Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№3 (420) 26 января 2004 г. События. Оценки

СКАЗКА О БЕДНОМ ЗЕРКАЛЬЦЕ

26.01.2004
Виталий ПОРТНИКОВ

Место для кандидата от блока «Родина» на президентских выборах формально свободно: после того как Центризбирком отказал Виктору Геращенко в регистрации от одной из блокообразующих партий, единственным кандидатом от блока оказывается Сергей Глазьев, пока что выдвигавшийся как самостоятельный кандидат и собиравший подписи. Возможно, если теперь Глазьев действительно выдвинется от «Родины», можно будет ответить хотя бы на один из многочисленных вопросов, связанных с «Родиной» и ее действиями в ходе как парламентской, так и президентской избирательной кампании.

Вопрос первый: зачем вообще бывшему председателю правления Центробанка России Виктору Геращенко было идти в парламент, да еще и по списку «Родины»?

Вопрос второй: зачем «Родине» было выдвигать своего кандидата на президентских выборах, уменьшая, таким образом, шансы Владимира Путина на победу в первом туре выборов?

Вопрос третий: если уж «Родина» решила выдвигать своего кандидата, то почему этим кандидатом оказался изначально обреченный на невнимание избирателей Виктор Геращенко, а не уже вполне раскрученный в качестве альтернативного левого лидера Сергей Глазьев?

Вопрос четвертый: если «Родина» решила не мешать президенту побеждать и выдвинула Геращенко в качестве кандидата от блока, то зачем тогда Глазьеву было выдвигаться в качестве независимого кандидата?

Вопрос пятый: неужели влияние лидера блока и его парламентской фракции в «Родине» настолько невелико, что он даже не пытался переубедить соратников и заставить их поддержать его кандидатуру?

Вопрос шестой: действительно ли Глазьев сейчас выдвинется в качестве кандидата от блока или же будет продолжать свои действия по сбору подписей, а «Родина» втянется в бессмысленный судебный процесс по поддержке бессмысленной кандидатуры банкира?

Вопрос седьмой: почему ближайший соратник Глазьева по блоку вице-спикер Дмитрий Рогозин утверждает, что в случае отмены регистрации Геращенко он поддержит не Глазьева, а Владимира Путина, и вместе с другими сопредседателями блока - известными в прошлом политиками Юрием Скоковым и Сергеем Бабуриным - отказывает Глазьеву не только в поддержке, но и в праве использовать бренд «Родины» в ходе предвыборной кампании?

Когда пытаешься задуматься над этими семью вопросами, начинаешь ощущать собственную беспомощность в анализе, в общем-то, простых вещей - президентских выборов, участия в них политических объединений и ведущих политиков. Конечно, с точки зрения элементарной логики Виктору Геращенко с его репутацией профессионала не нужно было идти в парламент по спискам отнюдь не самого безупречного политического объединения. Конечно, после успеха «Родины» на парламентских выборах блоку нужно было развивать успех и выдвигать Глазьева или Рогозина на выборах президентских. Разумеется, все происходит совершенно по-другому, потому что собственно к политической деятельности существование «Родины» никакого отношения не имеет. Зато имеет - к борьбе кремлевских группировок.

«Родина», как и «Единая Россия», - зеркало этой борьбы. Только «Единая Россия» - зеркало большое и мутное, а «Родина» - зеркальце маленькое и кривое. И вот усаживается некто перед этим зеркальцем и интересуется важным голосом: «Свет мой, «Родина», скажи, кто на свете всех милее, всех прекрасней и умнее?» - «Владимир Владимирович!» - не задумываясь, отвечает зеркальце. - «Это-то понятно, - досадливо говорит некто важный. - А, так сказать, на отведенной вам делянке. Среди вас, добрых гномов?» - «А вот товарищ Глазьев», - угодливо отвечает зеркальце. Но важного товарища это не радует: «Глазьев! Знаешь, сколько он может набрать, твой Глазьев? Многовато будет! Давай сначала, зеркальце! Кто там в блоке всех милее?» Зеркальце окончательно теряет ориентацию и сообщает, покривившись, – «Геращенко». Ответственный товарищ доволен. Беда зеркальца в том, что он в Кремле не один. И вот уже другой товарищ колдует над зеркальцем, кокетливо выговаривая сказочно-патриотические слова. «Геращенко!» - наученное горьким опытом, рапортует зеркальце. «Ты что, офигело? - возмущается новый товарищ. - Ты знаешь, сколько бабла мы на Глазьеве-то получим? А ну, давай, крутись взад...»

И крутится бедное зеркальце, кривясь и корежась, от Центризбиркома к администрации и назад, с забегом в Думу. Грешно задавать ему политические вопросы...

Мнения колумнистов могут не совпадать с точкой зрения редакции.
Добавить комментарий
Проверочный код