Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№11 (428) 22 марта 2004 г. Контекст

РАСКОЛДОВАТЬ БЕЛАРУСЬ

22.03.2004
Виктор МАРТИНОВИЧ

Предсказуемые итоги президентских выборов в России породили не менее предсказуемые комментарии московских политиков и политологов о том, как банально и скучно все прошло. Белорусское информационное пространство весьма прогнозируемо отреагировало на это экспертными комментариями двух типов: о том, как путинская «элегантная победа» напоминала белорусскую и, напротив, о том, как она «существенно отличалась» от того, что произошло в Беларуси в сентябре 2001г. На этом фоне статья российского писателя и философа Виктора Ерофеева, опубликованная в немецкой газете Die Welt, выделялась мистической свежестью взгляда на проблему. Ерофеев препарировал ситуацию в абсолютно новом ключе: оставив без внимания набившие оскомину вопросы, Ерофеев связал будущее державы с готовностью Путина избавиться от собственной «пустоты», превратиться из актера, не имеющего собственного лица, в режиссера, оное имеющего. Ерофеев в очередной раз дал понять, что в России писатель зачастую оказывается более компетентен в понимании сложных общественных процессов, нежели любой эксперт-политолог или социолог.

Обратившись к Виктору ЕРОФЕЕВУ, обозреватель «Белоруской газеты» намеревался обсудить с ним итоги выборов в России и ситуацию в союзном государстве. Неожиданно разговор получился куда более обширным…

- В статье «Россия и пустота Путина» вы утверждаете, что российский президент - пустота. Что он актер, примеривающий в разное время разные маски. Однако в отношении с Беларусью позиция Путина - весьма наполненная и конкретная. Получается, здесь - исключение?

- А в чем эта конкретность? Что он такого сделал?

- Ну, например, отключил газ в ответ на несоблюдение ряда прежних договоренностей... Впервые отказался от ельцинской тактики «газ в обмен на поцелуи», которую как раз и можно было охарактеризовать как полную пустоту...

- В моей статье речь шла не о каких-то конкретных случаях, а о политической философии Путина вообще. Прежде всего эта философия проявляется при работе с российским населением. Здесь именно благодаря своей «пустотности» Путин и оказался популярным, так как каждый россиянин наполнил его своим собственным содержанием. В основном это содержание было положительным, хотя кто-то наполнил путинскую пустоту и негативом. Безусловно, в значительной степени это было игрой. Какое-то содержание Путин все-таки имеет, он не может быть абсолютно пустым. Но по отношению к будущему России он - абсолютная пустота. Он делает настолько несовместимые вещи, выбирает то один, то другой вектор. Появляются разные люди и один за одним наполняют президентскую пустоту каким-то содержанием. За всеми его прагматичными решениями - пустота. То же самое, наверное, можно сказать и о Беларуси, хотя по отношению к вашему конкретному случаю могу сказать, что тут озверел бы любой славянский предводитель. Здесь для того чтобы озвереть, не обязательно быть прагматиком вроде Путина. Просто у вас клинический случай.

- Вот как?

- Да, да, клинический.

ВЫКЛЮЧЕННАЯ СТРАНА

- В одном из эссе сборника «Шаровая молния» вы описываете свое недавнее путешествие из России в Европу с целью установить, где же находится культурная граница между Западом и Востоком. И делаете вывод: Россия, несмотря на географическое положение, значительно ближе к Европе, чем Беларусь. Согласны ли вы с этим утверждением сейчас, после «элегантной победы» Путина?


- Видите ли, я с какой-то странной нежностью отношусь к Беларуси. Странной - потому, что я плохо ее знаю, с нежностью - потому, что она мне спонтанно очень нравится, без всяких рациональных оснований. Страна у вас красивая, и в ней есть какая-то удивительная нереализованная способность сочетать элементы Востока и Запада. Именно в Беларуси сошлись два типа культуры - католический и православный. Причем, в отличие от Польши и России, эти культуры сошлись на равных - в этом ваша уникальность. Католические и православные кладбища стоят рядом. Они совершенно разные, но они дополняют друг друга, не разрушая. Это переплетение различных вер, различных представлений о жизни - очень сильная сторона вашей культуры. Но она - не реализована. Вместо того чтобы дать возможность этому всему как-то проявить себя, привести к созданию реального моста между Западом и Востоком, Беларусь как бы погасила саму себя, выключила фары и остановилась. Такая стоящая страна имеет меньше всего признаков Европы. В то время как Россия последние 15 лет, наоборот, завела все свои моторы и довольно далеко даже не уехала, а улетела. Мы теперь напоминаем уже не автомобиль, а самолет. Другое дело, что только сейчас встал вопрос, куда вообще лететь. Мы взлетели, насладились полетом и высотой и поняли, что не знаем, где приземлиться.

