Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№17 (434) 03 мая 2004 г. Визави

ЧТО ПАСЕешь, ТО И ПОЖНЕШЬ

03.05.2004
Виктор МАРТИНОВИЧ, Вадим ДОВНАР

№ 17 [434] от 03.05.04 - На заседании ПАСЕ в Страсбурге 28 апреля приняты жесткие резолюции, касающиеся ситуации в Беларуси. В первой заявлено о необходимости внесения изменений в законодательство Беларуси с целью прекращения преследования СМИ. В ней отмечается, что действия белорусских властей нарушают конституционные принципы свободы слова. Вторая резолюция предлагает белорусским властям установить ответственность высокопоставленных руководителей, в т.ч. генпрокурора Беларуси, за исчезновение журналиста и политиков. Насколько справедливы упреки европейских депутатов? Изменится ли что-нибудь после принятия данных резолюций? Об этом корреспонденты «Белорусской газеты» беседуют с известным публицистом Евгением РОСТИКОВЫМ и экс-министром сельского хозяйства, участником заседания ПАСЕ 28 апреля Василием ЛЕОНОВЫМ.

Евгений РОСТИКОВ: «ПАСЕ НАРУШАЕТ ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ»

- Изменится ли что-нибудь с принятием нынешней резолюции ПАСЕ?


- ПАСЕ часто принимает резолюции. Возможно, спустя какое-то время они поймут, что нельзя давить на нашу республику только потому, что она чем-то их не устраивает. Раз приняли, второй, третий... Ничего не меняется. Иначе и быть не может. У нас независимое государство, имеющее право на проведение собственной политики. С какой стати мы должны выполнять их рекомендации и снимать неугодных им чиновников? Разве подобные требования в их компетенции? Как бы то ни было, рано или поздно до ПАСЕ должно дойти, что они просто не разобрались в нашей ситуации.

- Но ведь ряд европейских депутатов лично приезжал в Беларусь, чтобы изучить ситуацию…

- Это так, но кто судьи? Не думаю, что комиссии, направляемые ПАСЕ, достаточно авторитетны. Считаю, что члены этих комиссий безответственно подходят к порученному им делу. Например, дважды приезжал киприот Пургуридес. Приезжал на три дня. Как можно за это время досконально изучить дела, которые власти расследуют несколько лет? Правда, он успел встретиться с оппозицией, от которой ПАСЕ получает основную информацию. Никого больше они слышать не хотят. (Поэтому, кстати, и белорусских парламентариев не зовут на свои сессии.) Невольно начинаешь думать, что Пургуридес хочет видеть у нас проблемы, похожие на конфликты между греческой и турецкой общинами на его родине. Более того, сложно говорить о желании европейцев объективно изучать нашу ситуацию после назначения руководителем комиссии ПАСЕ по политическим исчезновениям в Беларуси небезызвестного Сергея Ковалева. Последний давно не скрывает своего резко отрицательного отношения и к Беларуси, и к ее президенту.

Теперь несколько слов о том, что за структура парламентская ассамблея. Есть влиятельные структуры - НАТО, Совет Европы, а есть ПАСЕ. Его депутаты чувствуют свою ущербность и ненужность, представляют - в лучшем случае - свои партии. Но у них есть возможность четырежды в год заседать. Для парламентариев из финансово несамостоятельных стран (Балтии, например) - это настоящий праздник. Я был однажды на сессии ПАСЕ и просто не могу понять, какие проблемы они могут решить. Положение беженцев и перемещенных лиц в СНГ, ситуацию в Косово, задачи укрепления ООН и европейской экономики? Не верю, поскольку вижу только говорильню, а не поиск решения реальных проблем.

- Значит ли это, что на решения этой структуры не стоит вообще обращать внимания?

- Не значит. Есть общедемократические каноны, которым нужно следовать. Поэтому в поиске рационального зерна выслушивать следует всех. Однако при этом нужно понимать, что, провозглашая борьбу за демократию, ПАСЕ сама нарушает демократические стандарты. Обратите внимание на позицию этой структуры в отношении русскоязычных в Латвии. Четверть населения этой страны не имеет юридического статуса граждан. И этот факт не мешает принимать балтийские государства в объединенную Европу. У ПАСЕ есть много более острые, болезненные для Европы проблемы, нежели белорусские, с которыми мы справимся сами. Сейчас они рекомендуют правительствам тех стран, чьи законы позволяют расследовать и проводить судебные процедуры в отношении преступлений, несовершенных на их территориях, воспользоваться этим правом для открытия уголовных дел против наших чиновников. Теоретически они могут арестовать того же министра спорта и туризма Сивакова во время Олимпиады. Но это будет именно то, в чем европейцы обвиняют белорусское руководство: похищение человека. Абсурд и беззаконие!

- Считаете ли вы исчезновения Захаренко, Гончара, Красовского, Завадского политическими?

