 за тонну, в прошлом году нефть закупалась по $132,7, а в первой половине этого года - по $157,1. Но общий уровень инфляции в стране за первое полугодие в 2 раза ниже, чем в декабре 2003г.

В июле этого года прирост цен по сравнению с декабрем составил всего 9,1% - для нашей экономики это небольшая величина, хотя в соседних странах годовой темп инфляции ниже. Как бы там ни было, но это уже достижение. Ситуация, однако, неоднозначна. Цены в строительном секторе выросли на 16,5%, чему способствовал зашкаливающий все разумные пределы спрос на жилье: покупать на окраине Минска однокомнатную квартиру за $20 тыс. можно только в состоянии паники.

НАШИ ЦЕНЫ ПОКА НЕ УСПОКОИЛИСЬ

Как и в других странах, мы имеем дело с разными скоростями цен. Это подтверждает тезис о том, что на внутреннем рынке действуют два типа роста цен: инфляция спроса и инфляция издержек. Почему средний показатель динамики потребительских цен почти в 2 раза ниже «скорости» цен строительной отрасли? Строители работают в условиях превышения спроса над предложением. Есть и дефицит предложения данных услуг при их низком качестве. Сектор работает в условиях «серой» экономики, особенно в сегменте услуг для населения. Домашние хозяйства пока, за неимением лучшего, финансируют плохое качество работ, и рынок не оказывает своего влияния, не выступает судьей на ценовом и тарифном поле.

Интересна ситуация на потребительском рынке. В июле цены практически остановились, в августе замерли и чуть-чуть снизились - практически незаметно, хотя именно в этом месяце падает потребительская активность и рынок пассивен, почему бы и не снизить слегка цены?

В принципе, мы имеем дело с сильными сигналами в нашей экономике. Сегменты экономики живут в рамках новых ценовых ограничений. Так, по основным товарным группам издержки и цены производства потребительского рынка выросли от 5% до 30%. Менее всего это относится к производству обуви и швейных изделий. Предприятия этого сегмента легпрома уже вышли на предельный уровень издержек и не могут повышать зарплату, расходы, переменные издержки. Они связаны ценовой конкуренцией, и цены в розничной торговле увеличились у них на самую низкую величину по сравнению с другими товарными группами. Вывод: отечественные обувь и одежда «уперлись» в ограничения ценовой конкуренции на внутреннем рынке.

Все это предел, а «подкручиванием» цен прибыли уже не заработаешь. Наши товары становятся относительно дешевле, т.к. производитель не в состоянии манипулировать потоками товаров и издержками на их производство. Импорт ставит на свои места, «выстраивает по росту». Остается ждать роста лоббистских проявлений у предприятий данного сегмента легкой промышленности. Они должны активно «наехать» на аналогичные импортные товары. Нечто похожее уже получилось с бытовой техникой: расчистили поле от иностранных конкурентов, причем даже от завоза товаров физическими лицами.

Вторая группа - те, у кого динамика цен производства и реализации совпадает или близка. Их больше всего: мясо, мука, хлеб. В этом сегменте работает инфляция издержек. Повышаются цены на сырье, растут издержки, повышаются и розничные цены. Дело для нас привычное. Кстати, за год (если сравнивать с июлем 2003г.) более всего выросли цены на мясо и макароны (соответственно +30% и +39%). Так что макароны «по-флотски» нынче становятся деликатесом.

За год совершенно не изменилась цена на сахар и всего на 7,2% увеличилась цена на растительное масло. Замечательное явление, хотя в этом году мы стали покупать сахар за пределами СНГ по $0,2 за 1 кг. Следовательно, он может стоить всего-навсего рублей 500 за кило, а не в 2,5 раза дороже. Вот это и есть политика поддержки собственного производителя и ущемления прав потребителей.

Деликатный аспект - товары (и их производители), розничные цены на которые растут быстрее цен производства. Это в основном кондитерские изделия и безалкогольные напитки. По ряду причин (сезонные колебания, превышение спроса над предложением, рост цен на импортные аналоги) рынок позволяет это делать. Ничего необычного: если меняется спрос, увеличиваются покупки данной товарной группы, а предложение ограничено, то и цены в рознице следует повышать. Иначе и нет необходимого рыночного «драйва».

Именно возможность получить больше прибыли, схватить рыночный спрос и отреагировать на него запускает механизм активности госпредприятий и частного бизнеса. Однако могут работать и механизмы сговора, олигополии. Тогда мы будем финансировать растущие на ровном месте и без всяких усилий прибыли производителя.

Теперь о товарах, сигнализирующих о росте уровня жизни. Эта тема излишне политизирована. Возьмем известные позиции: одежда, обувь, бытовая техника, автомобили (кстати, последние стали дороже «всего» на 4,9%, хотя цены на бензин выросли на 8,9%). В целом же сбалансированность спроса и предложения, наличие тенденции увеличения продаж непродовольственных товаров рисуют оптимистическую перспективу. В первом полугодии эта товарная группа увеличила свои цены всего на 4,6%. Величина приемлемая, поскольку продовольствие подорожало на 10,5%.

Крики о ценовом беспределе становятся неуместными. Никакие волны цен на нефть или тарифный газовый «терроризм» не мешает ценам успокоиться. Прямо-таки сказка: теперь в оправдание инфляции правительство не будет переводить стрелки на внешние условия, неблагоприятную ситуацию на энергетических рынках и т.п. Почти добились главного - рынок разумен и объективен, если ему не мешать. Впрочем, итоги года покажут, какие уроки мы умеем извлекать из макроэкономической теории и практики. Впереди - отопительный сезон.
Добавить комментарий
Проверочный код