Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№5 (422) 09 февраля 2004 г. Контекст

«МЕНЯ ХОТЕЛИ УДАЛИТЬ С ИНФОРМАЦИОННОГО ПОЛЯ»

09.02.2004
Вадим ДОВНАР

№ 5 [422] от 09.02.04 - В своей книге «Байки кремлевского диггера» Елена Трегубова называет обитателей Кремля не иначе, как мутантами. По ее словам, они лишь похожи на людей, но на самом деле живут в своем совершенно уникальном мирке, подчиняясь иной, нежели у людей, логике поведения. Тот, кто по долгу службы (либо по другой причине) надолго попадает в их среду, заражается своеобразным вирусом, начинает мутировать и в результате сам становится мутантом. О противоядии для журналистов, недавнем покушении, российской действительности и планах новоиспеченной писательницы на будущее корреспондент «Белорусской газеты» беседует с экс-журналисткой кремлевского пула, автором скандальной книги Еленой ТРЕГУБОВОЙ.

О ПОЛЬЗЕ ОПОЗДАНИЙ И ИНФОРМАЦИОННЫХ ПРОВАЛАХ

- Чем вы объясните тот факт, что милиция сразу квалифицировала взрыв у вашей квартиры как злостное хулиганство, не проявила интерес к вашим показаниям, а 3 февраля вас все же вызвали в МУР?


- Прямой ответ на этот вопрос дал сотрудник МУРа Вадим Романов. На следующий день после взрыва он позвонил мне спозаранку и сказал: «Поскольку дело получило такой общественный резонанс и мое начальство недовольно этим, мы вынуждены взять у вас показания». По сути, это означает, что если бы коллеги проявили к произошедшему меньший интерес, сотрудники милиции данный факт замолчали бы. На самом же деле произошла следующая вещь: 45 минут меня не выпускали из квартиры, я не понимала в чем дело, никто ничего не объяснял. Звонили из службы спасения и спрашивали у меня же, что произошло. Этаж был перекрыт. В конце концов мне надоело, я сказала, что ко мне приехали родители, и вышла за ними. Тут на меня налетели папарацци. Я растерялась, но, как могла, объяснила, что произошло. После чего милиция обвинила меня во лжи. Мол, что же вы сослались на родителей, а сами интервью стали давать? Однако никакой подписки о неразглашении я не давала. Мне что, нужно было молчать о том, что на меня покушались? Правда, милиции последнее слово сразу не понравилось. Ведь, как они говорили, никто не погиб! По своей привычке наши доблестные органы борются не с причиной и последствиями случившегося, а с собственным информационным провалом.

Я сомневаюсь, что по данному поводу возбудят уголовное дело, поскольку милиция убеждает меня: имело место обычное бытовое хулиганство. Тем временем мой коллега Александр Жеглов, работавший прежде в органах, уверен, что устройство не было таким безобидным, как об этом говорят милиционеры: 50-60 граммов тротила, 20-метровый провод плюс три батарейки. Человек сидел где-то за углом и вполне профессионально готовил взрыв. Если бы я не задержалась в квартире, то получила бы как минимум баротравму, сильные ожоги. Наверное, я родилась под счастливой звездой. Всем бы такое счастливое окончание терактов и покушений.

- Могло ли быть так, что на самом деле граната предназначалась не вам, а вашему соседу, подозреваемому в ряде уголовных преступлений?

- Уже доказано документально, что квартира, в которой жил названный некоторыми СМИ человек, продана еще в 1999г. Там никто все это время не живет, и обвиняемый в ряде уголовных преступлений мужчина с тех пор не появлялся. Что это за покушение в таком случае? В действительности же все просто: в эпицентре взрыва находились три квартиры. Пустующая, моя и квартира школьной учительницы. Последняя - тихая интеллигентная женщина. Понимаю, что органам сейчас нужно отыграть ситуацию и они вынуждены нести такую чушь. Ведь все выглядит как минимум странно. Средь бела дня, на Пушкинской площади, в доме, где опорный пункт милиции, у кого-то хватило времени смонтировать, привязать взрывное устройство, спрятаться в засаду. Это притом, что я живу на втором этаже, а упомянутый опорный пункт на первом, прямо подо мной.

