Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№3 (420) 26 января 2004 г. Тема недели

АВТОТРАКТОРОКОМБАЙНОСТРОЕНИЕ

26.01.2004
Родион РАСКОЛЬНИКОВ

Беларусь вступила в эпоху гигантских свершений. У нас теперь если президент формулирует задачи отрасли, они непременно «архисложные», а планы на год всегда «амбициозные». К Дню науки, 25 января, мы подошли как исключительно передовая страна с высочайшим научным потенциалом, которая способна и в космос выйти, и об информационных технологиях миру рассказать. Но поскольку денег на исследования больше не становится, на деле все сводится к постепенному сворачиванию гуманитарных программ и концентрации усилий вокруг таких фарватеров, как «автотракторокомбайностроение».

В действиях лиц, которые управляют наукой в Беларуси, все чаще прослеживается железная уверенность в том, что если финансировать исключительно прикладные исследования, промышленность начнет выпускать дешевые современные и конкурентоспособные товары, а наше высокотехнологичное производство перестанет напоминать отверточную сборку купленных в Корее и Китае компонентов. Тот факт, что потребители, пользующиеся этими товарами, не будут иметь представления о философии, истории и прочих гуманитарных предметах, кажется второстепенным.

Когда несколько лет назад подобная ситуация сложилась в России, гуманитарии соседней страны возопили: дескать, племя неграмотных аборигенов не может качественно собрать сверхзвуковой истребитель, даже имея подробные чертежи. Перед нашим племенем пока ставятся иные задачи: вместо сверхзвукового истребителя гражданам предложено собраться вокруг вождя, а там он что-нибудь придумает и с истребителем. И пока представители точных наук ломают головы над улучшением отечественных комбайнов и тракторов, остальным ученым предлагается на время стать чуть-чуть политруками.

22 января, когда президент лично вручал дипломы докторов наук и аттестаты профессоров, он объяснил, что важнейшей задачей, которая стоит перед гуманитариями, является «развитие государственной идеологии», для чего «нужны такие научные разработки, которые способствовали бы духовному и моральному совершенствованию наших людей, создавали мировоззренческую базу для дальнейшего прогресса и консолидации всего нашего общества».

Представителям каждой научной отрасли ставятся четкие задачи. Философы должны научно обосновать новую белорусскую государственность и выдумать простую идеологическую концепцию, которую можно было бы преподавать в вузах, как когда-то научный коммунизм. Историки - объяснить, что смена властных элит в 1994г. стала закономерным витком национальной эволюции, к которому Беларусь шла 200 последних лет. Культурологи, анализируя обрядовые танцы и традиционные суеверья полешуков, - прийти к выводу, что Александр Лукашенко - единственно возможный духовный выбор белорусов.

ВДОХНОВЛЕННЫЕ ПРЕЗИДЕНТОМ

Пресс-конференция председателя Комитета по науке и технологиям при Совмине Юрия Плескачевского и главного ученого секретаря Академии наук Сергея Жданка, посвященная Дню науки и состоявшаяся 23 января, началась с заявления о том, что этот праздник является «свидетельством того, какое внимание уделяет руководство страны науке». В качестве примера такого внимания приведены президентские декреты, «направленные на то, чтобы превратить науку в реальную силу».

Кроме того, по словам Плескачевского, «новый импульс в научной сфере» дала не что иное, как «реализация поручений главы государства».

В ходе мероприятия подведены некоторые итоги научной деятельности в прошлом году. Одним из новшеств стала проработка вопроса о создании в Беларуси государственных научно-производственных центров. Предполагается, что после появления соответствующей нормативной базы производители смогут создавать при своих конструкторских бюро подобные ГНПЦ. Отличие задумки от всего, что было до этого, в том, что в ГНПЦ инновационные работы будут проводиться в рамках единой общереспубликанской системы.

22 января, вручая дипломы докторам, Лукашенко потребовал на этапе формирования тематики аспирантских и докторских разработок «ставить барьер неактуальным научно-исследовательским работам», избегать «мелкотемья и откровенной халтуры». Поскольку подобные высказывания звучат из уст главы государства уже не первый раз, научная деятельность в Беларуси переводится на работу по обновленному механизму госзаказа. В прошлом году было даже утверждено специальное правительственное положение о порядке формирования государственных нужд на научные и научно-технические продукты. Все госпрограммы разделены на три типа: фундаментальные, фундаментально ориентированные и прикладные, причем прикладные обязаны восполнять разрыв между фундаментальными исследованиями и производственными нуждами. Появились три государственные целевые программы, наиболее адекватно отображающие приоритетные для Беларуси интересы в науке: «автотракторокомбайностроение», «станкостроение», «радиоэлектроника, телекоммуникации и приборостроение». При этом общее число целевых программ снизилось с 33 до 24. Юрий Плескачевский объясняет это их «укрупнением», необходимостью «осуществить концентрацию материальных и финансовых ресурсов на решении наиболее важных научно-технических проблем развития экономики».

Можно констатировать, что разворот науки лицом к производству, которого неоднократно требовал президент, состоялся. Председатель Комитета по науке и технологиям констатировал успехи в медицине, где удалось освоить белорусские наборы для диагностики различных заболеваний, внедрение инноваций на МТЗ, «Гомсельмаше», МАЗе, БелАЗе, БМЗ. Благодаря всему этому удельный вес новой продукции составляет 23% от всех товаров, производимых промышленностью, и приближается к показателям развитых стран. Впрочем, в целом по экономике выпуск обновленной продукции составляет пока лишь 7-8%.