- Любое дело можно представить политическим. Например, картошка сгнила - вредительство. Травма пальца военнослужащего - членовредительство с целью дезертирства. В названных вами делах, конечно, не без проблем. Однако разбирательство идет. Не будем спешить с выводами и нагнетать страсти. Не будем уподобляться «Народной воле», зачислявшей в списки «политических исчезновений» артиста Бубашкина, экс-банкиршу Винникову. Но ведь это не наша госпресса писала о том, что Захаренко видели в Германии, а немецкие газеты. Тут допустимы и криминальная версия, и версия сознательного побега за границу. Да, демонстрировались некие документы. Но я не могу безоговорочно верить в их подлинность. Я вообще не верю перебежчикам. Тут же сплошь фигурируют люди, предавшие своего лидера и свои структуры. Бывшие сторонники президента, беглые прокуроры и комитетчики... Вопросов, действительно, много, но это не повод для использования в политических целях потерявших мужей женщин. Ведь они уже стали политическими деятелями, разъезжающими по всем этим ПАСЕ, по существу - штатными обвинителями. Что же касается «штатных оппозиционеров», то они постоянно готовы пропасть! А ведь никаких серьезных доказательств того, что власть причастна к исчезновению их коллег, не существует.

- Вы верите в то, что мотивом для похищения оператора ОРТ Завадского стали его рассказ о воюющем в Чечне белорусе и репортаж на НТВ?

- Я не знаю Валерия Игнатовича, человека, который, согласно приговору суда, похитил Дмитрия. Но очевидно, что у этого экс-спецназовца определенные психологические проблемы. Когда у человека какие-то комплексы, когда он реализует себя на войне, от него можно ожидать чего угодно. В любом случае вина Игнатовича признана судом.

- Решено, что статус спецприглашенного в ПАСЕ для нашей страны не будет «разморожен» до того времени, пока Беларусь не выполнит всех условий этой структуры. А нам вообще нужен этот статус?

- Обратите внимание: Россия в Совет Европы и ПАСЕ платит $30 млн. При этом в свой адрес ничего, кроме гадостей, от них не слышит. Приезжают чванливые лорды и поучают россиян, как им жить. В конце прошлого года я был в Прибалтике, где шла борьба за место в Парламентской ассамблее. Всем хочется поучаствовать в этой «большой халяве». Так за что им платить? В том, что Беларусь не представлена в ПАСЕ, большой беды я не вижу. Мне гораздо приятнее, когда наши депутаты интересуются жизнью своего народа, а президент более десятка раз выезжает в чернобыльскую зону, а не на западные посиделки, где наши проблемы никогда не решат.

- Вам хватает свободы слова в Беларуси?

- Свободы не бывает достаточно. Многое зависит от самого журналиста. Позволяет ли он себя зажимать. Меня самого поджимали. В частности, когда я опубликовал в российской газете «Завтра» статью «Алхимия власти» с критикой некоторых чиновников, один высокопоставленный деятель администрации президента, ныне зачисляемый в демократы, всячески старался выдавить меня из газеты «Республика». Мол, дискредитирую президента. Но есть правила игры, которых нужно придерживаться. Если вы претендуете на солидность, то и ведите себя соответственно. Есть целый ряд журналистов, которые сознательно нарываются на скандал и делают на этом свою политику. Мол, душат СМИ... А свободы слова не хватает везде: и в России, и в Прибалтике, и в США. Это не повод, чтобы постоянно кричать о мифическом или реальном зажиме и оказывать давление на независимое государство.

СПРАВКА «БГ». Евгений Ростиков родился в 1945г. в Витебске. Закончил московский ВГИК. Работал в Таллинне на телевидении, на киностудии «Беларусьфильм». Автор 30 документальных фильмов. С 1992г. - обозреватель газеты «Рэспублiка». Постоянный автор российской газеты «Завтра».

Василий ЛЕОНОВ: «А У ВАС НЕГРОВ ЛИНЧУЮТ!»

- Вам не кажется, что ограничение контактов ПАСЕ с Палатой представителей, предусмотренное резолюциями, приведет лишь к дальнейшему усилению Лукашенко за счет ослабления законодательной ветви власти?


- Этот вопрос на сессии ПАСЕ обсуждался, были различные точки зрения. Но в итоге абсолютное большинство депутатов проголосовало за вариант резолюций, который в конце концов был принят. Всякие смягчающие поправки были отвергнуты на пленарном заседании.

- Почему резолюции приняты именно сейчас? Ведь обе проблемы, обсуждаемые в резолюциях, существуют в Беларуси уже очень давно.

- Сначала там была одна комиссия во главе с известным российским правозащитником Сергеем Ковалевым. Со слов Ковалева я узнал, что его сюда не пускали. Потом был назначен другой человек - Христос Пургуридес, который возобновил расследование. С момента, когда он посетил Беларусь, до времени принятия резолюции прошло полгода. Все это требовало времени.

- В числе аргументов в пользу того, что ПАСЕ поступила с Беларусью неправильно, выдвигается следующий довод: на родине Пургуридеса, Кипре, сейчас своих проблем хватает…

- Ну, чем-то ж надо оправдываться, поэтому и говорят такие вещи. Если требуется как-то обелить себя, а серьезных аргументов нет, приводятся порой самые нелепые доводы. Это напоминает вечный советский аргумент в споре с Америкой: а у вас негров линчуют. Теперь - примерно то же самое: «а у вас у самих на Кипре проблемы».

