Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№17 (434) 03 мая 2004 г. Тема недели

МОДРИС АУЗИНЬШ: «ЭТО - РАСШИРЕНИЕ ПЕРЕД РАСПАДОМ»

03.05.2004
Виктор МАРТИНОВИЧ

№ 17 [434] от 03.05.04 - В Беларуси сложно найти человека, который не считал бы, что членство в ЕС - это хорошо. Перспектива присоединения к Шенгенскому соглашению, выплаты производителям сельхозпродукции, вхождение страны в единый европейский рынок - все эти преимущества кажутся столь неоспоримыми, что снова говорить о них только потому, что 1 мая к ЕС присоединились новые члены, представляется бессмысленным. А потому новый раунд расширения ЕС обозреватель «Белорусской газеты» решил обсудить с Модрисом АУЗИНЬШЕМ - известным латвийским политологом, обозревателем журнала «Балтийские берега».

- Почему именно Литва, Латвия и Эстония первыми из республик бывшего СССР вступают в ЕС?

- Важную роль здесь сыграли два фактора. Во-первых, в советское время балтийские страны считались советской заграницей. Мы последними присоединились к Союзу и первыми вышли из него, меньше всего времени пробыли там, меньше других «советизировались». Во-вторых, это следствие геополитики. И даже не геополитики, а элементарной географии. Территориально мы всегда находились в Европе со всеми выходящими отсюда последствиями и преимуществами. Такими, например, как транзитные магистрали, проходящие через нашу территорию.

- Беларусь тоже территориально всегда находилась в Европе. Однако мы пока не в ЕС и неизвестно когда там будем. Мы не стремимся на Запад, мы избегаем России... Наш курс - что-то уникальное или просто отсутствие всякого курса...

- У бывшего премьера Швеции Улафа Пальме во время его последнего интервью спросили: «Вас критикуют и Советский Союз, и Европа, вы конфликтуете и с теми, и с другими... Зачем? Как вы это объясните?» На что он ответил: «Эти конфликты означают только то, что мы на правильном пути». То, что Беларусь действительно ни с Россией, ни с Европой и ни с США, я бы не стал оценивать как однозначно отрицательный фактор. В случае ЕС налицо расширение перед распадом. В случае с Россией распад уже во многом произошел, кризис налицо. В таком контексте в позиции Беларуси есть здравый смысл. Другое дело, из каких побуждений Александр Лукашенко эту позицию выработал. Думаю, вам для начала нужно определиться с той позицией, которую вы хотели бы укреплять. Чрезвычайное сближение с Европой ни к чему хорошему не приведет. Что касается России, то она, кажется, уже и сама не горит желанием с вами сближаться.

«ОЧЕРЕДНАЯ УРАВНИЛОВКА»

- В 1989-91гг. Латвия стояла в авангарде движения за независимость. В числе прочих государств она первой вышла из Союза. Вступление в новый геополитический блок не противоречит логике 90-х? Значит ли членство в ЕС утрату независимости?


- Безусловно, это утрата независимости. Именно в этом и состоит парадокс. Страна, которая была в авангарде борьбы за независимость, сейчас так легко расстается с ней. На мой взгляд, объяснение этому найти невозможно. Оправдать это можно лишь неспособностью и неготовностью нашего руководства принимать решения и нести ответственность самостоятельно. Вообще, я кардинально против вступления нашей страны в ЕС. Причем даже те европейские чиновники, которые приводят положительные доводы в пользу расширения Евросоюза, тоже в душе против. Они приводят их не по убеждению, а в силу занимаемых должностей. Чем меньше времени оставалось до

1 мая, тем больше они осознавали неподготовленность очередного расширения: и юридическую, и экономическую. Полагаю, что вступление новых членов на долгое время парализует законодательные и экономические процессы в ЕС. Они и сами это поняли, но теперь все это напоминает самолет, который поднялся в воздух. Выйти из него уже невозможно.

- Почему принятие в ЕС 10 новых стран вы считаете «расширением перед распадом»?

- Потому что невозможно найти что-то общее между такими разными странами, как Германия и Латвия. Это, кстати, можно было сказать и о прежнем составе ЕС. Ведь вряд ли можно сравнить Норвегию и Испанию. А сейчас разница между странами-членами ЕС стала еще больше. Это очередная уравниловка. История неоднократно доказывала, что такое не может привести ни к чему хорошему. Кстати, некоторые лидеры государств «старой Европы» очень скептически относятся к существованию ЕС и отводят Союзу максимум 10 лет жизни. К таким пессимистам относится, например, канцлер Германии. Кстати, как ни странно, самый большой скепсис демонстрируют руководители тех стран ЕС, которые сегодня являются основными донорами Союза - Германии, Италии, Франции.

- Из вашей позиции следует, что Латвия не должна быть ни с Россией, ни с ЕС. Следует ли идти по пути Беларуси: полная независимость, граничащая с изоляцией?

