Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№32 (449) 16 августа 2004 г. Тема недели

ЗАБЛУДИВШИЕСЯ ВОЛКИ У НАС МАТЕРЕЮТ

16.08.2004
Андрей ПОДВИЦКИЙ

Владимир Качанув работает на белорусском рынке 14 лет. Наряду с первыми кооператорами его можно назвать пионером белорусского рынка. Сегодня он возглавляет представительства в РБ известных западных компаний Precoptic Co Nikon, Heureca Fic, целого ряда польских, венгерских, итальянских и японских производителей. Являясь автором нескольких книг, имея несколько докторских степеней, Владимир Качанув с юмором рассказал корреспонденту «Белорусской газеты о том, что вынужден постоянно обучаться «бизнесу по-белорусски».

«ПОПОЛНЯЮ ЗАПАСЫ АДРЕНАЛИНА»

- Вас по праву можно считать ветераном бизнеса в Беларуси. Что за этим стоит: высокая прибыльность местного рынка или желание восполнить запасы адреналина после скучного бизнеса в развитых странах?


- Для меня 14 лет здесь - это захватывающее время. Пополняю запасы адреналина. Здесь и деньги, и вызовы. А какие у вас красивые девушки! Но я отвлекаюсь от темы. Мы работаем только с госструктурами. К примеру, Гомельская, Гродненская, Минская и Брестская областные санэпидемстанции - наши хорошие клиенты. У нас нормальные деловые отношения с Госстандартом, с его лабораториями, проверяющими импортные продукты питания. Мы помогли оснастить лабораторию 3-го молокозавода Минска, цех детского питания (по президентской программе) на молокозаводе Могилева; наше оборудование используется в кардиохирургии, в т.ч. в президентской больнице, в детской больнице в Боровлянах. В Беларуси я работаю через представительства и коммерческой деятельности здесь не веду. Не хочу.

- В чем специфика работы на белорусском рынке? Вы представляете такие известные компании, как Nikon, и к вам наверняка предъявляют целый ряд требований.

- Мы хотим увеличить объем продаж в Беларуси самых современных микроскопов Nikon. Это лучшая техника, которая сегодня доступна человечеству. Знаете, меня сильно удивляет один факт. Почему бедная Беларусь покупает не лучшее, а, откровенно говоря, старую, низкопробную продукцию? Мы внимательно отслеживаем состояние этого рынка в вашей стране. У меня складывается впечатление, что иногда люди, которые обязаны разбираться в технике и оборудовании, такими знаниями не обладают. Те, кто принимает решения о закупке импортной техники, делают это вслепую, не зная, что приобретают. Деньги выбрасываются на ветер (основываюсь на заключениях комиссии экспертов). Часто техника, приобретаемая у неизвестных компаний, является подделкой, производимой в странах третьего мира и присваивающей какой-нибудь известный бренд. Некоторые компании предлагают и продают здесь оптику уровня 50-х годов XX в. - я имею в виду так называемые «универсальные микроскопы».

- Но ведь вы как представитель авторитетных компаний можете участвовать в тендерах и доказывать преимущества своих товаров?

- Да, тендеры проводятся, но есть проблема. Похоже, эксперты тендерных комиссий не имеют доступа к современной информации или принимают решения, не вникая в технические тонкости. Совместно с белорусскими учеными мы систематизировали информацию, с помощью которой можно сравнивать действительно важные параметры оптических приборов, а не второстепенные. Дай Бог, чтобы эта информация дошла до экспертов и была принята к сведению.

Второй пример. В Брестской области в этом году был проведен тендер на закупку охладителей молока. С юридической точки зрения, техническое задание было составлено абсолютно безграмотно, на что я указал в письме на имя председателя тендерной комиссии. В ответ через четыре месяца последовало сообщение, что я проиграл тендер фирме, предложившей оборудование (вредное для окружающей среды по стандартам Монреальской конвенции) по ценам, превышающим наши более чем на 30%. И это несмотря на то, что мы предоставили тендерной комиссии сравнительный анализ всех предложенных типов оборудования и доказали, что наше - лучше.

«ИНОСТРАНЦЫ - ДОЙНЫЕ КОРОВЫ ДЛЯ ГОСБЮДЖЕТА»

- Что изменилось за годы вашей работы в Беларуси?


