Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
Количество проголосовавших: 79
это эксцесс исполнителя
 2.53%
после информобработки Украины настала очередь РБ
 31.65%
это заказ Кремля
 31.65%
атака СМИ - вымысел оппозиции
 12.66%
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
 7.59%
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
 13.92%
№17 (434) 03 мая 2004 г. Портмоне

«ПОВОДЫРЬ» ДОЛЖЕН ПОДЕЛИТЬСЯ

03.05.2004
Максим ЖБАНКОВ

№ 17 [434] от 03.05.04 - Защита авторских прав - для белорусских граждан дело до сих пор непривычное. Мы как-то свыклись с аудио- и видеопиратством, присвоением чужого интеллектуального продукта, произволом в выплате авторских вознаграждений. Тем более показателен недавний прецедент: 1 апреля Верховный суд признал киностудию «Беларусьфильм» виновной в недовыплате сценаристу Александру Качану значительной части гонораров с видеопродаж фильма «Поводырь». Об особенностях национальной защиты авторских интересов корреспонденту «Белорусской газеты» рассказал cам автор сенсации Александр КАЧАН.

- В чем суть конфликта, и как давно он возник?

- Конфликт возник в 2002г., хотя поводом для действий киностудии, его породивших, было постановление Совмина, датированное апрелем 2001г. Ссылаясь на данное постановление о минимальных ставках и порядке выплаты авторского вознаграждения, «Беларусьфильм» решил не платить авторское вознаграждение от продаж фильма «Поводырь» на кассетах сценаристу, режиссеру, композитору - короче, никому. Они воспользовались некоторыми неточностями в формулировках постановления и совершенно незаконно применили его к действующим договорам. Это было незаконным по целому ряду причин, которые я изложил на суде. Хотя тут и не требовалось особой аргументации. Налицо был произвол со стороны студии.

- В подобной ситуации оказались, как следует из ваших слов, многие. Иск о защите своих прав тем не менее предъявили только вы?

- Пока да. Причины этого достаточно очевидны. У меня, как и у других авторов, в договоре были четко прописаны проценты, которые я должен получать от реализации своего продукта. В отличие от ситуации с иском Дударева, который претендовал на то, что не было обозначено в его контракте. Почему другие не стали судиться? Многие режиссеры - штатные сотрудники киностудии, для них «Беларусьфильм» - единственный работодатель. Авторы просто не готовы защищать свои права. Они не верят в правосудие, боятся совершить определенные юридически значимые действия. Боятся, что на них обидятся.

Думаю, что и на меня обидятся многие товарищи по цеху. Не на студию, их ущемляющую, а на меня! Я ведь рискнул пойти на конфликт - и выиграл, а они терпят. Но ведь это нормальный цивилизованный путь решения споров! Для нас, к сожалению, до сих пор непривычный.

- В вашем решении судиться со студией определяющими были юридические, моральные или, скажем, эмоциональные моменты? Что-то вроде личных счетов с теми, кто вас не понял?

- Безусловно, главным было желание восстановить справедливость, стремление восполнить нанесенный мне материальный ущерб. Никаких личных счетов нет, я в принципе неплохо отношусь к руководству студии. Другое дело, что все они - часть системы, воспринимающей авторов не как равноправных участников гражданских отношений, а как подчиненных, да еще не защищенных Трудовым кодексом. И то, что авторы могут потребовать положенное по закону, им как-то не приходит в голову.

- Как вы определяли размеры нанесенного вам материального ущерба?

- У меня были некоторые данные о продажах фильма «Поводырь», а по требованию суда студия представила дополнительные материалы. В ходе разбирательства размеры ущерба были уточнены и оказались больше, чем я первоначально предполагал. Поэтому, возможно, потребуется второй суд, если «Беларусьфильм» откажется оплатить то, что не вошло в размеры первого моего иска.

- Ваш иск удовлетворен в полной мере?

- Он удовлетворен в принципе, судом принята та формулировка, которой я добивался. Размеры выплат будут уточняться, поскольку я сам не совсем точно их первоначально подсчитал.

- Насколько мне известно, вы сами вели процесс, не прибегая к услугам профессиональных юристов. Вы так хорошо знаете юриспруденцию?

- Я прошел во ВГИКе курс авторского права.

- А учат ли этому будущих белорусских кинематографистов?

- Не слышал о таком. Очень странно, если нет.

- И полученных знаний хватило, чтобы выиграть процесс?

- Углубить знание этого достаточно узкого сегмента авторского права оказалось делом несложным. Квантовую механику было в свое время изучать намного труднее.

- Когда вы начинали процесс, были ли уверены в успехе?

- Я был уверен в верности своих аргументов. Я не мог себе представить, каким образом столь высокая инстанция как Верховный суд, сможет поддержать позицию моих оппонентов с «Беларусьфильма». Хотя, конечно же, волновался. От подачи иска до принятия вердикта прошло около месяца. Подобных дел в Беларуси немного, поэтому они рассматриваются достаточно быстро.

- Что послужило основанием для вынесения судебного решения?

- Характер дела был таким, что все сводилось к изучению документов, связанных с конкретной спорной ситуацией. Документы были представлены студией и частично мной.

- Выходит, студия представила документы, свидетельствующие против нее самой?

- Да, по требованию суда. Правда, интерпретировали представители киностудии эти материалы по-своему. Утверждали, например, что «договор может изменить свои условия без изменения текста». Полный абсурд и с чисто языковой, и с юридической точек зрения. И суд это подтвердил. Люди с «Беларусьфильма», скорее всего, просто получили приказ не сдаваться до последнего. Хотя прекрасно понимали, что шансов у них при сколь-нибудь объективном рассмотрении дела просто нет.

- Будем считать, что моральное удовлетворение вы получили. А как быть с материальной стороной? Студия может просто сказать: «А нет у нас денег, не заработали».

- Согласно Гражданскому кодексу, предприятие отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом. Можно просто продать компьютер и отдать мне деньги. Хотя на студии пока царят нерешительные, выжидательные настроения. Возможно, затягивая дело, они пытаются отпугнуть других авторов. Мол, судитесь - не судитесь, все равно ничего не получите. Киностудию законность не интересует. Она большая, авторы маленькие.

- Вас не отговаривали судиться?

- Близкие люди - нет. А вот председатель Союза кинематографистов Игорь Волчек отговаривал. И очень активно.

- Нет соблазна превратить ваш процесс в сюжет очередного сценария?

- Меня, кстати, про это спрашивал юрист «Беларусьфильма». Такого соблазна нет. Ситуация ведь в принципе довольно рутинная. Она просто имеет ценность прецедента. Показывает, что у нас в тяжбе с госструктурой реально можно отстоять свои права.

- Что можно посоветовать тем, кто решится последовать вашему примеру?

- Автору надо просто внимательно прочитать свой договор и понять, что он может требовать. Следует разобраться в законе, четко понять свою правоту и тогда уже ничего не бояться.

СПРАВКА «БГ». Александр Качан, киносценарист. Родился в 1970г. Имеет два высших образования: МИФИ и сценарный факультет ВГИКа. Профессионально работает в кино с 1998г. В 1998-99гг. работал в редактуре киностудии «Беларусьфильм», в 1999г. исполнял обязанности главного редактора. Автор сценариев четырех полнометражных художественных фильмов, в том числе «Поводырь» Владимира Никифорова и «Оккупация. Мистерии» Андрея Кудиненко.
Добавить комментарий
Проверочный код