Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№9 (426) 08 марта 2004 г. Визави

ПОЧЁМ ПОРТРЕТ, ПОЧЁМ ПЕЙЗАЖ?

08.03.2004
Виктор МАРТИНОВИЧ, Ирина ЧЕРНЯВКА

4 февраля в Минске открылась новая частная картинная галерея - «Эрмитаж». В последнее время об исчезновении подобных заведений слышишь куда чаще, чем о появлении новых. Тем интереснее оптимизм ее хозяйки Ольги Сычик, придерживающейся мнения, что, если государство не помогает людям искусства, они должны помочь себе сами. О том, какие шансы у частных галерейщиков в Беларуси, а также о том, что это вообще за бизнес - выставлять картины, - наше сегодняшнее «Визави». Оппонентом Ольги Сычик является хозяйка гродненской галереи «У Майстра» Ирина Сильванович. Организовав 12 лет назад первую частную галерею Беларуси, в настоящий момент Ирина столкнулась с угрозой ее закрытия.

Ольга СЫЧИК: «СИТУАЦИЯ ИЗМЕНИТСЯ - НЕ БЕЗ НАШЕЙ ПОМОЩИ»

- Галерея «Эрмитаж» - коммерческий проект?


- Это покажет время. Если галерея начнет приносить деньги, будет здорово. Но ставки на это я не делаю. Хотелось бы, чтобы «Эрмитажем» заинтересовались серьезные коллекционеры. А для этого нужно пробовать. В том же Брюсселе, в квартале Гранд Саблон, столько галерей! Постоянно происходит творческое бурление, чувствуешь себя как бы в центре европейской культуры, в куче событий. У нас же выставочная жизнь тихая, спокойная. Мне хотелось бы вырваться из этой рутины, привлечь внимание к белорусским художникам. Ведь наша школа в искусстве достойна самых лестных отзывов. Сколько я ни видела проектов в Бельгии, Франции, Литве, белорусские художники - самые яркие.

- В Москве галерейный бизнес очень доходный. Почему здесь, в 700 километрах от столицы РФ, все настолько по-другому?

- Москва не Россия. Там сконцентрировано много денег и людей с деньгами. Для московской галереи продажа картины за $1 тыс. - то же самое, что для минской - за $50. Там совершенно другой уровень доходов тех, кто интересуется искусством. Отсюда и процветание. У нас же на заре 90-х живопись покупали учителя, инженеры, врачи. Сейчас они тоже с удовольствием покупали бы картины, но у них есть деньги только на альбомы любимых художников.

Кроме того, корень проблемы кроется в нашей особой культурной ситуации. Люди, которые имеют деньги и могли бы вкладывать их в картины, ориентированы на другие ценности. Для них гораздо важнее престижный автомобиль, роскошная дача, поездка на отдых в экзотическую страну. Но я уверена, что эта ситуация изменится, причем не без нашей помощи.

Во многом существующее ныне положение обусловлено тем, что мы, белорусы, не гордимся своими талантами. Я долгое время была арт-директором Лики Ялинской, видела, какой популярностью она пользовалась. И очень удивилась, с какой легкостью Беларусь отпустила ее. У нас везде так: хочешь уехать - тебе вслед посылают воздушный поцелуй, и все. Москва же собирает талантливых людей и делает на них деньги. И это, кстати, правильно. А вот Лике приходилось самой содержать хореографа, балет, залы, делать костюмы. Господдержки не было. А я все-таки считаю, что оно должно помогать творческим людям.

- Частный галерейщик, рассуждающий о господдержке искусства... Интересно.

- Никакой иронии здесь нет. За границей, если художник знаменит, ему помогают. Получается замкнутый круг: ты пропагандируешь страну - страна помогает тебе.

Выставка белорусского художника Андрея Смоляка, менеджером которого я являюсь, открылась в Европарламенте в тот момент, когда только-только произошел дипломатический конфликт вокруг посольских резиденций в Дроздах. Все наши чиновники были невыездные, а у художника из Минска проходила выставка в самом сердце ЕС. Получилось, что мы тогда открыли границу - белорусские художники выставляются в Европарламенте каждый год. Такая вот дипломатия.

Наше государство художников не особенно поддерживает. Вот мы и открыли эту галерею: пытаемся помочь себе сами. Например, для того, чтобы Андрею полноценно выставиться в Беларуси, нужно было снимать залы, платить за это безумные деньги. Мы пришли к выводу, что проще и дешевле создать новую частную галерею, которая будет работать на нас. Кроме того, таким образом мы поможем и другим художникам.

- Где та грань, после которой государственная поддержка искусства превращается в иждивенчество?