- Если бы все указы г-на Лукашенко исполнялись, было бы очень хорошо. Но чиновники на местах затягивают исполнение, ожидая указаний сверху. На Западе меня часто спрашивают, нравится ли мне этот режим. Я отвечаю: «Да, нравится». И вот почему. В Беларуси работают около 25 тыс. предприятий, которые являются моими потенциальными клиентами. В других условиях мне не хватило бы 14 лет и 300 менеджеров, чтобы «окучить» весь рынок и дойти до каждого. На мое счастье, в Беларуси власть централизована. По мнению Запада, Беларусь - страна нищих, но я с этим не согласен: деньги здесь есть, и немалые. Проблема в том, что финансовые потоки управляются «всеми», а министерства выполняют функции Минстата. Главными в принятии решений являются руководители облисполкомов и их окружение, в некоторых случаях - районное начальство. В такой системе каждый «заказывает свою музыку», в случае же провала виновника не найти. Типичный пинг-понг: я не виноват, он виноват - он виноват, я не виноват.

- Много начальников - мало собственников, типичное бюрократическое государство. Может, внешне оно выглядит вполне прилично, но вы сами говорите, что словесный и управленческий пинг-понг чиновников мешает бизнесу и людям.

- Да, в первую очередь людям. Возьмем еще один аспект инвестиционного климата - сертификация, гигиеническое удостоверение и т.п. Прежде чем продать в Беларуси какой-то товар, нужно получить на него сертификат. Для сертификации собственного товара, который уже соответствует нескольким мировым стандартам ISO, приходится посетить несколько различных институтов и лабораторий. Самое смешное, что для проверки некоторых видов товаров нет техники.

И еще. Иностранцы в Беларуси - это дойные коровы для госбюджета. Белорусское государство наказывает меня только потому, что я иностранец. За полис «автогражданки» белорус платит $20, я же - $130. За номер в гостинице белорус платит 22 тыс. рублей, иностранец - $60-80. Ну да ладно, пусть бы хоть ваши законы работали. Больше я ничего не хочу.

- Но почему они не работают? Есть вертикаль управления, собственность - сплошь государственная. А эффект нулевой?

- Нет «нулевого эффекта». Белорусы возродились как нация. Часть из них усердно работает, но я бы им желал, что бы Конституция была основой всех законов. По моему мнению, это лучшая в Европе Конституция. К сожалению, некоторые подзаконные акты ей противоречат. Да, в вашей стране мне все нравится, но почему я должен выполнять указания и распоряжения, если они противоречат Конституции? А так в Беларуси можно спокойно работать. Нет бандитов. Порядок и чистота.

- А люди в Беларуси умеют работать? Часто можно слышать о том, что в нашей стране человеческий капитал высокого качества. Вы согласны?

- И да, и нет. Ваши вузы дают хорошую теоретическую подготовку, но с точки зрения практической работы, молодые специалисты фактически ничего не умеют. Я беру их на работу, обучаю, и только потом у них начинают формироваться необходимые навыки. У ваших специалистов недостаточно международного опыта. Но у меня, равно как и у представителей других фирм, нет времени постоянно учить специалистов. Мне нужны подготовленные люди. У вас же классные специалисты либо уехали, либо ищут высокооплачиваемую работу за рубежом. При этом в Беларуси есть много умных людей в структурах власти. Не хочу, правда, называть их фамилии, но знаю специалистов высокого класса в Минсельхозпроде, Минздраве, Минэкономики и др. Хотелось бы, чтобы именно такие люди занимали руководящие посты.

«А МОЛОКО ПРОДОЛЖАЕТ КИСНУТЬ»

- За последние годы Беларусь пополнила свою законодательную базу десятками тысяч законодательных актов, часто противоречащих друг другу. Не это ли угроза вашему бизнесу?


- Нет. Важен конечный результат, а я умею своего добиваться. Проблемы существуют. Приведу пример - постановление Совмина N140, которое устанавливает перечень товаров, в отношении которых при ввозе на таможенную территорию Беларуси временно установлена таможенная пошлина 0%. Правительство выразило свою точку зрения, Минсельхозпрод ее интерпретирует по-своему, у таможни - своя точка зрения. Наслушаешься этой разноголосицы и думаешь: «Боже, кто же прав?» В Минской региональной таможне пытаюсь выяснить один вопрос. В следующем году Беларусь намерена закупить мобильные установки для доения коров и охладители к ним. На многих пастбищах нет электричества, и мы спроектировали для Беларуси специальные системы удоя, качественные и недорогие. Спрашиваю у таможенников, попадают ли наши установки под перечень постановления N140? Ответ просто шокировал: «Мы не имеем права предоставлять вам такую информацию». Театр абсурда. А молоко продолжает киснуть. И кто в этом случае выигрывает? Таможня, колхозы, простые граждане?

