Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№15 (432) 19 апреля 2004 г. События. Оценки

«ДАЙ БОГ БЕЛАРУСИ ТАКОГО МИНИСТРА ФИНАНСОВ»

19.04.2004
Елена АНКУДО

Экс-председатель правления «МинскКомплексбанка» Евгений Кравцов, приговоренный к 9 годам лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества и поражением в правах, - не единственный фигурант в уголовном деле о хищении банковских средств. «Подельник» банкира - бывший сотрудник ГРУ Минобороны СССР, российский предприниматель Олег Якута, который проходил по нескольким эпизодам «дела Кравцова». Впрочем, белорусским правоохранителям не удалось добиться его экстрадиции. Корреспондент «Белорусской газеты» разыскала Олега ЯКУТУ в Москве, где тот живет и работает.

- Предъявляя обвинение Евгению Кравцову, республиканская прокуратура заявила, что часть преступных деяний совершена им совместно с вами. Между тем на суде не прозвучало ни слова о том, что вы задерживались в Москве, но не были выданы белорусской стороне, поскольку российские правоохранительные структуры не усмотрели в ваших действиях оснований для экстрадиции. Что произошло на самом деле?

- Меня задержали летом прошлого года после рядовой проверки сотрудниками ГАИ в районе московской кольцевой дорогой. Они посмотрели документы, сообщили что-то по рации и около 20 сотрудников ФСБ с автоматами и в черных масках перекрыли мне дорогу. В наручниках и наброшенной на голову одежде поздно вечером меня доставили на проспект Вернадского, где расположено закрытое подразделение ФСБ. Через час сообщили, что задержание проведено по просьбе генпрокурора РБ экстрадировать меня в Беларусь. Некоторое время мы беседовали со следователями, после чего сотрудники ФСБ написали объяснительную записку о ситуации в «МинскКомплексбанке» генпрокурору России. Сотрудники ФСБ приняли мою точку зрения, которую и изложили на следующий день в прокуратуре. На встрече, которая длилась пять часов, я не присутствовал, ждал сотрудников ФСБ в машине. Когда они вышли, то извинились передо мной.

- Какие именно факты спасли вас от экстрадиции?

- Сложно сказать. Я никогда не отказывался от контактов со следователями белорусского КГБ, когда они приезжали в Москву. Пояснения давались в присутствии сотрудников ФСБ. Ни разу у следователей не возникало каких-либо контраргументов. Единственный раз они засомневались в моих показаниях, когда не сразу нашли одного из московских адвокатов, чья фамилия указывалась в каком-то из документов. Я помог разыскать этого человека, и вопрос был снят.

- Почему тогда были объявлены в розыск?

- Не знаю. Им было известно, где я - гражданин России – проживаю в Москве. Могу предположить, что меня могли просто «заказать».

- Кравцов - первый белорусский банкир, приговоренный к длительному сроку заключения. Как оцениваете приговор?

- Мне известна ситуация в «МинскКомплексбанке», я обсуждал ее с рядом российских юристов. Реакция у всех одна: обвинять человека в хищении притом, что ни один факт присвоения денег не доказан, - абсурд. Даже банк никаких претензий ему не предъявил. Всем ясно, что банк всеми возможными способами пытался вернуть и возвращал деньги. В противном случае убытки закрывались прибылью банка. Собственно, в этом и кроется смысл деятельности банковской структуры. Другое дело, если убытки понесло государство - но ведь этого, по моей информации, не было. Напротив, «МинскКомплексбанк» активно кредитовал ряд ведущих в Беларуси госпредприятий - часто в ущерб своей прибыльности.

- А как, на ваш взгляд, сложилась ситуация, если бы «дело Кравцова» рассматривалось в России?

- Ни один московский юрист и даже судья, к которым я обращался, не смог прокомментировать приговор.

