Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№9 (426) 08 марта 2004 г. Общество

НЕЗВЁЗДНЫЕ ВОЙНЫ

08.03.2004
Ирина ДЕРГАЧ

Эта история началась 23 ноября 2002г. - в тот день, когда муж молодой женщины накинул на ее шею петлю. Сейчас следствие по делу о покушении мужа на убийство жены завершено. Дело слушается в одном из судов Минска. Ситуация, в которой оказалась героиня материала, не такая уж и редкая: по статистике, каждая четвертая белорусская женщина хоть раз в жизни была избита, чаще всего мужем или партнером. Белорусской статистики нет, но в близкой нам по менталитету России от рук мужей ежегодно гибнут около 15 тыс. женщин. Жертва насилия, обратившаяся за помощью к органам правопорядка и взявшаяся отстаивать свои права и достоинство, страдает во время следствия и суда не меньше, чем во время совершения преступления. О том, почему цена отдельной личности в нашем обществе столь невысока, рассуждают женщина, которую хотел убить собственный муж, и ее психолог.

ЭПИЗОД ПЕРВЫЙ. НЕСКРЫВАЕМАЯ УГРОЗА

Наташа
(имя изменено). Всю недолгую совместную жизнь я ухаживала за мужем, как самая обычная советская женщина - безотказно и преданно. Возможно, бессознательно копировала родительский тип взаимоотношений. Наверное, рассчитывала, что если буду носить за мужем тапочки, то в ответ получу столь же безграничную преданность и верность. Я читала в книгах, что в супружеской жизни случаются измены, но никогда не предполагала, что так может сделать мой любимый человек. Поэтому известие о том, что у мужа появилась любовница, стало для меня ударом. Я позвонила своей сопернице и приехала к ней домой. Мы встретились за чашкой чая. Состоялся тяжелый разговор. Мне важно было выяснить, насколько серьезны их отношения, как давно они продолжаются и кому из нас логичнее уйти.

Во время нашего разговора мой муж позвонил ей, понял по голосу: что-то происходит, и приехал. Устроил скандал, а после обругал и ударил меня дома - за то, что посмела влезть в его личную жизнь, и за то, что «именно я стала причиной его измены». Несколько месяцев меня не узнавали знакомые - я ходила, сгорбившись, опустив голову. Но никому не рассказывала о том, что происходит. Муж запретил.

Ольга АНДРЕЕВА, психолог. В контексте нашей культуры - во многом под влиянием христианских ценностей - женскую любовь принято выражать через заботу. Женщина должна и коня на скаку остановить, и в горящую избу войти, но прежде приготовить всем завтрак, обшить-обстирать и ничего не просить у судьбы для себя лично. Состоятельность женщины в нашем обществе измеряется тем, насколько она способна быть жертвенной. Общество одобряет погруженность женщины в заботу о близких и клеймит ее эпитетом «эгоистка», если она вдруг нарушает правила игры и начинает думать о собственной реализации.

Успешность женщины в нашем обществе измеряется ее принадлежностью мужчине: взяли ее замуж - значит, ценное существо. Не взяли - бедняжка, страдает от одиночества. Хотя, возможно, она «страдает» очень весело - хорошо зарабатывая, продвигаясь по карьерной лестнице, много общаясь с друзьями и любимым человеком, путешествуя.

Когда Наташа шла ко мне, она предлагала пойти и мужу, но он отказался. Для меня это значит, что либо он совершенно не заинтересован в сохранении семьи, либо боится, что контакт с психологом вскроет какую-то его неадекватность, ущербность, неуверенность в себе. Кстати, я бы и не боролась за сохранение этой семьи - к тому времени бороться было уже не за что. Но можно было помочь людям расстаться наименее травматичным образом, сохраняя способность к диалогу.

ЭПИЗОД ВТОРОЙ. МИЛЫЕ БРАНЯТСЯ - ИМ НЕКОГО БОЯТСЯ

Наташа.
Через несколько месяцев после того как я узнала об измене мужа, период эмоционального кризиса прошел. Занялась своим здоровьем и внешностью, защитила кандидатскую диссертацию, съездила за границу на научную конференцию. У меня все ладилось: и отношения с друзьями, и учеба, и работа. Я чувствовала себя счастливым человеком. Перемены во мне задевали мужа. Он мог, как раньше, бросить мне через весь коридор сумку: «Собери меня в баню!» Я в ответ спокойно советовала ему собраться самостоятельно. Его это раздражало, он мог меня обругать или ударить. Я потом уже выяснила, что в его круге общения - среди образованных и интеллигентных столичных жителей - побои в семье случаются нередко.

Мы решили развестись. Муж хотел, чтобы я ушла из квартиры, которую мы построили в браке на совместные деньги, с чемоданом вещей. Год назад я, наверное, так и сделала бы, ведь меня просил об этом любимый мужчина. А сейчас задала себе вопрос: почему я должна делать ему столь дорогой подарок? Ведь я вышла замуж и венчалась в церкви с человеком, которого любила, хотела родить от него детей и делать все, чтобы он чувствовал себя счастливым. Это он обошелся со мной непорядочно.

После долгих переговоров мы решили, что муж выплатит мне деньги, которые я и мои родители вложили в строительство квартиры. У мужа такой суммы не было. Он пригрозил, что убьет меня, причем сделает это так, что никто на него не подумает.