- Это как раз та система, которая, как вы признались, вам нравится

- Идеальных систем не бывает. Расскажу еще один случай с таможней. В НАН РБ я организовал курс лекций ведущих специалистов Европы по использованию современной техники, которую мы представляем. Академия попросила Таможенный комитет не взимать пошлины с оборудования при временном ввозе для демонстраций белорусским ученым. Специалисты приехали, но технику задержали на границе в Бресте. Пришлось извиняться перед аудиторией и объяснять на пальцах, как работают современные микроскопы. Микроскопы шли по международному документу CMR, но таможенники потребовали 50 тыс. евро залога. Это был для меня урок. Я хотел подарить Академии наук целую лабораторию, но так рассердился на таможенников, что подарил только бидистилятор. Сейчас собираю заинтересованных людей и на подобные лекции и презентации вывожу их на Запад или к производителям. Разве это нормально?

Чтобы что-то сделать, нужны подписи десятков чиновников. Идет время. Наши договоренности с западными партнерами не могут быть вечными. У меня нет претензий к белорусскому законодательству. У меня есть претензии к его исполнению. Вы еще остались Страной Советов. В любой другой стране на документе достаточно одной подписи директора. В Беларуси же он вступает в силу только после того, как на нем будет 10-15 подписей, чтобы распределить ответственность на 10-15 должностных лиц.

Я столкнулся с еще одной своеобразной проблемой. Между районами идет социалистическое соревнование. Колхоз купил бы у меня новую технологическую линию, но директор говорит: «Послушайте, я сдаю молоко на местный молокозавод, а он мне 3-4 месяца не платит. Если бы я продал молоко в Минск, то мне заплатили бы в течение пяти-десяти дней. Но районный начальник не пускает молоко в Минск, потому что у него ухудшатся статистические показатели».

В вашем сельском хозяйстве люди работают, но система управления делает их усилия напрасными. Вот я предлагаю Беларуси мини-комбикормовые заводы. С учетом стоимости белорусского зерна тонна качественного комбикорма на этом оборудовании для колхоза стоила бы 110-140 евро. Сегодня колхоз платит государственному комбикормовому заводу по 190-250 евро, потому что обязан именно у него это купить. У колхоза нет выбора. Но зачем покупать комбикорм с такой высокой накруткой? Покупайте у нас оборудование и производите в 2 раза дешевле. Мы вам еще продадим хорошие премиксы. А потом в Минсельхозпроде спрашивают: «Почему на Западе на выращивание свиньи весом в 110 кг надо 150 дней, а у нас около 210? Почему им нужно 3 кормовые единицы, а нам 5,5?».

«МНЕ НРАВИТСЯ ВАШ ТОТАЛИТАРИЗМ»

- После столь откровенного интервью вы не боитесь за будущее своего бизнеса в Беларуси?


- Не боюсь: я получаю зарплату и плачу налоги на Западе. Мне нравится ваш порядок, нравится ваш тоталитаризм, когда большинство людей воспитано и привыкло жить в системе советской власти. Даже в этой системе можно работать. Можно ли что-либо улучшить? Да. Надо бы уволить половину чиновников, а остальным удвоить зарплату. Налоги, лицензии можно было бы пережить, но они должны стать стабильными, по меньшей мере на год-два. Изменение правил игры - это потери не только для экспортеров, но и для государства. Ваш президент рекомендовал уменьшить число контролирующих органов и количество проверок, но на практике все осталось по-прежнему, и это мешает эффективно работать. Как можно работать, если директор завода каждый день подвергается районному, областному или местному контролю? Он не успевает думать о работе.

Приезжая в Беларусь, потенциальные инвесторы, на мой взгляд, делают одну ошибку: приезжают сюда на неделю-месяц и думают, что завоюют своими товарами Беларусь. Это большое заблуждение. Белорусские бюрократы как стая волков. Если вы, новый волк, потенциальный игрок на этом рынке, прибиваетесь к этой стае, вас для начала надо обнюхать и узнать. Вас, может быть, примут в стаю, и только потом вы сможете работать. За 14 лет со мною уже достаточно познакомились.

Если бы я был пессимистом, я бы здесь не работал. Для меня не проблема загрузить личные вещи и переехать в другую страну. Я работаю по правилам рынка и имею конкурентные цены. Даже если меня выбросят из Беларуси, мои цены на этом рынке останутся, потому что я за них отвечаю. Я принимаю в Беларуси серьезных людей, которые могли бы инвестировать сюда большие деньги. Они мне говорят: «Хорошо, мы вложим деньги, но ты, Владимир, будешь лично ими управлять». Мы пробуем. Мы верим, что можно делать инвестиции в Беларуси. Я хочу только одного - чтобы ваша Конституция, которая гарантирует равенство условий хозяйствования, соблюдалась. Тогда я буду счастлив.
Добавить комментарий
Проверочный код