- Можете ли вы припомнить случай, когда какая-нибудь международная организация принимала сходные решения в отношении чиновников любой другой страны?

- Мы в этом уникальны. С 1991г. я ничего подобного припомнить не могу. Иногда вопросы обсуждались, но не в таком формате и не столь единодушно. Голосование было почти 100-процентным. Даже при рассмотрении резолюций на комитете было всего 2-3 воздержавшихся, а против голосовал лишь один. На пленарном же заседании итоги голосования были почти единодушными.

- Несмотря на то что голосование было тайным, уже появилась информация о том, что Россия не поддержала резолюции Пургуридеса. Правда ли это, и если да, можно ли воспринимать это как проявление политической поддержки Лукашенко со стороны РФ, несмотря на все его ссоры с Путиным?

- Я не могу сказать, правда ли, что Россия не голосовала за резолюцию - голосование было тайным. Больших контактов с россиянами у меня там не было, но в кулуарных беседах я не слышал никаких возражений от представителей России. Так что мне трудно судить, откуда взялась эта информация. С другой стороны, даже если она верна - нет ничего удивительного. Не новость, что между Лукашенко и некоторыми чиновниками России может идти определенный торг.

- Насколько вероятно, что страны-члены ЕС выполнят рекомендации докладчика и возбудят уголовные дела в отношении ряда наших высокопоставленных чиновников?

- Если этого не будет сделано, документы, кроме политического звучания, никаких последствий иметь не будут. Конечно, политическое звучание тоже имеет значение, но лишь для тех, кто с ним считается. Если брать нашу власть, для нее это - пустой звук. Так что главным в резолюциях является именно то, что они меняют статус расследований с общественного на уголовный. То, какая страна и когда возбудит уголовные дела, теперь зависит исключительно от Евросоюза и правительств конкретных государств. Я считаю, что это рано или поздно произойдет.

- Как вы вообще относитесь к идее санкций? Нужно ли их вводить в отношении Беларуси?

- Ни на совете, ни на пленарном заседании, ни от докладчиков я не слышал о том, чтобы в отношении нашей страны и ее народа готовились какие-то санкции. Это, кстати, неоднократно подчеркивалось: речь идет не о людях, которые живут в Беларуси, а о власти, которая управляет этой страной.

- Лукашенко дважды поручал нормализовать отношения с Европой. Осложнения с ПАСЕ - свидетельство того, что при нем они уже никогда не нормализуются?

- Я бы ответил на этот вопрос следующей репликой: в ближайшее время аналогичное охлаждение произойдет и на Востоке. Мы к этому уверенно идем. В конце концов, и Москва себя начнет вести себя так, как повела себя ПАСЕ.

- Насколько вероятно, что Россия, Европа и США начнут трехсторонние консультации по совместному решению «белорусского вопроса»?

- Точными данными я не располагаю, но не сомневаюсь в том, что такие консультации уже идут. Они должны идти. Не может быть, чтобы они не шли. Я уверен в этом потому, что президент России Владимир Владимирович Путин является членом «большой восьмерки». Он приходит и здоровается с другими президентами этого элитного клуба. А после пребывания в этой компании он едет в Беларусь, либо в Москве встречается с теми, кого Европа подозревает в таких тяжких грехах. Нужно либо перестать с ними дружить, либо - выходить из «восьмерки». Добавить тут нечего.

- Все участники заседания ПАСЕ по приезде из Европы заявили, что, несмотря на жесткие рекомендации Пургуридеса, двери в Европу для нас остаются открытыми. Каким вы видите выход из сложившейся ситуации?

- Нужно просто выполнить то, что просит резолюция. Отстранить от должностей подозреваемых людей, провести объективное, открытое расследование с участием общественности Беларуси. На месте президента я бы привлек специалистов из Европы, России и вместе мы бы расследовали выдвинутые обвинения. А дверь, действительно, остается открытой. Беларусь в Европе ждут. Ведь других противоречий нет. Расследуй уголовные дела, прекрати преследование прессы, нормализуй избирательный кодекс, дай возможность участвовать в выборах политическим партиям и общественным организациям - и всё будет нормально.

СПРАВКА «БГ». Василий Леонов родился в 1938г. в Могилевской области. Закончил Белорусский институт механизации сельского хозяйства (1964г.), Минскую ВПШ. Работал первым заместителем начальника Могилевского областного управления сельского хозяйства (1972-75гг.), председателем Горецкого райисполкома (1975г.), первым секретарем Могилевского обкома КПБ (1983-90гг.), председателем Могилевского областного Совета народных депутатов (1990-91гг.). Министр сельского хозяйства и продовольствия (1994-97гг.). В 1997г. обвинялся в подготовке теракта против председателя КГК по Могилевской области Миколуцкого. 11 ноября 1997г. арестован в рабочем кабинете по обвинению в финансовых махинациях и злоупотреблении служебным положением.
Добавить комментарий
Проверочный код