Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№7 (424) 23 февраля 2004 г. Контекст

КОЛИСЬ, РЫБКИН

23.02.2004
Вадим ДОВНАР

Предвыборная кампания бывшего секретаря Совета безопасности России Ивана Рыбкина не отличалась оригинальностью. Немногочисленные интервью, громкое, но малоубедительное обвинение Владимира Путина в том, что он «самый крупный олигарх России». Несмотря на тот факт, что главный спонсор экс-главы Совбеза Борис Березовский (с недавних пор - по паспорту, выданному британскими властями, Платон Еленин) неоднократно объявлял Рыбкина реальной альтернативой действующему президенту, и старания самого Ивана Петровича, большинство российских избирателей о существовании такого претендента на власть даже не подозревало. А тут Рыбкин и вовсе пропал.

Исчезновение Рыбкина случилось 5 февраля, а 10-го он столь же неожиданно появился в Киеве. За это время его супруга успела подать заявление в розыск, а прокуратура открыть и закрыть уголовное дело по подозрению в убийстве. В интервью радиостанции «Эхо Москвы» он заявил, что просто поехал в гости к друзьям в Киев. «Решил отдохнуть, без газет и телевидения, а тут утром купил газету - а там такое», - заявил кандидат. Такой отпуск незадолго до выборов, а тем более такая нелюбознательность кандидата в президенты выглядели как минимум странно. Однако уже в аэропорту по прилете в Москву Рыбкин стал намекать, что не все так просто. Во всяком случае на отдохнувшего он похож не был: «Вернулся, как после тяжелого тура чеченских переговоров, и очень доволен, что вернулся». На ироничный вопрос журналиста, были ли другие варианты, экс-глава Совбеза ответил: «Не знаю, наверное, были».

В это время пресса, ссылаясь на источники в украинских правоохранительных органах и в гостинице «Украина», раскручивала версию о любовных похождениях. Якобы Киев Рыбкин посетил ради встречи с молодой красавицей (по некоторым утверждениям, даже с двумя). Новое интервью кандидата на «Эхо Москвы» и новая версия - скрывался от слежки. В итоге о местонахождении не знала не только руководитель предвыборного штаба Ксения Пономарева, но и жена Рыбкина. В интервью «Экспресс-газете» последняя утверждала: «Бывало, что Ивану приходилось неожиданно ехать за границу, но он всегда предупреждал меня по телефону. И никогда прежде он не исчезал даже на один день». Спрашивается: если Рыбкин отправлялся в романтическое путешествие, почему не предупредил жену об отъезде, сославшись на служебные дела? По его словам, в курсе происходящего были только российские, украинские спецслужбы и неназванные друзья Рыбкина. Что за секретность? Рыбкин не дает вразумительного ответа. Кроме того, почему, услышав об исчезновении, российские и украинские органы, знавшие о пересечении им границы, сразу не объявили о его месте нахождения? Как бы то ни было, загадочность, невнятность Рыбкина до такой степени всем надоели, что раздраженность поведением товарища по оппозиционной борьбе зазвучала даже из уст Березовского и Пономаревой. Отъезд Рыбкина в Лондон с последующим решением вести предвыборную кампанию оттуда только подлил масла в огонь. Уж очень похож был этот визит на панику политика и призыв о помощи к более изощренному в интригах товарищу.

Там, как и следовало ожидать, кандидат в президенты разразился новыми подробностями поездки в Киев. То ли на Рыбкина благотворно повлиял воздух Туманного Альбиона, то ли Борис Абрамович дал бесценные консультации, но окончательная версия выглядит так: «Меня туда заманили под фальшивыми предлогами, и я думал, что встречу там Аслана Масхадова. Вместо этого меня похитили, подвергли воздействию наркотиков. Я находился в бессознательном состоянии на протяжении четырех дней».

Следует заметить, что не все отнеслись к произошедшему с иронией. Так, бывшие офицеры КГБ-ФСБ Александр Литвиненко и Олег Калугин, находящиеся нынче в эмиграции, заявили о возможном применении в отношении Рыбкина психотропного препарата СП-117, используемого в подразделениях контрразведки по борьбе с терроризмом ФСБ. Если это так, то почему анализы, сданные Рыбкиным в Англии, не указывают на применение психотропных, наркотических средств? Возможно, спасая свою репутацию, Рыбкин (вместе с Березовским?) просто придумал историю со спецоперацией спецслужб. Однако зачем тогда он пошел сдавать анализы, рискуя быть разоблаченным? Так или иначе, но ни одна из опубликованных в СМИ версий так и не дала убедительный ответ на вопрос: «Где был Рыбкин, когда его не было?».
Добавить комментарий
Проверочный код