Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№3 (420) 26 января 2004 г. Радости жизни

МЫШЕЛОВКА ДЛЯ СЫРА

26.01.2004
Марина ГУЛЯЕВА

Интеллигентного вида скотник крестьянско-фермерского хозяйства «Новый путь» (д. Запрудье, Витебская область) отложил газету, поправил очки и возмущенно стал рассказывать о главном событии, которое сегодня обсуждают в хозяйстве: «На нас хотят повесить Ленина!» В смысле не вождя мирового пролетариата, 80-летие со дня смерти которого отмечали на минувшей неделе, а соседний колхоз им. Ленина. Но если это присоединение произойдет, тогда и до собственных похорон недалеко. Там, говорят, доярки получают по 30 тыс. в месяц, телята «плавают» в навозе, а сам колхоз завяз в долгах. А «Новый путь», между прочим, намерен пробиваться со своей продукцией в страны Евросоюза - никак не меньше. «Ленин» не вписывается в их планы.

Но пока о «Джиле» и других сырах, которые делают в Запрудье, знают, скорее, больше в Москве и Питере, чем в собственной стране. Еще в 2002г. сычужный полутвердый сыр «Джил» - в Беларуси его производит только «Новый путь» - на московском фестивале был выбран лучшей закуской к пиву. Купить технологию его производства хотят не только отечественные переработчики, но и зарубежные. Приезжали как-то представители крупнейшего литовского молокоперерабатывающего завода с деловым предложением, но «Новый путь» отказался.

«Джил» делается вручную, а потом тонкие сырные нити коптятся и превращаются в моток золотистых лиан. Немцы, которых глава хозяйства Петр Ананько угощал «Джилом», с удовольствием попробовали эту рыбную закуску (как они решили) и долго не могли поверить, что это сыр.

Собственный завод по переработке молока тогда еще в колхозе «Новый путь» был создан в 1996г. Председательствовал в нем Иван Лопатко (сегодня он возглавляет витебское областное управление мясомолочной промышленности), и это он был инициатором создания своего завода, и это он нашел болгарскую фирму «Донидо», которая поставила на завод оборудование. С болгарами отношений не теряют, и при разговоре они часто спрашивают: а что, оборудование еще работает? По их стандартам, оно должно работать всего 5 лет и перерабатывать всего 5 т молока в сутки. «Новый путь» делает свои сыры уже восьмой год и до недавнего времени перерабатывал 8 т молока. Пока здесь делают 6 видов сыров, среди которых «Адыгейский», похожий на кукурузный початок «Копченый оригинальный», сыр с тмином «Сетовский», сырные рулеты с разнообразными начинками: корицей, чесноком, луком, паприкой, кусочками перца.

Впрочем, более подробно о продукции Запрудья можно прочитать в Интернете - у хозяйства есть свой сайт. Правда, о том, что у «Джила» скоро появятся разновидности, информации пока нет - его хотят выпускать в виде подушечек с беконом, грибами, зеленью. И наверняка «Новый путь» сделает это и, имея уже российский стандарт качества, получит международный - а как же иначе, если пока не известное Европе маленькое фермерское хозяйство из деревни Запрудье намерено выйти на европейский рынок.

Уже сегодня у Ананько есть предложения продавать «Джил» в Польшу и Данию. Но пока, как ни странно, для того, чтобы больше выпускать эксклюзивного сыра, хозяйству не хватает элементарного - молока.

«Новый путь» мог бы делать сыра в три раза больше, но получается только 900 кг в сутки. Его с удовольствием берут все регионы страны, и до недавнего времени «Джил» продавался в центральных магазинах столицы, но с нового года исчез. Возможно, появится, но говорить о больших объемах и широкомасштабном продвижении сыра не приходится. Петру Ананько звонят даже домой и спрашивают, почему нет сыра.

«Если бы...» - не наши слова. Они внушают ненужный оптимизм и создают лишние иллюзии. И все же, если бы соседние хозяйства не обязывали сдавать молоко только местным государственным перерабатывающим заводам, «Новый путь» мог бы больше выпускать «Джила» и других сыров. Но колхозы обязаны сдавать, потому что уже проавансированы предприятиями и обязаны рассчитываться. А проавансированы, потому что не имеют собственных оборотных средств и вынуждены бесконечно жить в долг. Кроме того, есть такая вещь, как прогнозные показатели, и употреблять по отношению к ним условное наклонение недопустимо.

Если бы у нас были иными отношения собственности и действовал тот самый «рыночный оборот земли», о котором только начинают говорить, то «Новый путь» смог бы купить недостающие пастбища, чтобы увеличить дойное стадо и не зависеть от колхозных поставщиков. Но пока в хозяйстве вынуждены решать эту проблему иначе - присоединять к себе «лежачий» колхоз им. Ленина. Добровольно-принудительно. В стране ведь вроде как проходит реформирование села под девизом его возрождения. Но с камнем на шее, который государство заставляет надеть на себя оставшиеся мало-мальски на плаву хозяйства. И попробуй не надень. Потому что на самом деле преобразование колхоза в крестьянско-фермерское хозяйство очень условное. Отчитываться меньше не перестали - в месяц как будто бы частное предприятие «Новый путь» обязано подготовить 36 видов отчетности. Но главное, если имущество и все основные фонды переданы Ананько на безвозмездной основе как правопреемнику бывшего колхоза, то земля в долгосрочную аренду сроком - и вот тут самое важное - до 40 лет. Т.е. землю в любой момент могут отобрать и не церемониться. Чего там говорить - не церемонятся с компаниями, имеющими мировую известность.

И все же Петр Ананько, всю свою жизнь проработавший в колхозе и не со стороны знающий, что такое жить в колхозе, четко знал, когда принимал решение стать главой крестьянско-фермерского хозяйства. Это хоть какая-то самостоятельность и возможность жить не по тем социальным стандартам, которые благородно насаждает государство в колхозах, которые на самом деле означают уравниловку. «Я заплачу своему работнику, если буду знать, за что я должен ему заплатить», - говорит Ананько. И в «Новом пути», похоже, это неплохо усвоили: если в колхозе им. Ленина доярки получают 30 тыс., то в крестьянско-фермерском хозяйстве Ананько - 340.

«Мы защитили наших людей», - как любят повторять у нас чиновники от сельского хозяйства, говоря о преимуществах аграрной системы, не развалившей колхозы. Хотя вообще-то защита оборачивается зависимостью, которая на самом деле делает человека абсолютно беззащитным перед государством, а колхоз - нищим. Как скупо констатируется в итоговых документах Минсельхозпрода, «финансовое положение хозяйства по-прежнему остается сложным». В конкретных цифрах ситуация в АПК выглядит так: если всю сумму долгов поделить на белорусские колхозы и совхозы, то на каждое придется по 1 млрд. рублей. Число убыточных колхозов, по официальной статистике, составляет почти 60%. Как достижение преподносится тот факт, что рентабельность поднялась на 2,4 процентных пункта и составила минус 1,2%.

...А в Запрудье хотят отрыть свой ресторан, посадить сад, построить еще один заводик по переработке овощей и фруктов (бизнес-план уже практически разработан), делать еще больше разного сыра, масла и творога. Ну а потом - в Европу, конечно. Как уверено говорит Петр Ананько, сутками разъезжающий на своем громыхающем «уазике» по хозяйству: «Мы будем пробиваться».
Добавить комментарий
Проверочный код