Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№15 (432) 19 апреля 2004 г. Визави

МУЗЫ В ЗАКОНЕ

19.04.2004
Виктор МАРТИНОВИЧ, Вадим ДОВНАР

9 апреля ПП НС приняла во втором чтении поправки к закону о культуре, согласно которым в ряде случаев чиновники имеют право вмешиваться в творческий процесс. В результате целый ряд известных деятелей культуры заявил о недопустимости таких действий и наличии в стране цензуры. И все же: ущемляют ли поправки к закону права творцов? Не станет ли искусство составляющей идеологии? Об этом корреспонденты «Белорусской газеты» беседуют с членом Комиссии по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу ПП НС Натальей АВДЕЕВОЙ и художником Алесем ПУШКИНЫМ.

Наталья АВДЕЕВА: «ВО ВСЁМ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПОРЯДОК»

- В законе зафиксировано, что государство не вмешивается в процесс создания произведений за исключением тех случаев, когда результаты творческого процесса могут быть направлены против суверенитета Беларуси, призывают к насильственному захвату государственной власти или изменению конституционного строя, пропагандируют войну, жестокость и насилие, социальную, национальную, расовую нетерпимость или вражду, могут нанести вред здоровью и нравственности человека. Кроме того, вмешательство допускается в случае, если произведение содержит и распространяет сведения, которые порочат честь и достоинство президента, руководителей госорганов, статус которых установлен Конституцией. В законе записано не более того, что имеется в нормах Конституции…

- Каким, на ваш взгляд, может быть вмешательство в творчество?

- В соответствии с законодательством. Если, например, в произведении содержатся ложь, клевета, то оклеветанный имеет право обратиться в суд. Могут быть другие варианты. Допустим, готова первая часть фильма. А в ней - рассказ о том, как взорвать Дом правительства. Конечно, правоохранительные органы должны принять меры и не допустить создания продолжения фильма. Или же кто-то позвонит в милицию и сообщит, что в соседней квартире снимают неприличное кино с участием детей. Предложите не вмешиваться в творческий процесс?

- Некоторые творцы заявляют, что законопроект одобряет цензуру произведений искусства.

- Совершенно убеждена, что принятый уже в двух чтениях законопроект не только не ограничивает свободу, не только не вводит цензуру, но и является прогрессивным. Мы работали над законопроектом более двух лет. Впервые в белорусской истории прописан механизм поэтапного увеличения финансирования сферы вплоть до 2009г. (1% от ВВП при нынешних 0,5%). А чего стоит норма о том, что учредители учреждений культуры обязаны обеспечить последних помещениями, оборудованием, средствами! Обсуждение этого документа проходило во всей Беларуси. Творческие коллективы присылали нам свои замечания, мы их учитывали. В результате законопроект получился всеобъемлющим и базовым. Словом, работа проведена серьезная, и не хотелось бы, чтобы сейчас возникали какие-то домыслы.

- Нашлись обиженные?

- Всегда можно найти обиженных, которые будут говорить неизвестно что. Однако не думаю, что кому-то из критиков понравится, если их самих начнут выставлять в неугодном свете. Глава государства, чиновники представляют народ. И издеваться над ними, значит этот народ унижать.

- Не могли бы вы привести конкретные примеры произведений, порочащих честь и достоинство президента, руководителей госорганов?

- Я таких произведений на сегодняшний день не встречала.

- А как быть со снятием «нехороших» картин на выставках, запретом на прокат неугодных кому-то кинофильмов?

- Почему это делалось, нужно спросить у тех, кто это делал. Следует разбираться с каждым конкретным случаем. Отмечу лишь, что в обсуждаемом законопроекте сейчас введен новый термин - «свобода творческой деятельности». В пока еще действующем законодательстве упоминалась только «свобода художественного творчества», более узкое понятие. Прогресс налицо.

- Есть ли еще страны, где творцов наказывают за их произведения?

- Наказывают не за произведения, а за нарушение Конституции, законности. И если имеется нарушение неких законодательных норм нашей страны, то за них кто-то должен нести ответственность. Какая она будет - административная или уголовная - вопрос другой. За нарушение законов наказывают в любой стране. Что же касается того, опыт каких стран мы учитывали при подготовке законопроекта, то мы обращались к французскому, российскому, украинскому, молдавскому законодательствам. Кстати, наш законопроект взят в качестве модельного для стран СНГ.

- Творчество - процесс интимный. Допустимо ли вообще в него вмешиваться?

- Всё в этом мире должно подчиняться закону. Если кому-то чего-то хочется, от этого не должны страдать другие. Чтобы не было хаоса, существует коллегиальный разум, на референдуме принимается Конституция и т.д. Ведь произведения искусства влияют на общественное мнение, в частности, могут разлагать молодежь. Заняться творчеством может кто угодно, даже люди с отклонениями психики. Нельзя же из-за этого ставить под удар общество! Пожалуйста, сочиняй, показывай, читай в кругу своих друзей. Однако регламентировать такую деятельность необходимо. Порядок должен быть.

