Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№11 (428) 22 марта 2004 г. Радости жизни

ИГРА НА СЛИВОЧНОМ МАСЛЕ

22.03.2004
Марина ГУЛЯЕВА

«Кавалеры, приглашайте дамов! Там, где галстуки, там вперед! Три шаги налево, три шаги направо, два назад и два вперед!» - те, кто помнят эту песню «Школа Соломона Шкляра», затрудняются назвать точный год ее появления. Теперь кажется, что она была всегда - потому что прошлое уже нельзя представить без «Школы Соломона Шкляра». Как и без остальных 40 хитов, которые будут спеты в спектакле «Песни нашей коммуналки» театра «У Никитских ворот» на сцене Дома офицеров 14 и 15 апреля.

Какие времена, такие и песни. И поэтому тогда сочиняли и пели «Мамаю Керу», «Любовь не греет, водка не берет», «По тундре». И поют до сих пор. Но «это не ностальгия», говорит художественный руководитель театра «У Никитских ворот», народный артист России Марк Розовский.

Почему «Песни нашей коммуналки» имеют громадный успех у поколений всех возрастов - об этом обозревателю «Белорусской газеты» рассказывал и пел Марк РОЗОВСКИЙ.

«Я ЖИЛ В ПОДВАЛЕ, ГДЕ ЖИЛИ ЕЩЁ 83 ЧЕЛОВЕКА»


- Спектакль «Песни нашей коммуналки» родились по настоятельной просьбе публики, которая после «Песен нашего двора» стала требовать продолжения. «Песни нашей коммуналки» - огромный пласт нашей неофициальной культуры. Это не старые песни о главном, а, как я иногда говорю, главные песни о старом, потому что своей человечностью они защищали человека в то тяжелое, иногда опасное для жизни время. Мы не ностальгируем и не воспеваем прошлое, тем более что в спектакле есть песни, которые бросают вызов коммунистическому режиму и за некоторые из них могли в те годы посадить.

- А есть ли песни тех лет, которые ложатся на сегодняшний день?

- Все. Нет ни одной песни, которая не была бы близка сердцу современного зрителя. Да, эти песни принадлежат нашему прошлому, но это не значит, что они устарели. И подтверждение тому является то, что «Песни нашей коммуналки» уже несколько лет идут с феноменальным успехом. И самое поразительное, что на спектакль приходят люди всех возрастов, и молодежь точно так же аплодирует, визжит от восторга, плачет, смеется, как и люди старшего поколения.

Чехов, удивляясь успеху «Дяди Вани», писал: «Не знаешь, где найдешь, где потеряешь...» И я абсолютно не ожидал, что эти два спектакля будут иметь такой бешеный успех, и чем дальше, тем он растет.

- Так, может быть, все-таки это ностальгия - по тому, как сегодня кажется, лучшему времени, чем сегодня?

- Никакой ностальгии нет, потому что время было страшное. У меня у самого отец отсидел в лагерях 18 лет. И я вовсе не собирался это время поэтизировать. Я жил в подвале, где жили еще 83 человека. На помойном ведре всегда сидела крыса, ее длинный хвост, который свисал до пола, забыть невозможно... К рукомойнику по утрам нужно было занимать очередь, потому что он был один... Чего только не было в тех коммуналках! И в кастрюлю соседки плевали, и мордобой был, но было и хорошее.

- Что?

- Когда мой отец после первого срока тайно приехал в Москву, чтобы меня, 10-летнего, увидеть, мама очень боялась, что его сдадут ментам. Тем более что они жили в нашей коммуналке. Но никто не предал. Понимаете, там существовала определенная мораль. Когда я приходил из школы и есть было нечего, соседка меня подкармливала.

Я долго думал над феноменом «Песен нашей коммуналки». Люди аплодируют действительно блестящей игре актеров или, простите, моей постановке? Наверное, у каждого возникает свое воспоминание в связи с увиденным. Мне не хочется заниматься саморецензированием, но вся фактура проработана настолько, что спектакль рождает ассоциацию - создает то, что искусство и должно делать.

- А на основании современных песен можно поставить нечто подобное?

- Безусловно. Но сегодня в этом жанре сделано много ерунды. Кому-то очень выгодно, так сказать, перемешивать пустоту, и получается, что пустота пустотой правит. Поэтому многие просто не знают своей культуры, а значит, не знают своего «я». Но и рядом с попсой все равно есть бардовская песня, есть та самая уличная песня, которую спустя годы вспомнят за человечность и душевность. Да, она может казаться пошлой, иногда отдавать безвкусицей, но когда она стилизуется, перерабатывается в некий образ времени, пошлость исчезает. Этим, собственно, и занимается искусство. Но сегодня такого искусства почти нет, оно стало большой редкостью - все выпендриваются, выкобениваются, каждый считает, что он новатор весь из себя, а простые - не примитивные, а простые - вещи делать разучились. А публика об этом не думает, она хватает меня за локоть и чуть ли не на колени падает со словами: «Спасибо, что вы поставили такой спектакль!» Потому что человечно, потому что люди устали от золотых пиджаков на эстраде, «фанерного» пения, одуряющего грохота дискотек. Им хочется другого - того, что идет от сердца к сердцу. Но такого искусства становится все меньше. Какое-то штампованное, попсованное бездумье - примитивные слова, примитивная мелодика. Человек просто не знает, что искусство может быть другим. Он видит, как кривляются артисты в якобы современном театре, но если вдруг ему случается увидеть мощную, человечную, с полной отдачей игру - у нас это называется «игра на сливочном масле» - он уходит потрясенным. Примерно так происходит и на спектаклях «Песни нашей коммуналки» и «Песни нашего двора».

