Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№11 (428) 22 марта 2004 г. Радости жизни

КУСАЙ МЕНЯ НЕЖНО

22.03.2004
Максим ЖБАНКОВ, Андрей ФЕДОРЧЕНКО

№ 11 [428] от 22.03.04 - Киновампиры украшают наш быт

Андрей: В последнее время - возраст, наверное - мой интерес к кино стал заметно иным. Стали неинтересны кинодрамы, тем более исторические костюмированные блокбастеры и, о ужас, арт-хаус! Из фильмов «за жизнь» предпочитаю документальные. Зато с удовольствием смотрю и пересматриваю фантастику, «ужастики», мистику - т.е. абсолютно «придуманное» кино. Может быть, я обижу гурманов, но перечисленные мною жанры - это и есть чистое кино, его соль и смысл, то, что отличает это искусство от других. Оно дает визуальное правдоподобие самым причудливым фантазиям. По-моему, кино для того и придумано, чтобы показывать невероятные вещи. Благо технологии, особенно современные, позволяют. А кинодрамам я предпочту книгу.

Максим: Но принято считать, что именно «серьезные» форматы двигают кино вперед, развивают его язык, учат иначе мыслить и автора, и публику. Любить или не любить - дело вкуса. Ладно, ты смотришь фантастику - но пришел к ней после «Амаркорда», «Ночного портье» и «Фотоувеличения»! Твой опыт - исключение. Меня пугает, что для нынешнего массового зрителя история кино сводится к спискам лауреатов «Оскара», а реальное богатство киностилей - к набору достаточно стандартных массовых жанров.

А.: Массовые жанры взрослеют вместе с кинематографом, развиваются вместе с ним и ничуть не надоедают. Я видел каталог фильмов о вампирах - том размером с «Британнику» - и поразился, кто только ни снимал эти фильмы (есть даже африканские картины)! Да и зритель все валит в кинотеатры и видеотеки смотреть на Блэйдов и Дракул.

М.: Кстати, о вампирах. До нас, наконец, дошел новый, широко разрекламированный фильм из жизни кровососов - «Другой мир» Лэна Уайзмана. Стандартные обещания на обложке кассеты: «От создателей спецэффектов к «Гарри Поттеру» и «Пятому элементу». Не менее стандартное содержание: в условном европейском городе (с трудом можно опознать Будапешт) идет ночная война вампиров и оборотней. Все, как водится, предельно живописны и абсолютно безлики. Разве что аристократы-вампиры живут в особняках и предпочитают пистолеты, а уркаганы-оборотни скрываются в городской канализации и снабжены родными «калашниковыми». Все прочее украдено то ли из «Блэйда», то ли из «Матрицы»: тяжелые ботинки, длиннополые кожаные плащи, суета на мокрых от дождя ночных улицах, острые зубы в шее очередной жертвы. Мне было просто скучно. А ведь фильм действительно популярен. Думаю, что этого не произошло, если бы его героями были обыкновенные уличные банды. Вампир не просто герой масскульта. Сегодня, как и сто лет назад, это безотказная приманка для публики. Вот чего я не могу понять.

А.: Мне кажется, интерес к кровососам - это воплощение детской мечты о вечной жизни. Ведь типичный вампир на экране - этакий Чайльд Гарольд, персонаж с тайной. Женщины от него без ума (если же вампир - женщина, то мужчины). Он на голову выше остальных персонажей интеллектуально: еще бы, столько лет прожить - как тут ума не набраться… Только в конце фильма вампир противно разлагается в своем гробу с осиновым колом в груди, но это длится всего несколько мгновений. Острозубый обаяшка все равно западает в память.

М.: По-моему, ты упрощаешь. Вампир в современном масскульте нередко далек от романтического бледного денди в черном плаще. Скажем, популярные телесериалы «из вампирской жизни» фактически повторяют формулу гангстерских саг типа «Крёстного отца» и повествуют о конфликтах внутри замкнутых корпоративных сообществ. А популярнейший цикл остросюжетных книжек Лорел Гамильтон про Аниту Блейк построен на нестандартном любовном треугольнике: истребительница вампиров, вампир и оборотень. В традиционном дамском романе это были бы, скажем, белая сотрудница прокуратуры, черный наркодилер и мексиканский бандит.