- Это больной вопрос. Но вот, например, сегодня художники платят неимоверные деньги за свои студии (мы отдаем за это больше $100). Чиновники ведь не платят за свои рабочие кабинеты, так почему же деньги взимаются за студии, где работают художники?

- А в чем заключается господдержка художников за границей?

- В Бельгии у художника Рене Магритта еще при жизни выкупили все картины. Они сделали из него бренд: Магритт на конфетах, плакатах, зажигалках и даже зубочистках. Он как визитная карточка Брюсселя. И все это за госсчет. А нашему Борису Заборову президент Франции подарил дом в центре Парижа. И в этом нет иждивенчества. Поймите, если художник станет заниматься тем, что будет зарабатывать на хлеб насущный, творить ему будет некогда.

- Шоу-бизнес, кинематограф - суперприбыльные сферы. Чем хуже изобразительное искусство?

- Просто живопись - это очень сложно. Как классическая музыка, как балет - это продукт, ориентированный на избранных. Да и кто скажет, что у нас шоу-бизнес - суперприбыльная сфера?

- Может, это естественно, что белорусы с деньгами стремятся удовлетворять сначала первичные нужды (недвижимость, транспорт) и лишь потом обращаются к ценностям духовным?

- В Беларуси даже после удовлетворения первичных нужд не стремятся к обладанию картинами своих мастеров. Здесь когда человек хочет вложить деньги в искусство, он покупает картины известных москвичей.

- А почему все-таки покупают россиян, а не белорусов? Почему они известнее в Минске, чем наши земляки?

- В России существует система поощрения меценатства. У нас - наоборот. Поможет кто-нибудь - сразу же налоговая приходит узнавать, откуда деньги. Если кто и помогает, то очень тайно, чтобы никто не узнал.

- Приобретая живопись, покупатель считает, что выгодно вкладывает свой капитал или просто приобретает запавшую в душу красивую вещь безотносительно к ее коммерческой стоимости?

- Рационально к покупке живописи относятся только коллекционеры. Они делают это системно: стараются, чтобы в собственности были ранние, зрелые, поздние работы мастера, могут пересказать все отличия в авторском почерке, объяснить, сколько выиграли на покупке, за сколько смогут продать. Однако чаще всего покупка картины - эмоциональный акт. До открытия выставки Андрея Смоляка в Европарламенте зал посетил председатель этой организации. Одна картина ему очень понравилась, он умолял продать ее тут же, так как на следующий день уезжал из страны. Из зала он ушел только после того, как мы обещали, что никому другому эту картину не продадим. Потом он повесил ее в своей коллекции, где у него есть и Пикассо, и Дали.

- Галерейное дело предполагает наличие широкого круга художников, фамилии которых сами по себе являются «брендами», могут привлечь покупателей. Вы можете назвать 10 фамилий действительно «раскрученных» белорусских мастеров?

- Круг художников, с которыми работает галерея, обуславливается в т.ч. личными симпатиями галерейщика. Если я назову 10 фамилий, то непременно оставлю кого-то неназванным и тем самым обижу его. Попробую перечислить тех, кто нравится мне только в пейзаже: Валерий Шкарубо, Марина и Николай Исаенки, Задорин, Заслонов, Вашкевич, Щемелев, Ващенко, Кищенко, фотохудожник Вера Адамчик. Как видите, имен очень много. Единственное, чего не хватает, - это достаточной материальной базы, чтобы вкладывать деньги в их популяризацию.

СПРАВКА «БГ». Ольга Сычик родилась в Пинске. В 1980г. окончила Белорусскую академию искусств. Работала в театре, снялась в 7 фильмах, преподавала в Институте культуры. С 1990г. - продюсер, режиссер выставок, менеджер художника Андрея Смоляка. С 1996 по 2003гг. - арт-директор Лики Ялинской, вице-президент арт-клуба «Лика». Хозяйка галереи «Эрмитаж».

Ирина СИЛЬВАНОВИЧ: «КАРТИНЫ НЕ ПРОДАЮТСЯ»

- Уже много лет вы директор галереи «У Майстра» - первой частной галереи в Беларуси. На ваш взгляд, галерейное дело - хороший бизнес?


- После 12 лет существования мы оказались в таком положении, что владелец решает вопрос о продаже галереи. Она убыточна. В начале 90-х это был хороший бизнес, потому что картины покупали - и местные жители, и иностранцы. Мы проводили выставки примерно два раза в месяц, и они были успешными. Например, на первой выставке моего мужа, художника Александра Сильвановича, купили пять работ. Мы также делали успешные офисные выставки - в фирмах, банках, чтобы поднять престиж галереи, повысить интерес к искусству.

А сейчас провести выставку - это такое барство! С художника мы обычно берем картину - это наш фонд, затем мы можем ее подарить или продать. Но часто в месяц не продается ни одной картины. Недавно я вообще сказала художнику: хотите выставку - платите $300!