- Не уместнее ли просто не замечать таких творцов и их произведений? Запретами только подогревается интерес к ним…

- Зачастую так и делается. Особенно в тех случаях, когда они не могут сильно влиять на общественное мнение. Однако, если есть книга, фильм, песня, призывающая, допустим, громить евреев, как можно не обращать на это внимание?

- Не превратится ли в таком случае искусство в составляющую идеологии?

- Все зависит от того, как понимать идеологию. Идеология - система взглядов, принципов, мировоззрения как одного человека, так и целого народа. Та или иная идеология обусловлена исторически и социально. Искусство и так является составной частью идеологии. Оно влияет на нее и во многом ее отражает. Хотя, конечно, не всё. Говорю о том, которое дарит нам нечто доброе и светлое. Мы всегда являлись нацией терпимой и мудрой, и так должно оставаться и дальше.

СПРАВКА «БГ». Наталья Авдеева родилась в 1957г. в Могилеве. Закончила филфак Могилевского пединститута. Преподавала русский язык в Могилевском педучилище, являясь одновременно секретарем комитета комсомола. Работала завотделом культуры Могилевского горисполкома, директором и художественным руководителем Могилевского областного театра кукол, зампредседателя горисполкома, председателем областного комитета профсоюза работников культуры. Дважды избиралась депутатом областного Совета. С 2000г. - депутат ПП НС. Пишет песни. Лауреат республиканского конкурса вокалистов.

Алесь ПУШКИН: «НЕ ХОЧЕТСЯ БЫТЬ ДИССИДЕНТОМ»

- Как вам кажется, зачем государству понадобилось заняться отстройкой сферы творчества?


- Я часто задумывался над тем, как вообще можно прищучить Пушкина. Или любого другого творческого человека, который работает вне системы. Я видел только один способ - давление на тему неуплаты налогов. Человек покупает картину, дает тебе деньги, а тебя хватают за руку и обвиняют в совершении незаконной операции. Но потом я узнал, что по закону художникам, состоящим в творческих союзах, можно осуществлять до 15 продаж в год, не декларируя их в налоговой службе. Я обрадовался, подумал, что теперь ко мне не подступишься. Теперь, если этот закон будет утвержден Советом Республики и подписан президентом, любой перформанс можно будет трактовать как акцию, которая, в конце концов, разжигает нетерпимость, наносит удар по нравственности. Перформанс всегда нацелен на толпу, на массы, которые, видя эмоционально окрашенные действия художника, могут заразиться его экспрессией, могут броситься, например, бить ментов или бросать булыжники в окна администрации президента. В XIX веке после прослушивания опер Пуччини итальянцы валом выходили из театров, разгоряченная толпа вываливала на улицы, распевая излюбленные арии. По белорусским законам - это несанкционированный митинг, участников можно «вязать», а певцов - судить за разжигание неповиновения.

Так что принятие поправок в закон о культуре я воспринимаю очень настороженно. Все это может привести к появлению механизма удушения творческого процесса. Причем душить будут то, что действительно классно: то, что делают лицеисты, то, что происходит на фестивале перформанса «Навiнкi». Даже тот английский перформер, который прошел вокруг площади Победы 7 раз, не смог бы осуществить этот творческий акт после обновления закона о культуре. Это было бы расценено либо как покушение на осквернение памятника, либо как акция, направленная против суверенитета.

- Беларусь для художников - страна благодатная?

- Беларусь имеет и плюсы, и минусы. Искусство здесь вызывает реакцию. Реакцию тех же милиционеров, которые нас разгоняют, тех же ведущих «аналитических» программ белорусского телевидения, которые нас высмеивают. С другой стороны, на выставку Шилова приходит глава государства или сам Филарет. То есть живопись здесь больше будоражит людей, чем в странах Западной Европы или, скажем, в России. В Москве, например, публику уже вообще ничем не удивишь. Искусство настолько задвинуто на периферию, что влияют на умы лишь газетчики и телевидение. Вот где точки влияния! То, что делают художники, писатели, - все это уже давно никого не волнует в России, Польше, Литве. На выставки приходит 5-10 человек. У нас все еще собираются полные залы на презентации книг. На фестиваль перформанса не протиснуться, из-за спин и голов зрителей часто не видно самого перформера. Где еще такое возможно! Люди тянутся к искусству, к литературе. В этом - большой плюс для творческого человека в нашей стране. А минусы - в том, что отсутствуют арт-рынок и меценатство.

- Расцвет белорусского искусства сегодня связывают с деятельностью Витебской школы, возглавляемой «комиссаром искусств» Шагалом. Весь этот период - насквозь идеологизирован: и Малевич, и Лисицкий в Витебске просто выполняли социальный заказ. Так, может, современная попытка идеологизации белорусского искусства - это прекрасно?