- Не думаю, что независимость непременно должна граничить с изоляцией. Для Латвии был бы идеален другой вариант. Во время обсуждения нашего членства в ЕС фигурировал следующий довод: Литва и Эстония станут членами ЕС, а мы что, останемся в стороне? Но ведь как раз этот путь был бы идеальным! Моментально мы превратились бы в транзитную страну, расположенную между двумя государствами Евросоюза.

«УРОВЕНЬ ЖИЗНИ, НЕСОМНЕННО, СНИЗИТСЯ»

- Уровень безработицы, бюджетный дефицит, свобода передвижения капиталов - по этим параметрам Литва готова к вступлению в ЕС?


- Скорее, нет. Не по бюджетному дефициту или каким-то другим экономическим критериям - все это заранее было приведено в соответствие с требованиями ЕС. Мы не готовы из-за правительственного кризиса, длящегося уже 15 месяцев. Весь период работы правительства Эйнара Репше можно считать сплошным кризисом. Практически ничего не было сделано для того, чтобы привести законодательные и процедурные акты в соответствие с требованиями ЕС. Сейчас это делается, но в режиме аврала, и вы сами понимаете, какое качество будет у получившихся документов. К тому же во время переговоров о вступлении в ЕС по очень многим позициям - сельское хозяйство, квоты и т.д. - мы подписались на очень невыгодные для нас условия. Этому тоже можно найти объяснение. Латвийские чиновники заглядывали в рот еврочиновникам и не воспринимали происходящее как торг, в котором нужно отстаивать наши интересы. Никто не рискнул ввязываться в дискуссии. Сегодня на примере той же Эстонии мы видим, что можно было добиться куда более выгодных условий.

- Каковы будут потери Латвии от вступления в ЕС?

- Практически все области экономики ощутят на себе удар. Общий уровень жизни снизится, несомненно. Ни для кого не секрет, что рост цен на энергоносители автоматически приводит к росту цен на всё. Кроме того, увеличение цен, за которым совершенно точно не будет успевать рост зарплат (во всяком случае, ближайшие 2 года), приведет к общему ухудшению качества нашей жизни.

«А ЧТО, В ЕС НЕТ КОРРУПЦИИ?»

- В 2002г. вы писали, что в Латвии наблюдаются проявления цензуры. Кроме того, систематически звучат обвинения в нарушении прав русскоязычного населения, проявлениях неофашизма. Не кажется ли вам, что членство страны в ЕС станет залогом развития демократии и отсутствия цензуры?


- Хотелось бы в это верить. Но с учетом того, что у европейских чиновников будет много более насущных забот, до вопросов демократического и гуманитарного характера очередь дойдет очень не скоро. Да и потом, примером отсутствия всякой демократизации может служить Россия. После подписания соглашений между ЕС и РФ, российский министр иностранных дел сказал, что теперь все нерешенные вопросы российской демократии станут вопросами ЕС. И что, Россия после этого стала демократичней? Кроме того, мы прекрасно понимаем: помимо местной бюрократии здесь появится еще и европейская бюрократия. ЕС в целом еще более забюрократизирован, чем Латвия или Литва. И пока все эти благородные начинания пройдут через бюрократическую машину Евросоюза, пройдет много времени. Пройдя через нее, они могут принять некие искаженные формы. Так что никаких иллюзий я не питаю.

То же и с проблемой коррупции, объемы которой не уменьшатся после вхождения Латвии в Евросоюз. Никто, кроме нас самих, не сможет с ней справиться. Да и потом: в ЕС, что ли, нет коррупции? Один скандал за другим, комиссары слетают за взятки и другие преступления. Просто все явления там имеют другой масштаб. Латвия меньше, здесь и коррупция поменьше. Но не еврочиновникам с нашей коррупцией бороться.

- Можно ли говорить о том, что у вас сохранились русскоязычные управленцы? Произойдет ли их устранение из власти после вступления Латвии в ЕС?

- Здесь довольно парадоксальная ситуация. В связи с тем, что все русскоязычные были выдавлены из госуправления, они все силы бросили в бизнес. И если говорить о крупном бизнесе в Латвии, то в основном он русскоязычный. И транзит, и банковская сфера контролируются русскими.

- Вы можете как-то охарактеризовать белорусско-латвийские отношения? Существуют ли они вообще?

- По всей видимости, раз даже я затрудняюсь их как-то охарактеризовать, их не существует. А если они и присутствуют, то очень глубоко. Во всяком случае, на первый взгляд их нет. Со стороны Беларуси были какие-то попытки организовать выставки белорусских товаров, дни Беларуси в Риге и т.д. Но на этом все и закончилось. Что же касается латвийской стороны, то теперь все взоры обращены на Брюссель, и потребуется какое-то время, чтобы «брюссельская капуста» нам приелась и мы начали обращать внимание на ближайших соседей.

СПРАВКА «БГ». Модрис Аузиньш родился в 1958г. в Латвии, в Сигулде. Закончил Литературный институт им. Горького в Москве, стажировался в Болгарии и Греции. Работал в издательском доме «КоммерсантЪ», в Латвии был главным редактором ряда русскоязычных и латвийскоязычных газет. Ныне - политобозреватель журнала «Балтийские берега».
Добавить комментарий
Проверочный код