Сейчас основной источник доходов для нас - продажа красок, художественных материалов. Привозим их из Минска и продаем. Конечно, появление этого прилавка не украшает галерею, но иначе мы бы не выжили. Вторая по значимости статья доходов - сувениры из кожи. И только потом продажа картин. На Новый год, слава богу, заехало несколько иностранцев, мужья гродненских девушек, которые когда-то вышли замуж за границу. Они купили несколько картин.

- Кто сегодня покупает картины, что продается?

- В основном продаются картины небольшого размера, сувенирного плана: пейзажи, городские пейзажи Гродно. Часто их покупают представители католического костела, когда приезжает какая-нибудь делегация. Заходят и покупают небольшие работы за 20-30 тыс., в подарок. Последний раз, перед отъездом в Польшу, заходили и говорили, что надо купить побольше, чтобы всем хватило подарков, чтобы никого не обидеть.

Сейчас картины в галереях покупают люди, которые занимаются бизнесом, те, у кого есть какие-то деньги. Хорошо, что они при ремонте квартир уже обращаются к профессиональным дизайнерам и доверяют их советам, когда те говорят, что сюда нужна работа определенного художника.

Чтобы люди покупали картины, должно вырасти их благосостояние. Картина не может стоить очень дешево.

- Каковы причины кризиса галерейного дела?

- Самое главное, галереи не вытягивают текущие платежи: аренду, коммунальные услуги. В начале 90-х в Минске проявилось около 40 галерей. А осталось - единицы! Налоговая инспекция держит в постоянном страхе и художников, и галерейщиков. Если ты продаешь работы «систематически», а это 2-3 раза в месяц - становись индивидуальным предпринимателем!

При этом отношение властей к нам - как к полноценному субъекту хозяйствования. Как с нами общаются власти: заходит чиновник, смотрит на цену картины и уходит. После этого у них аргумент - у вас такие цены большие, почему вы не можете платить? А потом повышается арендная плата! Мы сейчас платим аренду, как магазин розничной торговли, и еще имеем повышающий коэффициент, так как располагаемся в центре. При этом здесь ни капитального ремонта, ни горячей воды - водосток на улице. Я работаю директором галереи и при этом часто выношу ведра, мою полы, стою за прилавком. А в налоговой мне не верят, что мой доход - это мизерная зарплата директора галереи, нет ни машины, ни дачи. Спрашивают, может, у меня есть ювелирные украшения? Вот мое ювелирное украшение - обручальное кольцо.

По бухгалтерскому отчету за прошлый год у нас больше 3 млн. рублей убытков. Самый большой расход идет по аренде, теплу и свету. Еще охрана стоит 35 тыс., кассовое обслуживание 11 тыс. - это кажется, что мелочи. Мы каждый год пишем письмо в горисполком, в котором перечисляем количество выставок и просим снизить арендную плату, но последние несколько лет это не дает никакого эффекта.

Убыточна и галерея «Раскоша», которая изначально создавалась как антикварная галерея. Есть проблемы с выставочным залом областного отделения Союза художников. Они передали этот зал городу, потому что нет возможности его содержать. Но горисполком требует оплатить долги по аренде и коммунальным платежам - насчитали 14 млн. Где Владимир Пантелеев, руководитель отделения, найдет такие деньги?

- Какими вы видите свои перспективы?

- Я этому делу отдала 10 лет, а сейчас мы под угрозой закрытия галереи. Я бы не тратила эти годы, если бы не было ради чего. В Гродно работают художники с мировыми именами: Сергей Гриневич, Виктория Ильина, Володя Пантелеев, Валентина Шоба… Тот же Юра Яковенко, который показывал нам офорты с картин Рембрандта, подаренные ему голландскими галерейщиками. Я уверена: Рембрандт Рембрандтом, но наше поколение будет восприниматься как поколение, которое жило в одно время и в одном городе с Юрой Яковенко! Это уже такая сила и мощь, такой уровень!

Но картины лучше продаются в Москве, поэтому сейчас у художника вообще мало свободных картин. Каждый старается быстрее продать. Только потому, что я директор галереи, мой муж выставляется у нас. Если закроются галереи, Гродно вообще не увидит тех замечательных самобытных картин, которые пишутся здесь.

СПРАВКА «БГ». Ирина Сильванович, художник. Выпускница школы-интерната имени Охремчика по музыке и изобразительному искусству (Минск). В 1990г. окончила Белорусскую академию искусств. Супруга известного художника-монументалиста Александра Сильвановича. С 1994г. – сотрудник галереи «У Майстра», с 1997г. - директор галереи.
Добавить комментарий
Проверочный код