Вряд ли Россия более европейская страна, чем Беларусь. Скорее, Москва - более европейский город. По сравнению с ней Минск теперь кажется провинциальным и немного грубоватым. Хотя, конечно, в центре, в его исторической части с его сплошной застройкой (по всей видимости, имеется в виду Троицкое предместье. - В.М.), чувствуются такие приливы Европы, которые, как волны, касаются почти каждого белорусского города. Совершенно понятно, что если говорить о Западной Беларуси, о Гродно, например, то там эта «европейскость» чувствуется прямо в воздухе. К примеру, в Гродно машины уступают дорогу пешеходам! Однако ситуация гасится общей выключенностью вашей страны. Беларусь постепенно становится вещью в себе. Исторически это как-то очень несправедливо. Через Беларусь проходит автострада Брест-Москва, по Беларуси несколько раз прокатились жестокие войны. И тут появляется некто, кто не только не видит и не замечает истории и географического положения, но и рассматривает эти факторы как не имеющие никакого отношения к настоящему и будущему страны. А это всё очень значимо.

Беларусь, как мне кажется, надо нежно и в то же время напористо развивать. Ее нужно развивать потому, что потенциал у вас огромный, а народ - трудолюбивый. Сколько я себя помню, переезжаешь российско-белорусскую границу, видишь: яблоки, капусту, цветы вокруг растут, все возделано. «Почему у вас так? - спрашиваю. - Почему в Смоленске все разбросано, неухожено, а у вас тут - сад?». А отвечают так: «Там же москали». Спрашиваю: «А ты кто?» А он в ответ: «Я - тоже русский, но только здесь живу, потому и работать научился». А вспомним белорусскую эмиграцию! Очень много всемирно известных имен. У ваших людей иностранных корней, родственников на Западе больше, чем у крестьянского населения России. Многое, очень многое связывает вас с миром. Но нельзя же так отворачиваться от всех. Нельзя замыкаться на каком-то колхозном опыте, который проповедует ваш товарищ. Со стороны это даже не смешно выглядит. Напоминает какую-то болезненную гримасу, судорогу.

«РОССИЯ - УЖЕ НЕ ПИОНЕРСКИЙ ОТРЯД»

- В своем обращении к Путину с просьбой защитить русскую литературу от прокремлевского молодежного движения «Идущие вместе» в сентябре 2002г. вы писали: «Отряд пионеров нужно отправлять в лес только строем и под присмотром пионервожатых. Иначе - сгинут. Но мы всей страной уже все-таки вышли из пионерского возраста». Не кажется ли вам, что итоги выборов 14 марта - 71,2% голосов за Путина - как раз демонстрируют, что нет, не вышли?


- Да вышли, вышли, конечно. Россия - это уже не пионерский отряд. Вы поймите, голосование

14 марта - это были выборы равнодушия, выборы по типу «отстань от меня». Люди не хотят идти в политику. Пионеры - это хотя бы энтузиазм. И в лес пойти колонной - это поступок, проявление заряда коллективной энергии. Здесь все наоборот, разошлись в разные стороны. Мы думаем так: ладно, пусть будет этот президент. Но в кучу вокруг него мы не сбиваемся. Внешне, конечно, кажется, что у нас единение. А внутри очень остро ощущается равнодушие.

- Сформировался ли в России тип интеллигента, встроенного во власть?

