Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№13 (430) 05 апреля 2004 г. Тема недели

ЗАРЖАЛИСЬ

05.04.2004
Янка ГРЫЛЬ

№ 13 [430] от 05.04.04 - В сильной и процветающей Беларуси смеяться вроде как и не над чем. Если здраво рассудить, то весь позитив в жизни белорусов является несомненной заслугой государства в целом и его главы в частности. Злобно ехидничать, глядя на нашу страну, полную сил, словно культурист после шестиразового питания, и цветущую, как опийный мак на совхозном поле, могут только отсталые элементы, не прослушавшие курс идеологии, или профессиональные злопыхатели, стимулируемые западными грантами. То же самое с негативом. Поскольку в сильной и процветающей стране отделить негатив от позитива способны только компетентные органы, смеяться опять-таки не рекомендуется - по крайней мере, до того момента, как на виновных защелкнут наручники. После этого шутить как-то не хочется. Совсем.

ХТО СМЯЕЦЦА АПОШНIМ?

Белорусское общество остается закрытым и консервативным, поэтому у сатиры в нашей культуре весьма слабые позиции. Недаром знаковая для белорусской советской литературы пьеса Кандрата Крапивы «Хто смяецца апошнiм» вышла в свет в 1939г., после обвальной зачистки «врагов народа», и в официальной трактовке «разоблачает двурушников, горлопанов и клеветников». Соцреалистический happy end принес в 1941г. пьесе госпремию СССР: в финале выясняется, что последними смеются честные граждане, трепетавшие до этого, словно осиновый лист. Причина смеха прозаична: добро в образе отважного анонимного энкавэдэшника торжествует над злом, олицетворяемом аппаратчиком-интриганом.

Академик-баснописец точно нащупал эрогенно-смеховую зону на аморфном теле национального характера. Это вам не французские шалости в духе Бомарше и не язвительное остроумие Свифта. Государство устами прокурора скажет свое последнее слово - и вот тогда-то мы и захохочем…

На судьбе юмора и сатиры в Беларуси далеко не лучшим образом сказались и наш национальный менталитет, и языковая ситуация. В массовом сознании сложился собирательный образ белорусской шутки - псевдофольклорной, грубовато-прямолинейной, по-крестьянски бесхитростной. В быту смеются не над ситуацией и не над человеческими недостатками, а над самим человеком, попавшим в эту комичную ситуацию или наделенным какими-либо отрицательными качествами. Смеются над довольно-таки топорными хохмами, смеются над речью: для носителя «трасянки» одинаково комичны и белорусский, и русский языки в чистом виде, у немногочисленных же носителей этих языков, напротив, смех вызывает сама «трасянка».

Смеются сепаратно, вне консолидирующей весь белорусский народ национальной идеи, в узком кругу или в одиночку, потому как на людях это не принято: можно случайно ущемить чьи-либо честь, достоинство и деловую репутацию. Короче, исподтишка хохочут вовсю - невзирая на полное отсутствие сатиры и юмора в официальной культуре.

КОНТРАФАКТНЫЙ ЮМОР

Естественную нужду в смехе нация справляет двумя способами - или контрафактный юмор российского производства, или местный фольклорный продукт, обычно анекдот из числа тех, что не печатают в газетах. Обретение независимости обновило ряды анекдотических персонажей: место позднесоветского трио «русский, немец и поляк» постепенно занимает трио восточнославянское - «русский, украинец и белорус», причем смеются наши соотечественники обычно над последним персонажем. Не вполне патриотично, зато самокритично. Из отечественных деятелей политики, экономики и культуры пантеон героев главного фольклорного жанра современности пополнил только действующий президент - остальные недотянули ни по силе харизмы, ни по цельности характера.

Братская Россия смеется гораздо обильнее и необузданнее, чем ее синеокая сестра. На российских телеканалах последние два-три года царит сплошной «Аншлаг». Качество юмора тоже не бог весть какое: три четверти миниатюр Петросяна списаны из Интернета, музыкальные пародии Винокура не многим отличаются от объектов пародирования, рассказы Задорнова про дураков-американцев местами начинают напоминать «Крокодил» эпохи холодной войны, а количество мужчин, вслед за Веркой Сердючкой примеривших женские одеяния, таково, что порой кажется, будто смотришь не юмористическую передачу, а шоу трансвеститов. Но, как говорил Богдан Титомир, «пипл хавает», и белорусский в том числе. Мы же с россиянами братья навек, поэтому и духовную жажду утоляем из одной телелохани.

