Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№11 (428) 22 марта 2004 г. События. Оценки

БАРСЕГЯН ОТВЕТИЛ

22.03.2004
Елена АНКУДО

№ 11 [428] от 22.03.04 - Всю минувшую неделю в суде Октябрьского района столицы продолжался допрос восьми обвиняемых по делу совместного белорусско-латвийского банка «Белбалтия». Экс-председатель правления банка Василий Барсегян весьма убедительно рассказал суду, почему он не считает себя виновным, а также выразил сомнение в правильном подсчете следствием суммы дохода, якобы незаконно полученного руководством банка.

Напомним, что Следственным комитетом МВД к уголовной ответственности было привлечено 12 сотрудников банка «Белбалтия». Среди последних - руководители отделов головного банка, его филиала в Бресте и расчетно-кассовых центров в Борисове, Солигорске, Дзержинске и Гродно. В настоящее время в безлицензионной деятельности и злоупотреблении служебным положением обвиняются восемь лиц - к остальным суд применил амнистию. Огласив суть обвинения, представители гособвинения допросили обвиняемых. Центральной фигурой, как и ожидалось, стал последний председатель правления «Белбалтии» Василий Барсегян.

ЧЬЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ?

Как уже сообщала «Белорусская газета», в рамках уголовного дела рассматривается безлицензионная деятельность коммерческого банка в отдельные периоды 1997-2001гг. По выводам следствия, банковские операции - по приему денег от населения на вклады и депозиты, трастовые операции, инкассация наличных денег и работа с банковскими пластиковыми карточками Capital International Bank - совершались вопреки распоряжениям Нацбанка. Как следует из обвинения, следствие располагает доказательствами того, что руководство «Белбалтии» трижды игнорировало отзыв или приостановку действия лицензий на прием средств от физических лиц, дважды - на операции с пластиковыми карточками и по одному разу - на инкассаторские услуги и трастовые операции. Во время допроса в зале суда единственный обвиняемый, которому инкриминируются все без исключения эпизоды уголовного дела, - Василий Барсегян - выразил категорическое несогласие с доводами сотрудников Следственного комитета.

Отвечая на вопрос, почему он не считает себя виновным, Барсегян заметил: «В силу своей должности и возложенных на меня обязательств, я не руководил теми структурными подразделениями банка, которые осуществляли операции, лицензии на которые приостанавливались или отзывались Нацбанком вплоть до занятия 3 апреля 2000г. должности председателя правления. По законодательству и уставу банка, всю ответственность несет председатель правления».

Позиция, занятая Барсегяном на суде, весьма проста. Хотя обвиняемый и знал о постановлениях контролирующего банка, влиять на всю работу «Белбалтии» он не мог. По логике изложения, большинство претензий следствия должны распространяться исключительно на прежнее руководство финансового учреждения - председателя правлениия Дмитрия Омельяновича и председателя совета «Белбалтии» Владимира Маскевича.

ДОХОДЫ И РАСХОДЫ

Обвиняемый отметил, что сложный механизм взаимоотношений с клиентами не позволяет в один день выполнить распоряжение Нацбанка и прекратить работу по активным операциям. Иными словами, банк «Белбалтия» никак не мог соблюсти жестких требований государства, не нарушив при этом условий договоров со своими клиентами. Говоря, к примеру, об услугах в части инкассации денежных средств, экс-председатель правления заметил, что в силу своей трудозатратности операции по инкассации не могли быть прекращены одномоментно. Поэтому в условиях договора, заключаемого с субъектом хозяйствования, отдельным пунктом оговаривался срок, в который сотрудничество может быть прекращено. Аналогичные показания касаются операций в части эквайринга - договор с Capital International Bank, клиентов которого обслуживала «Белбалтия», предусматривал месяц со дня уведомления о прекращении сотрудничества, и нарушение его грозило штрафом.

Впрочем, если верить словам последнего руководителя «Белбалтии», доходная деятельность банка была поставлена под сомнение еще со дня введения в начале 2000г. корсчета «В». Барсегян подробно рассказал, что эта санкция прекратила практически все операции по корсчету. Таким образом, Нацбанк лишил подчиненный ему банк возможности получать доход в течение семи месяцев, обязав его в то же время возвращать деньги вкладчикам.

ДЛЯ СЛУЖЕБНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ

Отдельные возражения заключенного банкира о работе следствия посвящены величине ущерба, нанесенного 8.128 вкладчикам (12,003 млн. рублей и $17.781), а также сумме дохода, полученного руководством «Белбалтии» от безлицензионной деятельности (34.699.939.282 рубля). Если верить банкиру, следствие не разобралось, что именно является доходом банка при оказании инкассаторских услуг и операциях с использованием пластиковых карт. По словам Барсегяна, «банк не располагает правом собственности на инкассаторские суммы, а деньги для клиентов Capital International Bank переходили к их владельцам. Все эти суммы не отражаются на специальных счетах дохода банка». Суммы же по трастовым операциям выплачены клиентам полностью, за исключением разве что $101 по той причине, что «вкладчик не пришел в банк потому, что умер».

Согласно позиции экс-банкира, при работе со вкладами доходов не может быть в принципе, при инкассации и эквайрингу это небольшое комиссионное вознаграждение - плата за услуги. Предъявляя же обвинение, следствие посчитало весь объем денежных средств, проходивших по счету «Белбалтии» за время его безлицензионной деятельности. При этом, согласно позиции Барсегяна, было проигнорировано мнение проверяющих КРУ Минфина, которые отметили, что именно следует считать доходом банка в одном из своих многочисленных актов.

Отдельно Барсегян высказался и о проверках в «Белбалтии». По непонятным причинам нарушения в «Белбалтии» долгое время не находили должного отклика в надзорных структурах. Как отметил экс-банкир, в год по различным направлениям деятельности банка в «Белбалтию» приходило от 70 до 100 проверок. «Ежедневно в банке находился тот или иной контролер», - подчеркнул обвиняемый, пытаясь, как видно, отвести обвинения только лишь от себя одного.

Любопытно, что частично эти сомнения подтвердились уже в первые дни допроса. Как выясняется, большинство распоряжений Нацбанка об отзыве той или иной лицензии носило гриф «для служебного пользования». Таким образом, доступ к документам имел весьма узкий круг лиц, в то время как существовавшие в то время положения обязывали Нацбанк распространять сведения о таких решениях через СМИ. «Я могу предположить, что таким образом Нацбанк хотел урегулировать ситуацию в «Белбалтии», - отметил обвиняемый.

Чего именно добивалось руководство Нацбанка, возможно, станет известно в самом скором времени: на этой неделе суд намерен выслушать показания свидетелей из главного банка республики.

«Белорусская газета следит за событиями.
Добавить комментарий
Проверочный код