«...И КАКАЯ-ТО СВОЛОЧЬ ВРЁТ ПО ТЕЛЕВИЗОРУ»

- Вы автор сценария одного из самых популярных советских фильмов «Три мушкетера». Это кино явно контрастировало с той застойной действительностью, впрочем, как и отражало ее: глупый и смешной король, «серый» кардинал, который всем управляет, трое мушкетеров, которые хотят перевернуть жизнь во Франции и переворачивают ее. И еще при этом поют: «Пора-пора-порадуемся на своем веку!». «Три мушкетера» можно расценивать как определенного рода протест?


- Я бы не стал говорить о каком-то сильном протесте. Но почему у фильма был такой успех? Да, музыка прелестная, стихи замечательные, классно подобранный актерский состав. Но главной там была тема мужской дружбы, ее мощи и высшей духовной силы. Вокруг упадок, неверие, бюрократия заедает, какая-то сволочь бесконечно врет по телевизору - а тут вдруг праздник естественного человеческого «я», которое утверждает мужскую дружбу: «Один за всех и все за одного!». Кому нужно, чтобы ты поехал за бриллиантовыми подвесками - Франции или тебе лично? Это нужно мне! Тогда вопросов нет - встаем и летим. Конечно, это красивая развлекательная сказка - приключения, битвы, любовь... Хотя нам пытались мешать. Как только мы стали смеяться над кардиналом, цензоры сказали: ни-ни, нельзя смеяться над кардиналом. Понятно, они боялись, что власть будет унижена в глазах миллионов советских граждан. Что-то нам удалось отстоять, что-то нет... Помните песню, которую я сам пою своим сиплым голосом (поет): «У нас в стране на каждый лье по сто шпионов Ришелье - мигнет француз, известно кардиналу!». На съемки не пришел артист, и мой друг Максим Дунаевский говорит: «Ну, давай, спой ты». Я и спел. Так вот, в той песне есть строчка: «Войдешь в трактир - сидит шпион, войдешь в сортир - сидит шпион». Последнюю строчку нельзя было произносить. Поэтому «сортир» мы вынуждены были заглушить взрывом хохота, чтобы этого слова не было слышно.

«А ВЕЧЕРОМ ТАНЦЕВАЛИ ПОД ПАТЕФОН»

- В «Песнях нашей коммуналки» и «Песнях нашего двора» вы создали двор, а точнее, жизнь 40-50 гг. - каким вы видите этот же двор начала третьего тысячелетия?


- Э-э, нет...Того, что было, уже нет. Соседи не приходят в гости к соседям... Все по отдельным квартирам... Раньше в подъезде сидела лифтерша, теперь кого-то ждет киллер или охранник... Люди живут совсем другой жизнью. Но внутренне они тоскуют по общению. Потому что одиночество не убиваемо - понимаешь? Кто-то правильно называл те дворы моего детства и юности малой родиной. Это правда, потому что в этих дворах и коммуналках было всё - первая любовь, дружба, отсюда увозили в лагерь, а потом тайно приходили отцы. Устраивали банный день в пятницу, и вся коммуналка стирала. А вечером танцевали во дворе под патефон.

- Вы бы не могли спеть одну из песен вашего спектакля?

- (Поет) «Мне бесконечно жаль моих несбывшихся мечтаний, и только грусть воспоминаний гнетет меня...»

СПРАВКА «БГ». Народный артист России, режиссер, драматург, писатель, автор песен к спектаклям и фильмам Марк Розовский родился в 1937г. на Камчатке. Закончил факультет журналистики МГУ и Высшие сценарные курсы. В 1958г. возглавил студенческий театр «Наш дом». В 60-х заведовал отделом сатиры и юмора журнала «Юность». В начале 70-х поставил на сцене ленинградского БДТ «Бедную Лизу» (Н.Карамзин) и «Историю лошади» (по «Холстомеру» Л.Толстого), имевшие оглушительный успех. В 1975г. поставил первую в СССР рок-оперу «Орфей и Эвридика». С 1983г.- худрук театра «У Никитских ворот». Был членом Комиссии по помилованию при президенте РФ.

«Белорусская газета» выражает признательность «Класс-клубу» за помощь в организации интервью
Добавить комментарий
Проверочный код