Аудитории с более утонченными запросами адресовано старательно срежиссированное веселье и загодя заготовленная находчивость КВН - клуб, где все, кто искренне относит себя к интеллигенции, шутят над тем, над чем разрешается шутить: особенностями произношения госдеятелей, рекламными роликами и эстрадными звездами. Наши соотечественники из команды БГУ в течение последней пятилетки преуспели на этом поприще, особенно после прозвучавшей в начале их триумфального шествия по сцене московского Дворца молодежи рекомендации Юлия Гусмана имитировать речь не только Бориса Николаевича, но и Александра Григорьевича. Так до сих пор и имитируют, благо правообладатель не защитил свои авторские права никаким патентом и не требует роялти за использование своего образа в коммерческих целях.

Есть еще печатные и FM-продукты с повышенной концентрацией юмора, но они тоже большей частью российского происхождения и опять-таки попахивают контрафактом. Почему белорусы столь редко делают объектами публичной насмешки окружающую их реальность? Думается, из присущего нашему менталитету чувства внутреннего такта: грех над ней смеяться.

RZHACHKA: MADE IN RB

Белорусское ТВ во всех трех его ипостасях шутит редко, а если и шутит, то чересчур оптимистично и как-то натянуто. Когда-то оживить ситуацию пытался Евгений Кравцов, но «Банку комиксов» сдали в пункт приема стеклотары, а самому банкиру-юмористу наглядно продемонстрировали, «хто смяецца апошнiм». С известной периодичностью на «голубом экране» появляются то «Христофор», то команда КВН БГУ, но с той же периодичностью исчезают, поэтому рассмеяться никто не успевает. На Первом национальном в последнее время стабильно в программной сетке держится разве что «Маски-шоу», но российскую труппу Георгия Делиева связывает с Беларусью только контракт о продаже прав на трансляцию этой телеклоунады. В информационном вещании шутки не проходят: власть должна говорить с народом серьезно и доверительно, если на русском, то с фрикативным «Г» и твердым «Ч», если по-белорусски - наоборот, со взрывным «Г» и мягким «Ч», иначе не поймут. Этой несложной «трасяночной» кантатой из двух звуков и ограничивается юмор в эфире. Только совсем недавно, после назначения председателем НГТРК Владимира Матвейчука, появилась надежда, что новый руководитель, аттестованный главой государства как необычайно остроумный человек, сумеет переломить ситуацию, добавив поводов для смеха.

О состоянии сатиры и юмора в Беларуси нагляднее всего свидетельствует судьба журнала «Вожык», некогда бывшего вполне сносным местным аналогом «Крокодила». Чтение этого издания тиражом 2288 экз. напоминает виртуальное путешествие в 70-е. Переведенные с французского на белорусский анекдоты (чтобы рассмеяться, необходимо перевести их обратно на французский), фельетон про расхитителей колхозного добра на периферии (вызывает легкую умиленную улыбку только у сотрудников ОБЭП) плюс лубочный материал про фестиваль юмора в Автюках: «I я, i Каза, i мой Казел, i наша Казляня - былi на фестывалi гумару у Аўцюках…» Изобразительный ряд составляют карикатуры с выброшенным женой в мусорный контейнер лыжником, приветствующим «рыбачек»-проституток во время отлова клиентов-рыбаков и рвущимся на прием к директору с бутылкой и стаканом нарушителем трудовой дисциплины. Да, еще псевдофольклорные припевки: «Мая мiлка, як цялятка,/ Захацела малака,/ Не папала пад карову/, А папала пад быка».

Свежо и остроумно, правда? Листая ежемесячный «Вожык» объемом в 16 стр. и 2 условных печатных листа, рассмеяться можно лишь при просмотре выходных данных: над изданием трудятся аж 17 членов редколлегии и сотрудников редакции. Стоит кладезь юмора 1330 руб. или, конвертируя в продающиеся в той же «Белсоюзпечати» портреты главы государства открыточного формата, 10 портретов. Практичнее и идеологически правильнее предпочесть портреты.

Абсолютно не искажено гримасами смеха лицо белорусской политики. Власть шутить не любит и с народом общается всерьез, но в результате народ то хохочет, то вытирает слезы. Оппозиция уже много лет силится пошутить, но за ее усилиями наблюдает в основном власть, которая принципиально наступила на горло своему чувству юмора. И если каждое очередное совещание с участием главы государства неизменно обогащает фольклор каким-нибудь перлом, то достижения оппозиции на этом поприще выглядят по-сиротски: пару раз удачно пошутили разве что Анатолий Лебедько и Андрей Климов, да и то не были поняты товарищами по борьбе.

…С каменным лицом и сдавленной улыбкой белорусский народ вступил в новое тысячелетие. Продолжая двигаться навстречу светлому будущему, он старательно «фильтрует базар», сдерживает мимику и подавляет эмоции, потому что хорошо знает, «хто смяецца апошнiм».
Добавить комментарий
Проверочный код