- Наибольший интерес наблюдателей на суде вызвали операции с топазами, которые были получены «МинскКомплексбанком» в качестве обеспечения кредита «РЕИН-банку» в $1,8 млн. По мнению независимых экспертов, топазы весьма часто фигурируют в мошеннических схемах, где стоимость камней многократно завышается. Судя по приговору, суд поддержал позицию следователей КГБ, признавших оценочную экспертизу Гохрана России единственно верной – коллекция топазов стоила чуть более $100 тыс., а не нескольких миллионов долларов, как утверждал Кравцов. Как прокомментируете столь существенную разницу в оценке камней?

- Кравцов не является экспертом по драгоценным камням. Всерьез о топазах заговорили после заключения экспертов Гохрана РБ и интереса, который проявил к коллекции ряд коммерческих западных структур. Что же касается мошеннических схем, то они совершаются не только с топазами, но и другими драгоценными камнями, хотя сами камни - вполне ликвидные. Коллекция, предложенная в обеспечение кредита «РЕИН-банка», имеет особую историю. Если ее правильно оформить, сделать определенное описание, вывезти за рубеж и выставить на аукционе Кристи - я думаю, она может быть весьма выгодно продана. По крайней мере, не за $100 тыс. и даже не за $500 тыс.

- Используются ли топазы в международных сделках?

- Природные ископаемые всегда были гораздо более существенным обеспечением, чем ценные бумаги и активы. Огромное количество американских и европейских банков принимают драгоценные камни. Другое дело - везде свои требования к оценке. В Беларуси этим требованием является оценка Гохрана. Я знаком с оценкой российского Гохрана, но ничего, кроме удивления, этот документ у меня не вызывает. Специалисты МГУ, Американской гемологической академии, которых я знакомил с этой оценкой, недоумевали: ни один из документов, на которые ссылаются оценщики, не содержит даже слова «топаз». Кроме того, оценка содержит большое количество нарушений, которые Гохран себе никогда не позволит.

В свое время несколько десятков банков принимали топазы в залог и выдавали кредиты под их залог. В настоящее же время в России меняется законодательство по драгоценным камням, и пока что подобные операции приостановлены.

- В свое время Кравцов привлек в Беларусь ресурсы весьма крупных финансовых учреждений России. Можете ли вы сказать, на каком счету у российских финансистов был Кравцов?

- Насколько мне известно, отношение к Кравцову всегда было уважительное. Все, с кем он встречался, давали высокую оценку его эрудированности, финансовой интуиции, аналитическому складу ума. Разумеется, интерес вызывало и сотрудничество. Полагаю, что столь суровый приговор Кравцову - это тревожный сигнал российским бизнесменам.

- На допросе в суде Кравцов дал вам весьма высокую оценку - как участнику Афганской войны, офицеру ГРУ, орденоносцу и бизнесмену. Как заявил Кравцов, благодаря вам он познакомился с крупными политиками и финансистами России…

- Действительно, в свое время я командовал группой спецназначения ГРУ Минобороны СССР, группой захвата пленных, возглавлял разведку отдельного отряда спецназначения, специализировался на захвате в плен руководителей крупных бандформирований. После Афганистана выполнял задания в различных точках мира, проводил спецмероприятия ГРУ в восточной и западной Германии во время объединения. Награжден тремя орденами Красной Звезды, в личном деле есть представление на ордена Боевого Красного знамени, на орден Ленина, к званию героя СССР. Кравцов - мой одноклассник и единомышленник. Когда он был в Москве, мы часто встречались в кругу людей, которые относились ко мне уважительно, - руководителями администрации президента России и т.д. Но Кравцов и сам по себе личность незаурядная. Дай Бог Беларуси такого талантливого министра финансов.

- В материалах уголовного дела вы фигурируете в качестве директора фирмы «Собор-корпорейшн». Имелись ли у вашего предприятия совместные проекты с «МинскКомплексбанком»?

- Да, «Собор-корпорейшн» занимался разработками по лечению онкологических заболеваний на основе биохимических препаратов. Я возглавлял группу ученых, проводивших исследования, - в свое время это было моей специализацией в ГРУ. Планировалось, что результатом совместной деятельности станет создание крупной корпорации в Беларуси. Увы, инвестиционный климат в вашей стране сделал этот проект невозможным.
Добавить комментарий
Проверочный код