Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№13 (430) 05 апреля 2004 г. Арт

«МУЗЫКАНТАМ САМИМ В «КАЙФ»

05.04.2004
Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

Появившись в конце 1997г., «Народный альбом» знаменовал собой начало эпохи совместных проектов и перемен в современной белорусской музыке. Диски с его записью до сих пор пользуются спросом, а на концертах - аншлаги. В преддверии пасхального концерта 11 апреля об истории проекта с автором его текстов Михалом АНЕМПОДИСТОВЫМ побеседовал музыкальный обозреватель «Белорусской газеты».

- С чего начинался «Народный альбом»?

- Всё начиналось в начале 80-х, когда я учился в Минском художественном училище. Там же учились Вольский и Дземидович, там же собрался первый состав тогда еще безымянной «Мрои». Примерно в то же время стала собираться «Майстроўня». Чуть позже я познакомился с музыкантами «Бонды», которая тогда еще называлась «Студия 7». Позже всех познакомился с Касей Камоцкой. Это было где-то в конце 80-х, когда я работал художественным редактором журнала «Бярозка». У меня были готовые тексты, которые я написал для своих друзей, игравших тогда панк-рок. Каким-то образом Игорь Бобков показал тексты Касе, которая написала песню на один из текстов. Первой была «Вакно» из дебютного альбома «Новага неба» («Дзеці чорнага горада», 1991). Затем стали появляться тексты будущего альбома, которые просто не подходили для стилистики «Новага неба». Эти новые тексты вообще ни для кого не подходили.

В то время в составе «Нового неба» были практически все музыканты «Мрои» (еще не N.R.M.) и поэтому, кроме Каси, ближе всех «к теме» были Лявон и игравшие с ним музыканты. Лявон часто был первым (нет, вторым) читателем моих текстов, так что вполне логично, что в первую очередь для участия в проекте, после Каси, был приглашен он. Потом уже появились другие исполнители. Кто-то, как Слава Корень, и раньше сотрудничал с «Новым небам» и N.R.M., кто-то, как «Крывi», просто были нашими друзьями, а кто-то, как Помидоров, в нужный момент проходил мимо. И так все органично влились, что мне уже кажется, что по другому и быть не могло.

- По сути дела, «Народный альбом» стал родоначальником жанра совместных проектов. Каким образом вы пришли к подобному ноу-хау?

- Когда поднакопилось достаточно материала, возник вопрос: кто же все-таки это делает, «Новае неба» или N.R.M.? Тогда, чтобы не ограничивать себя рамками стиля, мы решили назвать эту формацию совместным проектом под новым названием. «Народный альбом» - это было рабочее название, которое и осталось. Мне оно нравится тем, что вызывает большое количество разных ассоциаций.

- На ваш взгляд, что особенного было в самой форме совместного проекта?

- Важно слово «проект». Неинтересно, когда музыканты играют какой-нибудь, например, хардкор, находятся в рамках этого стилистического канона и боятся выйти за рамки, чтобы не потерять своих фанов. В этом смысле «проект» помогает запросто делать новые и разные вещи. В этом смысле «Народный альбом» хорош тем, что помог музыкантам перешагнуть через свои стилистические рамки - на тот момент обилия стилей в рок-музыке на Беларуси явно не хватало. Все сводилось к тому, что эти вот играют рок и поэтому молодцы, а эти не совсем молодцы, потому что рок недостаточно тяжелый. Мне кажется, что именно на «Народном альбоме» впервые были сняты стилистические ограничения, после чего логичным продолжением стали работа над новыми совместными проектами, а также сольные проекты Вольского, Павлова, Войтюшкевича и других хороших музыкантов.

- Можно ли говорить о конце эры совместных проектов?

- Может быть.С одной стороны, это должно быть всем участникам интересно; нужна высокая мотивация, суперидея, которая приходят не так часто. С другой, проблема новых совместных проектов - в их громоздкости и экономической малоэффективности. Можно говорить и об их трансформации - та же «Крамбамбуля», являясь группой по факту постоянного состава, исповедует идеологию свободного музыкального эксперимента и привлечения сторонних музыкантов. Сейчас для музыкантов проще сделать сольный проект с привлечением новых участников, чем затевать всю эту большую кухню совместного проекта.

- Почему подобные проекты, если и существуют, не сыграли в других странах, будь то Запад или постсоветское пространство, настолько заметной роли?

- О Западе я не знаю - там наверняка есть что-то подобное. Хотя, с другой стороны, на уровне мегазвезд там ничего подобного, наверное, все-таки нет. Может быть, только «We are the World»? В России был коммерческий телепроект «Старые песни о главном». Когда он появился, многие сравнивали «Народный альбом» с этим проектом. Там тоже собрались известные музыканты и делали они это с большим удовольствием и за большие деньги. Но это старые песни о главном. Кстати, о чем? Мы же создали абсолютно новый продукт. В некотором смысле мы создавали белоруский миф (в философском значении этого слова). Так что мотивация у создателей «Народного альбома» была более чем серьезной.

- Что является источником этой мотивации? Ведь все совместные проекты, включая замороженный четвертый проект на стихи Короткевича, в некотором смысле написаны на одну и ту же тему...

- Все эти проекты о Беларуси. О том, что же такое Беларусь и, соответственно, кто мы такие. Все они связаны с поиском национальной идентификации. Популярность этих, по сути, некоммерческих проектов, говорит о том, насколько эта тема актуальна для современного белорусского общества. В начале века на вопросы «Кто мы? Откуда? Куда идем?» отвечали все философы Европы и России. Там, где этот вопрос не решился в начале века, он возник сейчас. Как, например, у нас. Мы изначально не рассчитывали, что проект будет существовать так долго. Думали, что сыграем вот еще один концерт и всё. И каждый раз есть опасение, что это всем надоело и люди не придут. А потом мы собираемся на репетициях перед концертом, и я вижу, что музыкантам самим в «кайф», не надоело, и тогда я думаю, что раз нам это не надоело, то и зрителям, наверное, пока нет.
Добавить комментарий
Проверочный код