Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№36 (453) 13 сентября 2004 г. События. Оценки

ПРОЦЕСС ПОШЁЛ

13.09.2004
Виктор МАРТИНОВИЧ

№ 36 [453] от 13.09.04 - Этого президентского указа ждали давно. Для многих он стал вехой в жизни: кто-то связывал с ним окончательное решение об эмиграции, трудоустройстве в госструктуру, кто-то втайне надеялся, что в последний момент «ему запретят» - Путин, люди из тех двух силовых кланов, о которых в последнее время часто говорят информированные источники, ну хоть кто-нибудь. То, чему было суждено случиться, случилось 7 сентября, причем именно так, как многие себе это представляли. Тщательно подобранный момент, подчеркнуто спокойные, убаюкивающие слова телеобращения к нации.

Рассказывая нам об указе, президент напоминал о том, что творилось в стране 10 лет назад. В его речах эта тема занимает то же место, которое в советских музеях занимал стенд «Жизнь крестьян до 1917 г.», с наполовину истлевшим лаптем, ржавым серпом и фотографией пашущего мужика, использующего в качестве тягловой силы для плуга собственную жену, запряженную в упряжь, оставшуюся после давно съеденной лошади.

«Крупнейшие предприятия работали по 2-3 дня в неделю. Средняя зарплата достигала $20-25», - убеждал нас глава государства в собственной незаменимости. А потом произнес фразу, которая кольнула своей злободневностью, своей соотносимостью не с событиями 10-летней давности, а с самим этим телеобращением, которое с обреченностью ждала вся страна: «...и чувство отчаяния, безысходности у основной массы людей».

Экзистенциальная безысходность вообще свойственна белорусам - это может подтвердить любой просвещенный читатель. Александр Григорьевич долгое время был народным героем именно потому, что неожиданностью, непредсказуемостью своих действий разрушал закостенелую, предопределенную картину бытия целой нации. Никто не мог предсказать кадровых решений того Лукашенко-бунтаря, никакие политтехнологи не могли переплюнуть его в изобретательности и нестандартных решениях.

Фраза «Лукашенко стал предсказуемым», разочарованно оброненная одним из членов коалиции «Свабодная Беларусь» наутро после судьбоносного обращения, - ключевая в произошедшем.

Дальше - больше. Президент, всегда побеждавший стихийностью своей харизмы, своим умением грохнуть по столу там, где другой сладким голосом сюсюкал бы с избирателем, стал преподноситься гражданам по всем правилам политических технологий. О, ужас! - нам показали даже ролики в его поддержку, сделанные по всем законам рекламы. Как отреагируют на это граждане, привыкшие голосовать за иррациональность народного заступника, брезгующего теми методами, которыми выигрываются выборы во всем мире? Заготовит ли белорусский народ-экзистенциалист фигу в кармане всем этим лубочным кодам - посещениям трудовых коллективов, масштабным концертам и т.д.? И, если заготовит, узнает ли об этом впоследствии? Или, может быть, предсказуемость распространится на озвученный результат вне зависимости от того, каким он на самом деле будет?

Люди, видевшие падение Милошевича, говорят, что на это особенно надеяться не приходится. По их словам, каждый из нас - стихийный социолог. И если вдруг число поддержавших конституционную поправку не дотянет до 50%, интуитивно это почувствует каждый белорус - от потенциальных участников митингов до тех, кому эти митинги потенциально придется разгонять. Черт его знает, чем закончится этот всплеск интуитивных переживаний. А впрочем, узнать это нам предстоит очень скоро.

Пять недель - очень маленький срок. Предсказуемо маленький.
Добавить комментарий
Проверочный код