- Интеллигенция вообще исчерпала свой исторический ресурс в России. Набор тех целей, которые она ставила перед собой раньше, теперь не актуален. Вообще, интеллигенция - это секта людей, которые борются за счастье народа. Но сейчас трудно определить, что такое счастье, и еще сложнее определить, что есть народ. Вот в Беларуси есть все основания и предпосылки для существования интеллигенции. Потому что у вас есть за что бороться и есть что отстаивать. Я не исключаю, что в России тоже произойдет всплеск интеллигенции. Она при всеобщем равнодушии может осознать себя как оппозиционную существующему политическому строю силу, которая будет дальше консолидироваться. Но лишь до определенной степени. Так что интеллигенция - это привилегия скорее Беларуси.

Что касается интеллигента, встроенного во власть, то у нас есть тут такие типы. Можно вспомнить семейство Михалковых. Но, знаете, эта власть, в отличие, скажем, от сталинской, не похожа на типичный восточный двор, в котором тирана окружают поэты и музыканты. Эта власть любит спорт и деньги, а искусствами особенно не интересуется. Поэтому даже при очень большом желании некоторых интеллектуалов «подмахнуть» власти, последняя к ним относится совершенно равнодушно, не принимает их. Ей приятнее общаться с бизнесменами.

- Пересказывая свой сон о встрече с Путиным, вы упомянули о вопросе, который задали президенту. Вас интересовало, почему интеллигенция исчезла с экранов телевизоров. Вы не могли бы одним словом охарактеризовать то, что на эти экраны пришло?

- Пришла «развлекуха» какая-то. Разухабистое такое словечко, но оно характеризует лучше всего. Кроме того, присутствует уже и пропаганда. Вообще, современный русский телевизор - довольно гнилой. И в общем, он поощряет лишь лень. В нем отсутствует необходимое озорство, огонь. Бездарная «развлекуха», ток-шоу, бесконечные сериалы. Я рад за те программы на «Культуре», которые мы делаем. «Апокриф», например, - проект об идеях, направленный на познание человека. Этот проект очень платонический, от слова «Платон».

О «СЛАВЯНСКОМ КОЛХОЗЕ»

- Как-то вы назвали «большой российской глупостью» то, что «власть учила писателей, о чем им нельзя писать, а писатели учились обманывать ненавистную власть и писать то, что не могли не писать. В результате русская литература стала великой». А у нас тут звучат мнения, что свобода творчества, равно как и свобода слова, - это ценности сугубо западные, чуждые нам, восточным славянам... Может, так и надо?


- Вообще-то я всегда прихожу в оторопь, когда вижу, как Беларусь превращается в восточнославянскую страну. Это что вообще такое? Что за страна такая славянская - Беларусь? Я тут в Анапе недавно посмотрел какой-то новый белорусский фильм исторический, так там тоже все - славяне, славяне. Какие славяне?

Мне кажется, происходит какая-то искусственная «русизация» Беларуси. Это непозволительно никому, тем более народу, который живет на территории Европы. Панславизм и «восточнославянизм» - это политическое и, главное, философское охаивание вашего прошлого. От этого надо избавляться, изживать. С панславизмом вообще нужно обращаться крайне осторожно. И то, что в Беларуси идут спекуляции о каком-то особенном типе славянина, который не знает, что такое свобода, это - очень плохо. Я много путешествовал и могу с уверенностью сказать: свобода не чужда не только восточным славянам, но и жителям Африки. Свобода - это возможность проявления человеческого достоинства, возможность уважать друг друга.

И вообще, как сейчас в принципе можно говорить о каких-то колхозах - славянских или не славянских? Коллективизм погиб, люди общаются по индивидуальным кодам. Тенденция к этому появилась уже в XIX веке, потом был XX, сделавший все это просто неактуальным. А в XXI веке говорить о коллективизме - это просто издевательство над человеком.

Василь Быков - вот совершенно свободный белорус, писатель, которого можно было брать в пример не только белорусской, но и российской и украинской интеллигенции. Хоть он был неугоден власти, он достоин уважения и как человек, и как прозаик.

ПОСТМОДЕРН НА СЛУЖБЕ ОППОЗИЦИИ

- Вообще, я смотрю, вас затягивают в какую-то территориальную идеологию, такого не было даже при советской власти. Беларусь - уже страна восточных славян! Хм, это ж ужас какой-то, первобытный строй! Весь этот бред надо стряхнуть.

- А как это сделать?