А.: Во всяком случае, такой «букет» персонажей не противоречит законам жанра. Но вспомни пример совершенно иного рода - на мой взгляд, совершенно провальный опус Роберта Родригеса «От заката до рассвета». Лента, начинающаяся как образцовый криминальный фильм, делает неожиданный финт и превращается в нелепейшее мексиканское вампирское шоу со стриптизом зубастых красоток, стрельбой навскидку и огневыми гитарами «Тито и Тарантулы». Характерно, что и сценарист Тарантино, и режиссер Родригес больше подобных опытов не повторяли. Видимо, здесь есть свой предел совместимости. Вампир в качестве клоуна невозможен.

М.: Интересно, что когда в начале 90-х режиссер Джон Лэндис попытался в своем фильме «Невинная кровь» превратить вампиров в персонажей криминальной комедии, зритель этого не принял.

А.: И абсолютно закономерно. В зрелищном кино выстроен очень контрастный, комиксовый мир: абсолютные злодеи типа Фредди Крюгера из «Кошмара на улице Вязов» против профессиональных добродеев вроде Супермена или Бэтмэна. В этой системе вампиры - абсолютные маргиналы. Маргинальностью они и интересны. Это изначально сложно задуманные по фольклорным меркам герои. Они совершают много зла, но это их крест. Однажды поддавшись соблазну вечной жизни, они вынуждены «отвечать за базар» всю оставшуюся. Как наркоманы, которые глубже и острее ощущают реальность, но тяжко расплачиваются за это. Даже в самых убогих низкобюджетных фильмах вампир - трагический персонаж. А великий Кристофер Ли вообще поднял образ Дракулы до почти шекспировских высот. Да и Гэри Олдмэн в «Дракуле» Фрэнсиса Форда Копполы весьма впечатляет. Он неоднозначен и гораздо привлекательнее «положительного» Кину Ривза.

М.: Думаю, что герои пограничья, живущие на краю, всегда интереснее «розовых» персонажей. В их жизни есть интрига, приглашение в опасную реальность. В этой связи мне кажется, что название фильма Лэна Уайзмана Underworld точнее перевести как «Подземный мир». Есть вполне реальный аналог - «ночные люди», криминальная среда больших городов - уголовники, проститутки и наркоманы. Параллельная жизнь, опасная и мрачная, существующая буквально в двух шагах, но вне нашего обычного поля зрения. Поэтому встреча с ней - событие. Стандартное криминальное кино работает, как правило, в привычных форматах триллера, боевика или психологической драмы. А вот «вампирский» акцент способен привлечь к ним дополнительную аудиторию. По-моему, фильмы типа «Другого мира» пытаются просто обновить затертую формулу «стрелялок-догонялок» при помощи мистических акцентов. Но оба компонента этого «коктейля» выглядят крайне банально. Я вижу здесь только один выход: в перспективе - предельную компьютеризацию картинки при абсолютном упрощении сюжета. На выходе получим два часа максимально эффектного, но совершенно бессмысленного экранного движения. Сиди и смотри, как летают плащи и сверкают зубы. Парад любимых символов. И только.

А.: Ты чересчур категоричен. Вампиры вполне соответствуют современным стандартам киномифологии. И не только по части декора. Вспомни «Интервью с вампиром». Это фактически философский трактат о вампирах и вампиризме, идейная планка в картине очень высока. «Проклятые вопросы» о вечных жизни и смерти, моральные аспекты, житейские, наконец, все можно «прочитать» в этом безусловном, на мой взгляд, шедевре.

М.: Выходит, что вампир - «черный романтик» - необходим как вечный оппонент масскультурным «розовым романтикам»? И актуальная тривиализация его образа просто отвечает потребностям зрителя нового поколения?

А.: Новый экранный вампир во всем многообразии его обличий - обыватель: сосед, коллега, любовник. Он призван «прописаться» среди реалий нашей повседневности. Он - своеобразная альтернатива мировым религиям. Жизнь по ту сторону жизни - вечная, не теряющая актуальности тема. Там, где нам не хватает Бога, должен появиться его суррогат - Вампир.
Добавить комментарий
Проверочный код