О МУТАНТАХ С ЛЮБОВЬЮ

- Как вам кажется, зачем следователь интересовался, знакомы ли вы с Александром Литвиненко?


- Для меня это загадка. В любом случае это не было светской беседой. Этот человек - специалист по взрывам. В частности, был связан с расследованием теракта на Дубровке. Литвиненко же, как известно, писал о взрывах домов. Видимо, следователю показалось, что эти темы как-то связаны. Однако с Литвиненко я не знакома и сказать на сей счет мне было нечего.

- Поступали ли в ваш адрес угрозы?

- Нет. Собственно, я предполагала, что до выборов никаких «наездов» на меня не будет. А тут... Как бы то ни было, для меня огромный вопрос, как теперь обеспечивать безопасность свою и своих близких. Тем более, я не представляю, что будет после выборов.

- И какую же цель могли преследовать злоумышленники?

- Скорее всего, напугать, вывести из равновесия, ликвидировать меня с информационного поля перед грядущими президентскими выборами. Замечу, что за несколько дней до произошедшего мой издатель Александр Иванов в интервью радиостанции «Эхо Москвы» сказал, что Трегубова сейчас садится писать вторую книгу. Видимо, кому-то это не понравилось, и они испугались, что перед выборами появятся какие-то критические материалы, будет вновь поднята тема ликвидации в России свободы слова. Когда в стране нет ни одного независимого телеканала, о свободных, демократических выборах говорить невозможно. Без ложной скромности могу сказать, что мне удалось своей книгой немного пробить эту блокаду. Потому что, когда вышли мои «байки», тему подавления свободы слова стали широко обсуждать и русские, и зарубежные СМИ.

Как известно, на Западе последние годы эта тема (как и тема Чечни, терактов и т.д.) замалчивалась в знак благодарности Путину за поддержку Америки после 11 сентября. Разумеется, сейчас в Кремле боятся, что в своей новой книге я вновь подниму неудобные для них темы.

- О чем будет новая книга?

- Пока секрет. Скажу лишь, что хотела бы никогда больше не общаться с героями «баек», писать художественную литературу. Однако о моих желаниях ведь никто не спрашивает.

- Вы пошутили, заявив, что впредь будете писать исключительно о любви?

- Так ведь и «Байки кремлевского диггера» - книга о любви. Я ведь с любовью обо всех написала. Я не поставила крест ни на одном своем персонаже. Показала, что в какой-то момент они бывают прекрасны. Если пост, власть, деньги, интриги заставили их потерять человеческий облик, превратиться в мутантов, то у них есть возможность посмотреть на себя со стороны и вернуть себе человеческий облик. Хотя в ситуации, когда вокруг кривые зеркала в виде официальной пропаганды, сделать это все сложнее.

СПАСИБО ЦЕНЗОРАМ И УБИЙЦАМ

- Некоторые газеты утверждают, что взрыв у вашей квартиры - это такой своеобразный пиар.


- Безусловно, это пиар. Так же как пиар-акцией является снятие с эфира сюжета «Намедни» о только что вышедшей книге. Спасибо гендиректору НТВ Сенкевичу, спасибо не состоявшимся убийцам. Наверное, все эти люди договорились помочь мне довести тиражи книги до миллионных. Подозреваю, в Кремле засели мои тайные поклонники, которые хотят улучшить мое благосостояние. Ведь сейчас у меня нет машины, я живу в снятой квартире. Может, мне стоит пообещать им какие-то проценты от продажи «баек»?

- Вы, кажется, собирались подать в суд на Сенкевича...

- Этим занимался Союз журналистов. Это, конечно, очень трогательно, но я просто не верю, что наше правосудие захочет разбираться с этим делом. Меня умиляет обращение «Репортеров без границ» к Устинову с просьбой разобраться с этим взрывом. Наивные люди! Думают, генпрокурор будет разбираться с покушением так же, как он разбирался с актом цензуры Сенкевича.

