Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
Большой выбор Одежды для Малышей. Заказывайте с доставкой в ваш город
funky-monkey.com.ua
№17 (434) 03 мая 2004 г. События. Оценки

КАРТЫ, ДЕНЬГИ, ДВА СТВОЛА

03.05.2004
Родион РАСКОЛЬНИКОВ

Пожалуй, главный вопрос, который оставил после себя арест Михаила Маринича, можно сформулировать так: его-то за что? Ни во время работы на госслужбе, ни после ухода с нее он так и не стал ярым оппозиционером, оголтелым борцом с режимом. В стране, не особо задумываясь, можно найти с десяток людей, представляющих для властей куда большую опасность. Почему же арестован именно он?

Первая версия тривиальна. Она чаще других звучит в заявлениях политических партий и предвыборных коалиций. Раньше всех ее озвучила БСДП (НГ) в специальном заявлении по поводу ареста: «Становится очевидным, что накануне больших политических кампаний проводится безжалостная зачистка политического поля страны от знаковых личностей, представляющих достойную альтернативу ее нынешнему руководителю». Данная версия рассматривает Маринича как перспективного кандидата в депутаты, фигуру, способную украсить любой предвыборный список. К минусам этой версии можно отнести то, что к настоящему моменту перспективных кандидатов в депутаты по меньшей мере сотня. Уголовные дела заведены только в отношении трех (Лебедько, Протько, Маринич), арестован только один Михаил Афанасьевич.

Несколько более правдоподобную «модификацию» этой версии представил генерал Валерий Павлов, депутат Верховного Совета 12-го созыва. Павлов не исключил, что руководство Беларуси посчитало Маринича опасной фигурой, которая якобы «получила поддержку в Москве». Ясно, что простому кандидату в депутаты «поддержка Москвы» не нужна. Так что речь идет о Мариниче как о прямом сопернике Лукашенко в 2006г. Эта версия, впрочем, не объясняет, почему арест произошел именно сейчас, за 2 года до выборов. И, главное, не дает понять, куда делась эта самая «поддержка Москвы» после того, как Маринича поместили под стражу. Ведь если белорусскому политику и нужна какая-то поддержка Кремля, то выражаться она может прежде всего в гарантиях неприкосновенности и уж только потом - в предоставляемых ресурсах.

Еще одно лежащее на поверхности предположение: устранение Маринича было направлено не на его самого, а на белорусские элиты, которых нужно держать в страхе. В пользу этой версии высказался журналист Кирилл Пазьняк в статье «Маринича будут мариновать» на www.naviny.by. По его мнению, арест «это еще и акция устрашения, рассчитанная не только на оппозицию, но и на номенклатуру. Это - превентивный шаг для нейтрализации политической активности действующих оппонентов власти и возможных перебежчиков». Впрочем, в данном предположении есть одно логическое несоответствие: если хочешь дисциплинировать «вертикальщиков», нужно показывать им страдания таких же, как они. Но никак не тех, кто уже вне системы.

Аресты оппозиционеров, пусть даже таких сдержанных, как Маринич, могут убедить номенклатуру в том, что чистки рядов своих соратников президент решил на время отложить. Осознав это, номенклатура расслабится, а это отнюдь не то состояние, в котором ей необходимо пребывать накануне важных политических событий грядущей осени. Арест Журавковой и Рыбакова имели куда больший воспитательный эффект.

Неожиданные соображения относительно закономерности новых белорусских арестов были высказаны Яновым-Полесским на ресурсе «Наше мнение» в статье «Казус Маринича»: «Закон прост: если вы верный пес на службе государевой, то вас привлекут к ответственности с вероятностью 50 на 50». Причем, по мнению автора, привлечь могут вне зависимости от того, служите ли вы честно, служите ли вы бесчестно, имеете ли свою точку зрения, держитесь ли «курса», являетесь ли вы директором предприятия, министром или бывшим министром. «Широко распространено грубое заблуждение, что если не критиковать режим, то чаша сия минет, - продолжает Полесский. - Однако второе положение белорусского закона вероятности гласит: соотношение пострадавших между соратниками режима, противниками режима и «нейтральными» равно 33,33 к 33,33 к 33,33». Автор делает вывод: «Режим слеп. Это как если бы тяжесть нашей вины определяла обезьяна».

Еще одна нетривиальная версия рассматривает арест Маринича исключительно в финансовом ключе. Согласно этому предположению, оперативников интересовал не столько сам бывший министр, сколько найденные у него $90 тыс., которые тот якобы собирался пустить на поддержку оппозиции. Депутат Валерий Фролов в интервью «Народной воле» заявил, что «в принципе, хорошо, что есть люди, меценаты, которые выделяют такие деньги», а его соратник Владимир Парфенович проявил себя совершенно бескорыстным человеком: «Лично я никаких денег ни от кого не принимал и принимать не буду, - заявил он. - Я считаю, любое движение, которое существует сегодня в стране, должно работать и держаться прежде всего на идее. Если Маринич действительно заявил такое и если услышу об этом от него самого, я от него отмежуюсь».

В финансовую подоплеку ареста верит и депутат ПП НС Сергей Скребец: «Он говорил, что у него забрали эти деньги, что его до 6 утра продержали в милиции, что он писал объяснительную... Я считаю, что Михаила Маринича задержали только для того, чтобы не отдавать эти деньги, независимо от того, куда он будет их тратить».

Пожалуй, самой экзотичной можно назвать активно обсуждаемую в кулуарах версию: арест Михаила Маринича, равно как и выдворение польского военного и военно-воздушного атташе, стало своего рода «свиньей», которую белорусские силовики подложили главе государства в отместку за систематические проявления нелюбви к себе (за последние 3 месяца практически все силовые структуры потеряли руководителей нескольких ключевых департаментов). Рассуждающие о «мести силовиков» особенно напирают на то, что оба задержания произошли 26 и 27 апреля, когда президента не было в Минске. Но, во-первых, «силовики» в Беларуси не являются сколько-нибудь самостоятельной и консолидированной силой и «мстить» президенту могут исключительно из суицидальных соображений. Во-вторых, если бы кто-то и решил таким образом подставить главу государства, арестам были бы подвергнуты действительно ключевые фигуры, лишение свободы или выдворение которых немедленно вызвало бы колоссальные проблемы у властей. Для этого следовало бы ударить не по польскому, а, скажем, по российскому посольству. Вот это действительно была бы «свинья»! Арест же Маринича и объявление польского военного атташе персоной нон-грата наверняка не принесут режиму серьезных проблем.

К числу наиболее интересных можно отнести соображения по поводу ареста Маринича, высказанные нашему изданию политологом Александром Федутой. По его мнению, задержание Маринича действительно является знаком номенклатуре и элитам. Однако этот знак никак не связан с готовящимися выборами. Федута убежден, что на последнем этапе правления Лукашенко в Беларуси начнется массовая приватизация, в результате которой наиболее прибыльные сферы госсобственности будут отданы в «нужные» руки. В этом смысле, арест Маричина - знак, что политики того поколения, которое он представляет, к этой финальной приватизации допущены не будут. Как считает Федута, «Маринич, даже если его скоро выпустят, теперь уже не игрок».

Разброс мнений относительно произошедшего ареста довольно обширен. Истина, как водится, находится где-то посередине. Хотя, в случае с белорусской властью, верно и другое правило: если есть семь версий произошедшего, истинной оказывается восьмая.
Добавить комментарий
Проверочный код