Ольга АНДРЕЕВА. Когда я узнала, что Наташа подвергается побоям, мой долг как специалиста был предупредить ее, что ее жизнь в опасности. В России ежегодно от рук мужей погибает около 15 тыс. женщин. Всем убийствам предшествовали избиения. Муж почувствовал, что Наташа бросила вызов его самолюбию и он теряет контроль над ней и над ситуацией. Чем выше у человека уровень тревожности, тем важнее ему этот контроль сохранить. Поэтому мужская агрессивность в таких ситуациях вполне объяснима. Объяснимо и женское стремление до последней капли терпения не выносить сор из избы. Наше общество склонно приписывать женщине ответственность за всё. И женщины ее берут! Женщина отвечает в т.ч. и за сохранение мужской репутации. Когда я спросила Наташу, почему она не писала заявления в милицию, она возразила: как можно, это ему повредит, он же интеллигентный человек.

 ЭПИЗОД ТРЕТИЙ. МУЖ НАНОСИТ ОТВЕТНЫЙ УДАР

Наташа.
Муж пришел меня убивать в полседьмого утра, и не один, а с компаньоном. Как выяснилось позже, к убийству он подготовился основательно: запасся шнуром, чтобы меня задушить, купил большую сумку, чтобы вывезти тело, положил в багажник автомобиля лопаты. Но когда я уже задыхалась в петле, его напарник, испугавшись последствий, ударил мужа электрошокером, а затем ножом в спину, причем задел спинной мозг. Придя в себя, я увидела истекающего кровью мужа. И хотя к тому времени отношения мы с ним уже практически не поддерживали, во мне сработало нормальное человеческое стремление - оказать помощь раненому человеку. Я прикрыла его раны и предложила вызвать «скорую помощь». Муж согласился не сразу - сначала он сочинил версию, по которой ножом его ударил прохожий, и велел уйти своему компаньону.

Только выйдя из больницы с окровавленной одеждой мужа в руках, я задумалась, что же мне теперь делать. Через несколько часов я с сестрой пошла подавать заявление в милицию. Узнав, о каком деле я говорю, сотрудники РУВД очень обрадовались: «А, девчонки, так это вы его порезали!» Я стала объяснять, что ударил мужа его приятель. «Значит, он твой любовник, и вы вместе решили убить», - последовал вывод. Мне сказали, что «не стоит бояться тюрьмы - там тоже люди».

Ольга АНДРЕЕВА. Как это ни цинично, но жизнь Наташи стала бы гораздо спокойнее, если бы она вызвала домой не врачей, а милицию. Пусть ее несостоявшийся убийца истек бы за это время кровью - виноват в этом только он. Зато пострадавшей не пришлось бы отмываться от грязи и доказывать, что жертва здесь именно она. А отмываться пришлось: во время следствия муж периодически обвинял ее в краже часов и ключей, кошелька и крупных сумм, которых у него никогда не было. Его родственники ставили в вину Наташе ум: с такими аналитическими способностями она все просчитала и хотела сама его убить. Узнав, что произошло, я посоветовала Наташе в тот же день нанять адвоката и купить мобильный телефон. Она послушалась. Этот ее шаг во время следствия обернулся аргументом против: обратилась к адвокату - значит, совесть нечиста, ведь тот, на чьей стороне правда, в дополнительной защите не нуждается…

ЭПИЗОД ЧЕТВЕРТЫЙ. КОШМАР ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Наташа.
После покушения меня мучили кошмары - каждую ночь казалось, что муж разными способами пытается меня добить. Я попала в отделение неврозов с посттравматическим стрессовым расстройством. Там помогли, вплоть до суда я спала спокойно, а теперь, когда идут бесконечные судебные слушания, кошмары возобновились. Уже три месяца в суде мне приходится вновь в подробностях вспоминать все происшедшее. Почти год я не могу попасть в свою квартиру - там живет бывший муж, который, многократно обжалуя решения суда, не впускает меня, чтобы я «не мешала готовиться ему к судебному процессу». Дело рассматривается публично, и огромное количество людей осведомлено о его подробностях. Я осознаю, что стресс не закончится и по окончании суда. Муж прикован к инвалидной коляске, но не факт, что он с нее не встанет и не захочет отомстить. Его родственники, от которых я тоже слышала угрозы, живут в одном городе со мной.

Ольга АНДРЕЕВА. Затянувшееся следствие и суд вырвали часть жизни Наташи. Ей не до женских радостей вроде косметолога и покупки обновок, не до общения с друзьями. Потерянное время имеет и материальное выражение - Наташа занимается предпринимательством, и ее доход напрямую зависит от потраченного на работу времени. У нас с трудом приживается практика оценки и взыскивания в процессе суда морального ущерба. Это тоже следствие принижения ценности отдельного человека, его чувств и времени его жизни. Именно за последние месяцы к Наташе пришло понимание собственной ценности. И того, что, если не противостоять насилию, оно повторится снова и снова. Есть статистика: риск для женщины стать жертвой насильственного преступления повторно в 2,5 раза выше, чем в первый раз. У жертвы формируется особая психология: исчезает чувство своих прав и достоинств, появляется ощущение собственной вины за все, что с ней случается.

Жертвами насильственных преступлений могут стать представители всех социальных слоев и любого возраста. Легче возложить вину на отдельный пол, чем попытаться выявить сложную структуру установок, идеалов и ценностных ориентиров конкретного общества. Ведь давление на личность исходит не только от властных структур или отдельных групп, им пронизана сама атмосфера общества. Одним из центральных векторов такого давления является требование следовать достаточно жестким гендерным стереотипам. Гендерная конструкция под названием «мужская роль» требует от мужчины «мужских» поступков, «мужских» жестов, которые в условиях неразвитого правосознания по сути означают допустимость любого агрессивного действия.
Добавить комментарий
Проверочный код