Поиски госидеологии, являющиеся, пусть и не оформленным еще нормативно, приоритетом в гуманитарных изысканиях Беларуси, пока ощутимых плодов не принесли. Президент, похоже, надеется, что ученые придумают ему идеологию бесплатно. Оказывается, слухи о выделении Национальной академии наук

$2 млн. на поиски белорусской идеи не соответствуют действительности: программы с таким бюджетом в заведении просто нет. А руководитель правительственного комитета уточняет, что и не будет. По словам Плескачевского, когда соответствующая программа в НАН появится, «суммы будут гораздо меньше».

О состоянии и материальном обеспечении белорусской науки принято в последнее время говорить с такими бодрыми интонациями, что некоторые посетители пресс-конференции даже не поняли, почему это НАН не занимается исследованиями вообще всего и до сих пор не вовлеклась в изучение «спортивной медицины». На это Сергей Жданок заметил, что «мы не можем охватить вообще весь спектр знаний», на это «не хватит денег налогоплательщиков». Именно поэтому ресурсы концентрируются вокруг нескольких приоритетных программ.

ПОСЛЕДНИЙ ОПЛОТ ИНТЕГРАЦИИ

На пресс-конференции не обошлось без казусов. Повествуя о крепнущих связях белорусских и российских ученых, Сергей Жданок коснулся совместных научных исследований. Прежде всего он рассказал о партнерстве в рамках реализации белорусской космической программы, в чем нам помогают российские аэрокосмические фирмы. Затем упомянул об исследованиях в области нанотехнологий. Наконец, речь зашла о проектах в сфере энергетических и энергосберегающих технологий. Сотрудничество в этой области, по словам главного ученого секретаря НАН, «позволит повысить энергетическую безопасность Беларуси и наших партнеров».

В тот момент, когда Жданок озвучивал данное соображение, российские телеканалы уже бомбардировали эфир информацией о том, что 23 января в 24.00 все российские трейдеры полностью прекращают поставки газа в нашу страну. Сложилась ситуация, когда энергетическая безопасность Беларуси подверглась прямой угрозе со стороны тех самых партнеров. Совместные научные проекты ученых двух стран нашу энергосистему не спасли.

В ПОИСКАХ $300

В канун Дня науки много говорилось об оттоке кадров за границу. Говорилось в духе времени, в оптимистичном ключе. На пресс-конференции

22 января председатель Высшей аттестационной комиссии Анатолий Рубинов заявил, что эта проблема «раздута» и стоит «не так остро». Утечка мозгов действительно есть, но, по словам Рубинова, люди едут не на ПМЖ. «А если человек уехал на год-два поработать за границу, это неплохо, так как устанавливаются связи». Рубинов признался, что исследователю сложно найти за границей постоянную работу по специальности. Признавшись, что у него есть опыт научной деятельности в Германии и Канаде, Анатолий Николаевич рассказал, как проходит жизнь ученого в этих странах: «Получая Ph.D. (статус, аналогичный кандидату наук в нашей системе образования, - Р.Р.), человек в Германии как волк рыщет, где бы ему найти работу (...). Хорошо, если к 40 годам получает место. А до этого скитается». По словам Рубинова, выезжающие за границу белорусские исследователи подключаются к реализации какой-нибудь конкретной научной программы и через год-два, когда проект завершается, уезжают домой. «Так что проблема раздута», - повторился Рубинов.

Юрий Плескачевский озвучил несколько иные данные. Со ссылкой на паспортно-визовую службу он заявил, что в 2003г. из Беларуси уехал 51 работник науки, причем именно на ПМЖ. А вообще ежегодно страну покидают 50-70 ученых. Но, как и Рубинов, Плескачевский заявил, что многие из них возвращаются. Причем, по словам председателя Комитета по науке и технологиям, ситуация меняется в лучшую сторону. «Основными причинами, побуждавшими людей к отъезду, была слабая материально-техническая база, неудовлетворительная оплата труда и падение престижа научной деятельности, - начал Юрий Михайлович, - указ N362 от 2002г. снял ограничения в оплате труда. Сейчас ученый, работающий в отраслях, связанных с промышленностью, может получать сколько угодно, столько, сколько зарабатывает». Последнее председатель комитета произнес совершенно серьезно.

По словам Плескачевского, сложнее всего за рубежом устроиться специалистам, занятым в медицине и технике. Он подчеркнул, что единой статистики по возвратам ученых нет, но, по его субъективным наблюдениям, из числа эмигрировавших обратно в белорусскую науку возвращается около 20%. Еще треть приезжает, но занимается деятельностью, не связанной с наукой.

Председатель Комитета по науке и технологиям выразил мнение, что, если молодым ученым предложить зарплату в $300-500, «никуда они не поедут». По мнению Плескачевского, в этом случае они «не погонятся за зарплатой в $1,5 тыс.».

Впрочем, даже до $300 белорусским ученым еще далеко - заработки в этой сфере отстают даже от средней зарплаты по промышленности. «Молодежь получает меньше $100», - заявил Плескачевский и добавил, что в НАН создан специальный фонд для поддержки молодых ученых. По словам представителя Академии наук, молодые специалисты получают в ведомстве Михаила Мясниковича около 250 тыс. рублей. К 2002г. рост составляет 50% и превышает рост зарплаты по промышленности, гордо признался Сергей Жданок. Пока $300 не видно даже в долгосрочной перспективе: к декабрю 2004г. это элитное научное заведение намеревается выйти к зарплатам в $190.
Добавить комментарий
Проверочный код