Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№17 (434) 03 мая 2004 г. Радости жизни

В ОРКЕСТРЕ ТОЛЬКО ЖЕНЩИНЫ

03.05.2004
Марина ГУЛЯЕВА

1 июня в концертном зале «Минск» в рамках проекта «Виртуозы сцены» состоится «Бал цветов», который представит российский государственный камерный оркестр «Вивальди-оркестр». Ведущая вечера - актриса театра и кино Ирина Алферова. Известность «Вивальди-оркестра», этого исключительно женского коллектива, - мировая. Его создатель Светлана Безродная не любит феминисток, но говорит об отсутствии полов в музыке. Отрицает определение «бабская игра» и говорит о женском предательстве. Об этом и о том, как еще можно расшифровать ее инициалы, народная артистка России Светлана Безродная рассказала обозревателю «Белорусской газеты».

- В отличие от оркестров, под управлением таких известных музыкантов, как Владимир Спиваков, Юрий Башмет, ваш коллектив, не менее известный и в России, и за рубежом, значительно меньше раскручивается на экранах телевизоров. Можно ли утверждать, что и в классической музыке есть своя «тусовка»?

- Конечно, есть, и попасть в нее очень сложно. Но я горжусь тем, что свою жизнь я сделала своими руками, что мне никто не помогал и не было никаких протекций. У меня даже звания никакого не было, когда я решила создать оркестр.

- Правда ли, что, когда в Министерстве культуры в 1988г. вы добивались регистрации оркестра, на тот момент его вообще не существовало?

- Это действительно так. Но я тем не менее получила подпись министра. Без протекции сегодня я получаю и телевизионный эфир. Хотя иногда меня спрашивают, мол, сколько же вы заплатили за эфир? Я отвечаю, что вообще ничего не плачу - меня просто приглашают. А ведь люди платят очень большие деньги. Вот вы говорите: Спиваков, Башмет, Башмет, Спиваков... Когда я спросила предыдущего министра культуры, а, собственно, по какому принципу выделяются некоторым коллективам средства, мне было сказано: «По конечному результату». Я сказала:«Вы, наверное, очень плохо знаете этот конечный результат». Надо побывать на наших выступлениях и посмотреть, какой аншлаг имеет каждый концерт. А ведь добиться этого очень непросто. Сегодня люди не ходят на концерты даже людей с именитыми фамилиями. Вы назвали фамилии музыкантов, на чьих концертах практически всегда половина приглашенных лиц. Эта публика приходит, чтобы побыть, а не послушать.

- Ваш оркестр изначально создавался как женский. На протяжении 15 лет в нем никогда не работали мужчины. Придерживаетесь идеи равноправия полов?

- На первом курсе я играла в женском квартете, и это меня натолкнуло на мысль создать свой женский оркестр. Кроме того, 15 лет назад, когда на каждое место было по 30 человек на место, женщин не брали в оркестры. Меня саму не приняли в государственный камерный оркестр! Такие были времена - брали только мужское население...

- А что, они как-то иначе играют? Кстати, этот термин - «бабская игра» - оправдан?

- Да, так действительно говорят. Даже мой педагог, профессор московской консерватории всегда ругал нас: вот, мол, бабская игра! Что подразумевало отсутствие ритма, полную безалаберность. Хотя я считаю, что нет разницы между мужской и женской игрой. В музыке нет пола! Когда мы первый раз приехали в Америку, феминистские организации попытались на меня наброситься. На мой взгляд, там эта борьба за равенство полов, перешла в патологию. Ну в самом деле, это же безумие какое-то: если мужчина передо мной открыл дверь, то я могу обвинить его в сексуальном домогательстве! Сильно на меня давили феминистки в Испании, они приглашали оркестр три года подряд. Но... мне они так надоели! Хотя я играла в самых лучших залах, где выступают мировые звезды. Вообще, должна вам сказать, что за 15 лет работы с женщинами я стала к ним относиться - сейчас упадете! - очень отрицательно. Это караул! Просто караул. Я как-то сказала нашему российскому сердцееду Саше Домогарову, что женщина провоцирует мужчину на измены. Женщина неверна по своей сущности. Неверность и предательство в женщине заложены в большей степени, чем в мужчине. Говорят: ой, женское терпение, особенно терпение русских женщин! Это такое заблуждение! Во всяком случае, женщины сегодня уже не такие смиренно ждущие и т.д. Вот по выносливости - да. Я называю это работать как лошадь. Правда, не все так работают и не все хотят так работать. Но у меня хватает силы воли заставить работать. Мы делаем такие программы, которых нет ни у одного коллектива - я за это ручаюсь. За 15 лет, выступая в большом зале консерватории, я ни разу не повторилась.

- Как говорил герой одного фильма, «это, конечно, не подвиг, но что-то героическое в этом есть...»

- Я называют это не героизмом, а психозом. Это полный психоз. Александр Ширвиндт сказал, что моя фамилия должна быть не Безродная, а Безумная. А главный редактор газеты «Культура» Александр Белявский сказал, что мои инициалы С.Б. должны расшифровываться, как «средний бомбардировщик». Люди, наверное, не зря так говорят... Но я не могу остановиться! Я не могу работать так, как самые-самые знаменитые музыканты: играют по 50 раз один и тот же концерт Бетховена. Ну сколько можно? И мне иногда говорят, мол, почему вы придумываете все время что-то новое, повторите старое! Но меня все время что-то гонит вперед...

- А ведь ваша жизнь могла сложиться совсем иначе: вы родились в обеспеченной семье, ваш отец лечил кремлевскую элиту. Вы сами говорили о себе, что росли в «золотой клетке». В отличие от многих, вы имели очень приличную стартовую площадку для спокойной жизни.

- Я не стала бы говорить о какой-то чрезмерной обеспеченности. Тот стиль жизни был весьма аскетичным. У меня никогда не возникало желания чего-то захотеть и попросить. Когда охрана привозила меня в школу и увозила обратно, этого никто не видел. Это сегодня Ксения Собчак приезжает с толпой «шкафов»-телохранителей и еще бравирует этим. Это настолько противно и примитивно! Да, сценарий моей жизни мог быть иным, можно было бы не шевелиться. Но, видимо, я была создана для другой жизни и поэтому начала бунтовать. И сегодня я просто работаю, работаю как лошадь и ничего не жду. Помните, Булгаков в «Мастере и Маргарите» писал:«Сами придут и сами все предложат».

- А если бы все-таки у вас, как у Маргариты, была возможность попросить что-то у Воланда - что бы вы попросили?

- Я бы попросила как можно больше времени, чтобы сделать все, что я хочу. Да, я понимаю, что все сделать не успеешь, но как много хочется! «Вивальди-оркестр» совсем недавно выступал в Армении, и мои девушки вальс Хачатуряна из «Маскарада» исполняли в масках. Это уже непросто концерт, это уже немножко театр. Я думаю, мы обязательно покажем увертюру «Орфей в аду» Оффенбаха, которую все знают по знаменитому «Канкану». Мы «Канкан» исполняем с перьями, как положено. Правда, до плясок еще не дошло. Но в некоторых программах и это уже есть. Однако я не заигрываю с публикой.

- А в каких вы с ней отношениях?

- Я часто слышу от многих очень важных музыкантов, что, мол, им не важен зритель, они для себя играют. Ну, если для себя, так сиди дома на кухне и играй для себя. Мне бы хотелось, чтобы наш зритель уходил вместе с нами и погружался в те эпохи и в те времена, которые «Вивальди-оркестр» показывает на сцене.
Добавить комментарий
Проверочный код