У ПУТИНА НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ, БЕРЕЗОВСКИЙ СМЕЯЛСЯ

- В своих интервью вы упоминаете о нервной реакции обитателей Кремля на вашу книгу. Вы имели в виду только министра печати Лесина, заявившего, что «байки» - это ваш «волчий билет»?


- Не только. Мне рассказывали, что самая нервная реакция была у Путина. Ходит даже байка, что Владимир Владимирович отдал распоряжение начать новый «наезд» на «Эхо Москвы», поскольку его сотрудники все время поддерживали меня. Якобы президент ехал в машине, услышал, как по «Эху» зачитывают отрывки из книги, и стал угрожать главному редактору радио Алексею Венедиктову. Кроме того, мне рассказывали, что очень нервно отреагировал пресс-секретарь президента Алексей Громов. К сожалению, я не разговаривала после отставки с Александром Волошиным, но до отставки он звонил мне, интересовался временем выхода «баек». Теперь вот не перезванивает. Наверное, прочитал.

- Много места в книге отведено описанию того, как вместе с кремлевскими мутантами мутируют журналисты, как этому способствуют условия, созданные для пула. Это особенность работы прессы в российских условиях?

- Это опасность любого журналиста, занимающегося политической журналистикой. Посмотрите на тех, кто работает в горячих точках, в провинции. Они испытывают огромное давление со стороны местных властей и всевозможных администраций. Журналисты, которые не берут взяток и честно выполняют свою работу в таких условиях, - герои. Паркетная журналистика - иной жанр. Она располагает к некой неге, истоме. В любой стране мира есть огромный соблазн ею заняться. Быть как бы уважаемым, как бы респектабельным. Но повсюду на этот соблазн падки только слабые личности, те, кто сам по себе ничего не представляет. В то же время попробуйте в западных и европейских странах отдать телевидение в одни руки, попробуйте показать одного политика пять раз в выпуске новостей. И они еще говорят, что это не предвыборная агитация! Такого политика через две недели снимут.

- Поговаривают, что к выходу книги причастен Борис Березовский. Вы, кстати, недавно летали к нему в Лондон. На день рождения или по каким-то еще делам?

- Никаких дел с Березовским у меня нет. Однако он оказался достаточно остроумным человеком и, почитав книгу, позвонил мне и посмеялся. Сказал, что многое написанное мной о нем - правда. Я же в книге несколько раз назвала его злым гением российской политики. Я действительно возлагаю на него огромную долю ответственности за произошедшее в моей стране. Тем не менее, прочитав книгу, у него, в отличие от Путина, хватило ума не брызгать слюной. Наоборот, он похвалил книгу, сказав, что она точно передает дух времени. Я принимаю комплимент.

- Книга не дает ответа на вопрос, зачем Путин, будучи главой ФСБ, приглашал вас в японский ресторан. Он вербовал вас как журналиста или кадрил как барышню? Было ли какое-то продолжение этой истории?

- Продолжение этой истории в том, что меня выгнали из кремлевского пула и Путин ликвидировал свободу печати. Наверное, нужно было тогда с ним как-то иначе, поподробнее поговорить. Может, объяснить что-то, книги какие-то посоветовать почитать. Потому что он ведет себя примитивно. Дать дубиной по телеэкрану - это самое простое. Это проще, чем убеждать. Что же касается намерений Путина относительно меня, то об этом нужно спросить его самого. Собственно, ответ не так уж и важен, поскольку ни закадрить, ни завербовать меня ему так и не удалось.

СПРАВКА «БГ». Елена Трегубова закончила факультет журналистики МГУ. Начинала работать в «Независимой газете». Далее - в газете «Сегодня», на радио «Немецкая волна». Принимала участие в создании газеты «Русский телеграф». После того как последняя прекратила свое существование, была приглашена на работу в «Известия». Проработав там полгода, перешла в «КоммерсантЪ», откуда была уволена после выхода в свет книги. Официальная версия - за прогулы. В данное время безработная. Не замужем.
Добавить комментарий
Проверочный код