- В XX веке всплески в искусстве всегда совпадали с глобальными сдвигами в обществе. Произошел Октябрьский переворот, появились Маяковский, Лисицкий, супрематисты и т. д. Увы, проблема общества - в том, что через какое-то время мы начинаем смотреть на сломанные судьбы совершенно равнодушно, воспринимая только плоды творчества «растоптанных» жизнью и системой художников. Вспомним, как Малевич умирал от рака и его не выпускали в Мюнхен, как от голода умер Филонов. Новый балет, новый театр, новую живопись породили трагедии. И нувориши, начавшие скупать это искусство, цинично делали ставку на то, что, если судьбы поломаны, значит, картины будут дорогими. Это - закон. Так было с Ван Гогом, так же теперь происходит с соц-артом, который в Великобритании становится последним писком салонной моды. Самохин, Дейнеко, Родченко теперь считаются супермодными. В Минске чаще всего в галереях покупают Крохолева (такие работы, например, как «Запись в колхоз»), Цвирко и т.д. Вспомните, как на Арбате во время перестройки иностранцы сметали военные кителя и другие артефакты советской эпохи!

Из всего этого можно сделать вывод: если Беларусь останется последним оплотом «советскости» в Европе, через какое-то время наше новое искусство станет очень модным в искусствоведческих кругах Запада. Как и «Дажынкi», как и произведения подвальных, андеграундных художников. Если бы масс-медиа нашли в Тегеране художника, который во времена Хусейна рисовал не портреты диктатора, а занимался чистым искусством, создавал пейзажи или натюрморты и сюжет о нем показали по CNN в противовес всей этой стрельбе в Аль-Фалудже, это стало бы началом капитальной моды, капитальной известности и капитальных цен на его живопись. Такая у нас эпоха: как только весь свет концентрируется на проблемах одной страны, живопись этой страны начинает стоить больших денег.

Так что идеологизация нашего общества принесет художникам свои плоды. «Анастасия Слуцкая», например, будет самой лучшей иллюстрацией ушедшей эпохи - государственный фильм, где в концентрированной форме высказана вся наша теперешняя идеология, причем в историческом преломлении. Портреты Максима Мирного, Волчкова с ракеткой и на фоне зелено-красного флага через 20 лет будут стоить колоссальные деньги, внуки и дети таких художников будут нормально «подниматься» на отцовских картинках. С другой стороны, серьезные деньги будут стоить картины нон-конформистов, деятелей андеграунда. Таких, как Пушкин, например (смеется).

- Поправки в законопроект допускают вмешательство в творческий процесс, если произведение «содержит и распространяет сведения, порочащие честь и достоинство президента». Может ли искусство в принципе «содержать и распространять сведения», или плодами творчества являются исключительно художественные образы?

- Веласкес как-то написал Папу Иннокентия X так, что тот, когда увидел портрет, аж позеленел от злости. Обронив фразу «слишком уж похож!», Иннокентий заплатил Веласкесу, но свой портрет больше нигде и никогда не выставлял. Теперь бы, наверное, Веласкеса судили за оскорбление чести и достоинства Папы Римского. Художник просто воспроизвел реальность, ничего не искажая, и уже зацепил своего персонажа! Представьте, что начнется, если речь идет не о портрете, а о какой-то сюжетной или игровой вещи. Например, книге, кинофильме или спектакле. Тут всегда в основе всегда какие-то факты, от которых отталкивается творец. Вспомним Достоевского, зачастую писавшего свои романы на основе газетных фактов.

- Но ведь ваши перформансы можно трактовать и как антипрезидентские, и как направленные против власти, и как расшатывающие нравственные устои...

- Да, да, помню, обнаженных девиц на перформансах показывал...

- Стало быть, к вам рано или поздно придут, дабы вмешаться в творческий процесс. Как встретите цензоров?

- Я уже устал быть гонимым. Устал от того, что мои выставки и перформансы запрещают еще на этапе их первоначального согласования, даже не зная, что именно я экспонирую. Не хочется быть диссидентом. Но, если я окажусь под запретом, творить, организовывать перформансы не перестану. На мастера-ювелира, который вытачивает колечки и бусики, переквалифицироваться не собираюсь. Останусь таким, какой есть.

СПРАВКА «БГ». Алесь Пушкин родился в 1965г. В 1978г. поступил в Республиканскую школу-интернат по музыке и изобразительному искусству им. Охремчика. В 1983г. поступил на отделение монументально-декоративного искусства Академии художеств. В 1984г. призван в армию, служил в Афганистане. В 1988г. возобновил учебу в Академии. В стихийных выступлениях участвовал со школьных лет (в 1982г., например, протестуя против самоуправства школьной администрации, объявил голодовку). В 1999г. организовал первый перформанс, посвященный празднованию 71-й годовщины БНР. В июле 1999г. приговорен за это к двум годам условно. В 1993г. открыл первую частную галерею Витебска «У Пушкина», где успел провести 8 экспозиций. В 1995г. галерея была закрыта городскими властями. Позже в ведение Витебской епархии РПЦ было передано здание, в которой размещалась мастерская Пушкина. С 1997г. проживает в местечке Бобр.
Добавить комментарий
Проверочный код