Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№32 (449) 16 августа 2004 г. Тема недели

ТИГР В ЛЕОПАРДОВОЙ ШКУРЕ

16.08.2004
Андрей ПОДВИЦКИЙ

Хотя нашу экономику уже нарекли «молодым тигром», инвестиционный климат Беларуси похож скорее на леопардовую шкуру, нежели на тигровую. В «желтой зоне» заниматься бизнесом весьма проблематично. В редких «черных зонах» деньги можно делать без особого напряжения. Здесь инвестиционный климат лучше, чем в ЕС или США. Может, это возрастное тигриное - повышенная пятнистость в молодости?

«ЖЁЛТАЯ ЗОНА»

«Желтая зона» Беларуси определяется стандартным набором законодательных актов и кодексов. На нее не распространяются льготы, дотации, бюджетное финансирование, госзаказ. Бизнес здесь не получает отсрочки по налогам, платит максимальную цену за газ и электроэнергию, вынужден арендовать офисные, складские и производственные помещения в далеко не лучших местах и по предельным ставкам. Если исполнительные органы принимают решение сократить число предприятий на том или ином сегменте рынка, компании «желтой зоны» первыми идут под административный нож.

Их проверяют чаще других. Руководителей по обыкновению вызывают в исполкомы и рекомендуют поддержать народные стройки, посевные или «Дажынкi». Пословица о законе-дышле в полной мере реализуется по отношению к компаниям из «желтой зоны».

Параметры делового климата размыты и постоянно меняются. Конкуренция субъектов из «черных зон» заставляет умело управлять издержками, внедрять производственные и торговые инновации, диверсифицировать риски. Предприниматели, сумевшие поработать в любом сегменте рынка «желтой зоны» в течение пяти лет, составляют скелет среднего класса нашей страны.

Подавляющее число предприятий «желтой зоны» заняты в торговле, но они все чаще открывают малые заводы или производственные цеха. Они мобильны, высокотехнологичны и готовы размещать капитал там, где появляется хоть малейшая возможность для этого. Занятые в «желтой зоне» часто жалуются, что в Беларуси нельзя зарабатывать деньги. Рентабельность среднего производства в этой сфере - 5-8% с явной тенденцией к снижению.

«ЧЕРНЫЕ ЗОНЫ»

Это чрезвычайно выгодные места для инвестиций, но пользоваться ими может далеко не каждый. Даже для богатого иностранца с передовыми технологиями очень сложно адекватно оценить риски работы в белорусской «черной зоне». Без поддержки влиятельного инсайдера долго не продержишься. Большинство финансовых и ресурсных потоков «черной зоны» закрыты для постороннего глаза. На бумаге рентабельность предприятий из «черной зоны» может быть близкой к нулю, но на самом деле меньше чем при 50% здесь редко кто работает.

Формально главным инвестором в привилегированные ниши рынка является государство. Оно регулярно снабжает предприятия дешевыми кредитами, дотациями, вводит льготный налоговый режим и иммунитет на банкротство. Естественно, основные деньги делаются не на этапе прямого или косвенного трансферта ресурсов от государства к предприятию. Оно имеет разветвленную сеть снабженцев и покупателей, формирующих своеобразные неформальные холдинги, в рамках которых на разнице цен можно быстро сколотить приличный стартовый капитал. Надо лишь понять логику «откатов» и не пытаться «кидать» заинтересованных чиновников.

Госпредприятие может закупать комплектующие или заказывать строительно-монтажные работы по ценам на 40-80% выше рыночных, чтобы потом делить маржу по заранее установленным правилам. Аналогичная ситуация обстоит с импортом машин и оборудования. По обыкновению, тендеры у нас выигрываются задолго до их проведения, а договориться с избранным поставщиком не составит труда.

Не менее привлекательны сбытовые схемы при искусственном понижении цен. Им способствует политика правительства: продавать многие товары на внутреннем рынке ниже себестоимости. Один и тот же трактор для колхоза в Брестской области и на экспорт продается по разным ценам. Для производителя - это убыток и развал рынка, для предприятий, которые имеют лицензии на торговлю тракторами, - высокоприбыльный инвестиционный проект. Аналогичная ситуация складывается по товарам, цены на которые фиксируются ниже уровня внутреннего рынка.

Набирают популярность инвестиционные проекты в свободных экономических зонах. Эти «черные пятна» жестко контролируются государством и все чаще привлекают финансовые организации. Поскольку официальные преференции в СЭЗ невелики, их резиденты и администрация добирают льготы при помощи нехитрых схем ухода от уплаты НДС, таможенных пошлин и других налогов. В комплексе получаются высокоприбыльные инвестиционные проекты, но случаются и конфискации, и отзыв лицензий, и передел квот, и отмена налоговых льгот. В некоторых случаях на пятки наступают конкуренты из «желтой зоны» или импортеры. Чтобы сохранить маржу и инвестиционную привлекательность, люди из «черной зоны» мобилизуют административный ресурс (не бесплатно, конечно). В результате вводятся антидемпинговые санкции, квоты, повышаются таможенные пошлины или инициируется программы импортозамещения. Они доступны только компаниям из «черных зон».

С ИЭС И БЕЗ

По расчетам института CATO, в экономически свободных странах доля частных инвестиций к ВВП составляет 18,02%, а в несвободных - только 9,57%. Увеличение доли частных инвестиций к ВВП на один процентный пункт с 1980г. по 2000г. вылилось в ускорение роста ВВП на душу населения на 0,33% в экономически свободных странах и только на 0,19% в несвободных. В развивающихся странах, но с высоким индексом экономической свободы (ИЭС), данный показатель составляет 0,35%: производительность частных инвестиций в свободных странах на 70% выше, чем в тех, где бюрократы вручную управляют экономикой.

Не подтверждается на практике тезис госчиновников относительно того, что государство может эффективно заменить частных инвесторов. Анализ деятельности предприятий в более чем 100 странах показывает, что государственная «кошка», будь даже она одного цвета с частной, гораздо хуже ловит мышей. Увеличение доли госинвестиций к ВВП на один процентный пункт приводит к росту ВВП на душу населения только на 0,17%, что более чем в 2 раза меньше, чем в случае с частными инвестициями.
Добавить комментарий
Проверочный код