Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№5 (422) 09 февраля 2004 г. Контекст

КРЕМЛЁВСКОГО ДИГГЕРА ЛОВИЛИ ТРОТИЛОМ

09.02.2004
Вадим ДОВНАР

На фоне тоски и предсказуемости в предвыборной борьбе за пост российского президента, установившихся после декабрьских парламентских выборов, любой взрыв (настоящий или информационный) звучит, как правило, с удвоенной силой. Информация о том, что 2 февраля рядом с квартирой журналистки и автора скандальной книги «Байки кремлевского диггера» Елены Трегубовой сработало взрывное устройство, имела куда больший общественный резонанс, нежели публикация обращения к избирателям претендента в президенты Ивана Рыбкина с жесткой критикой Владимира Путина.

И пусть бывший глава Совбеза сколько угодно твердит о массовой выбраковке подписей, собранных в поддержку его кандидатуры, покушение на опальную журналистку оказалось куда интереснее. И если бы не пятничный взрыв в московском метро, унесший десятки жизней, происшествие на лестничной площадке Трегубовой могло стать главным российским событием ушедшей недели.

В понедельник, 2 февраля, около 14.00 на втором этаже дома N10 по Большому Гнездниковскому переулку (кстати, недалеко от Кремля) прогремел взрыв. Взрывной волной были частично разрушены деревянные двери в двух квартирах. Это происшествие в лучшем случае могло бы быть вскользь упомянуто в сюжетах криминальных телепрограмм, если бы на злополучной лестничной площадке не проживала Елена Трегубова, в недавнем прошлом корреспондентка газет «Сегодня», «Известия», «Русский телеграф», «КоммерсантЪ», журнала «Власть». Впрочем, и это обстоятельство вряд ли привлекло бы к случившемуся повышенное внимание, если бы Трегубова не издала в конце прошлого года свои воспоминания о работе в «кремлевском пуле» (так называется ограниченный круг сотрудников масс-медиа, освещающих деятельность высших госчиновников и сопровождающих в поездках президента страны) - «Байки кремлевского диггера».

Накануне выхода воспоминаний пресса предупреждала: «С поисками этого литературного труда могут возникнуть проблемы. Уж слишком много весьма влиятельных людей кровно заинтересованы, чтобы до читателя он не дошел, а остался бы там, где, собственно, и был представлен публике, - на Франкфуртской международной книжной ярмарке. Нет никакой проблемы в том, чтобы составить краткий список лиц, чьи честь и достоинство могут пострадать в результате прочтения этой книги широкими народными массами. Это: президент Путин, глава его администрации Александр Волошин, его замы - Владислав Сурков, Игорь Сечин и Сергей Приходько, пресс-секретарь президента Алексей Громов, помощник президента Сергей Ястржембский, мэр Москвы Юрий Лужков...»

Тем не менее книга вышла и стала пользоваться значительной популярностью, о чем и пожелал рассказать в своей программе «Намедни» (НТВ) ее автор и ведущий Леонид Парфенов. Был отснят соответствующий сюжет, где Трегубова среди прочего рассказывала о вечере, проведенном в японском ресторане с тогдашним главой ФСБ Путиным. Наряду с остальными сюжетами программы упоминание о «байках» несколько дней анонсировалось в эфире, пока сюжет не увидел гендиректор НТВ Николай Сенкевич. А увидев, наложил запрет на его выход.

И вот в начале прошлой недели новый скандал с участием бывшего кремлевского обозревателя. У ее квартиры была установлена свето-шумовая граната «Пламя». Ее привязали к ручке соседней пустующей квартиры. Злоумышленник выдернул чеку и убежал. Взрыв прогремел, когда Елена собиралась покинуть свою квартиру. С самого начала Трегубова была уверена: если ее и не пытались убить, то уж запугать точно. Кто? «Люди, отвечающие за порядок в нашем городе, в частности человек, который вчера зарегистрировался кандидатом в президенты России» (накануне кандидатом в президенты ЦИК зарегистрировал Владимира Путина), - сказала Трегубова «Коммерсанту». И в качестве доказательства привела тот факт, что в день взрыва у нее даже не взяли официальных показаний. Впрочем, в МУР ее все-таки на следующий день вызвали. Там Трегубова поведала, что 27 января ей звонили якобы из службы доставки аэропорта «Шереметьево», желая уточнить адрес. Запротоколировали в милиции и тот факт, что за несколько минут до взрыва ей дважды звонили из службы такси. Милиционеры интересовались, знакома ли она с Александром Литвиненко (бывшим сотрудником ФСБ, обвинившим российские спецслужбы во взрывах домов в Москве и Волгодонске и эмигрировавшим за границу) и пытались убедить Елену, что имело место хулиганство и ей ничего серьезного не угрожало.

Подконтрольные государству масс-медиа тут же взяли на вооружение две версии. Одна: взрыв предназначался не Трегубовой, а ее соседу, обвиняющемуся в мошенничестве. Вторая: это просто рекламный трюк «отвязной» журналистки. Как бы то ни было, международная организация «Репортеры без границ» обратились к генпрокурору России Владимиру Устинову с просьбой, чтобы следователи не оставили без внимания версию покушения. В свою очередь, российское общественное движение «За права человека» призвало президента России расследование взрыва взять под личный контроль. Правозащитники расценивают случившееся как политическое покушение, стоящее в одном ряду с покушениями на Дмитрия Холодова, Галину Старовойтову и Сергея Юшенкова.
Добавить комментарий
Проверочный код