- Мне кажется, для этого нужно заниматься концептуализмом и постмодерном. Только через иронию, а не через возмущение и открытую борьбу можно смыть всю эту муть. Потому что если доказывать, что вы не восточные славяне, а индивидуалисты, это будет звучать слишком прямо и несерьезно, так не пройдет. Можно, например, создать эпическую поэму «Восточные славяне» в духе Пригова, Сорокина или меня. Вот это наверняка расколдовало бы ситуацию.

- Путин сформулировал российский идеологический ориентир как «модернизацию». У нас в ходу более ветхий лозунг: «ускорение и качество». Однако есть ощущение, что ни «модернизация», ни «ускорение и качество» не отражают в должной степени ни белорусскую, ни русскую идеи. Как бы вы их сформулировали?

- Русской идеи как комплекса представлений о том, что нужно сейчас России, просто не существует. Более того, я считаю, что Россия в этом сейчас и не нуждается, подобное ей может лишь навредить. Во всяком случае, нет никакого смысла наколдовывать русскую идею под барабаны шамана.

Мне кажется, наша, русская «самость» заключается в нашем исключительном воображении, в том замечательном художественном взгляде на вещи, который присущ всем россиянам. Это, кстати, и украинцам свойственно, отсюда и появился Гоголь. Увидеть жизнь во всех ее красках, во всем ее объеме - это у нас получается. Я имею в виду аспект жизни отдельно взятого человека. Это русское воображение дает нам большие возможности. Наше воображение дает нам возможность быть нравственными и порядочными людьми, поскольку через творчество мы постоянно соприкасаемся с вечными ценностями. В конечном счете, Россия может оказаться как бы озером представлений. Вот такая вот идея. Все остальное - туфта.

«БЕЛАРУСЬ ЖДЁТ ХОРОШЕЕ БУДУЩЕЕ»

- Модернизация в России - дело хорошее, но красивых слов недостаточно. Нужно не лозунги делать выпуклыми, а страну продуктивной. Наша проблема в том, что мы почти непродуктивны. Вот Беларусь, например, продуктивна. Но вам навязан абсолютно безграмотный режим, поэтому вы и не движетесь никуда.

Что касается белорусской идеи, то здесь нужно вернуться к началу нашего разговора. Если вам удастся соединить две разные ментальности, два разных представления о жизни, любви и ненависти - получится то, что надо. Все сегодняшнее - растает, превратится в единую массу. Это и для вас будет хорошо, и соседи это оценят: и прибалты, и поляки, и мы тут, с Востока.

Я, кстати, думаю, что Беларусь ждет хорошее будущее. В будущее Беларуси я больше верю, чем в будущее России. Но придется вам потерпеть немножко. Я не думаю, что режим полностью уничтожит Беларусь, но то, что он ее перекопает, как картофельное поле, - это точно.

Но, повторюсь, будущее у вас есть. У нас оно - слишком открытое, все может качнуться как к хорошему, так и к плохому, как к развитию, так и к саморазрушению. Мы остаемся страной с неизвестным будущим. Вы же стоите перед проблемой, как перепрыгнуть через овраг настоящего и потом выработать какую-то динамичную концепцию развития страны. Хотел бы пожелать белорусам набраться не то чтобы терпения (это было бы неправильным), но мудрости, которая рано или поздно поможет вам выйти из вашей ситуации.

СПРАВКА «БГ». Виктор Ерофеев родился 19 сентября 1947г. в Москве в семье дипломата. В 1970г. закончил филфак МГУ. В 1973г. - аспирантуру ИМЛИ. В 1975г. защитил диссертацию «Достоевский и французский экзистенциализм». В 1979г. исключен из Союза писателей СССР за участие в организации самиздатовского альманаха «Метрополь». В конце 80-х его роман «Русская красавица», переведенный затем на многие языки мира, стал бестселлером. По его рассказу «Жизнь с идиотом» Альфред Шнитке написал оперу, премьера которой состоялась в Амстердаме в 1992г., а в 1993г. по этому же рассказу режиссер Александр Рогожкин снял фильм. В сентябре 2002г. обратился к российскому президенту с просьбой защитить русскую литературу от «Идущих вместе». 14 марта 2004г. голосовал не за Путина.
Добавить комментарий
Проверочный код