Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№47 (414) 08 декабря 2003 г. Тема недели

ТОЛЬКО РАЗ В ГОДУ

08.12.2003
Родион РАСКОЛЬНИКОВ

№ 47 [414] от 08.12.03 - Мы снова дружим с Россией. Телевидение и государственные газеты, из которых исчезли рассказы о том, как ужасно живется в соседней стране, убеждают нас в том, что после переворота в Грузии у России остался один верный союзник - мы. А наш посол в России уверяет, что в Беларуси не была развернута кампания по вытеснению российских каналов, а передачи канала «Культура» уже в декабре снова будут транслироваться «Ладом». В этом странном потеплении отношений нет ничего удивительного. Просто наступил декабрь - месяц, когда заключаются судьбоносные для Беларуси экономические соглашения.

2000Г. ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ ВЫНЕСТИ ВСЁ

Эта славная традиция была положена в 2000г., когда в союзных отношениях наметились первые тревожные тенденции: новый президент России почему-то отказывался идти на поводу у старого президента Беларуси. До «котлет и мух» было еще далеко, но отношения между союзниками заметно ухудшились.

В середине ноября 2000г. Владимир Путин конкретизировал: граждане Беларуси не получат в обозримом будущем права избираться и быть избранными в органы законодательной и исполнительной власти России. Александр Лукашенко ответил заявлением о том, что единый эмиссионный центр союзного государства не может располагаться в Москве, и предложил свой «мягкий» вариант: либо в Москве и в Минске, либо в Смоленске. Обстановка накалялась.

И вот пришел декабрь. Вернее, последний день ноября, когда состоялся заключительный в 2000г. Высший госсовет с участием двух президентов. Российский лидер был тверд и несгибаем, белорусский - предупредителен и мягок. Хотя в начале заседания Путин жестко сказал, что единый эмиссионный центр может быть только в Москве, Лукашенко не обижался и постоянно его благодарил. За время протокольной съемки белорусский лидер успел сказать Путину «спасибо» за честность и прямоту в вопросе о едином эмиссионном центре, за принятие решений, которые «рассматриваются уже два года», и за принципиальное согласие на «маленький для России» стабилизационный кредит.

Аналитики делали вывод: чем больше Путин давит на Лукашенко, тем больше последний его хвалит. Аналитики еще не знали, что у Лукашенко тоже есть характер, и в ответ на давление Путина он может реагировать не только похвальбой (лучше всего это продемонстрировал 2002г.). Впрочем, одно дело солнечный май и дождливый сентябрь и совсем другое - морозный декабрь, когда для того чтобы поддерживать любимую президентом температуру в помещении, 16 градусов по Цельсию, вовсе необязательно включать мощные кондиционеры. Перспектива заморозить любовь избирателей к гаранту конституции и теплых батарей стоит нескольких часов нервотрепки в Кремле. А потому на последнем в 2000г. ВГС наш президент был тих и податлив. Даже когда Путин в очередной раз холодно отказался договариваться о равенстве прав граждан Беларуси и России, Лукашенко смолчал. А в ответ на заявление Путина о том, что эмиссионный центр будет располагаться только в Москве, и вовсе добавил: «Мы согласны поступиться какой-то долей суверенитета». А Путин ликовал на итоговом брифинге: «Белорусский народ говорит «да» единой валюте. Нам осталось согласовать принципы работы и функционирования единого эмиссионного центра. Российская сторона удовлетворена достигнутыми соглашениями». Владимир Владимирович еще не знал свойства белорусского президента менять отношение к интеграции, как только на деревьях набухают первые почки.

2001Г. КРОТОСТЬ - СЕСТРА ТАЛАНТА

К декабрю 2001г. в союзных отношениях вновь назрели кризисные тенденции. Белорусский народ, вроде уже сказавший «да» единой валюте, весной 2001г. начал колебаться. Особенно сильно он колебался, когда слышал, что единый эмиссионный центр будет находиться в Москве, о чем два президента вроде уже договорились. Поскольку в сентябре 2001г. белорусский народ вновь выбирал себе гаранта Конституции и теплых батарей, никаких резких заявлений о том, что единого эмиссионного центра в Москве не будет, из Минска не звучало (боялись, что Россия предложит народу выбрать какого-нибудь другого гаранта). Все достигнутые соглашения тихо саботировались и по разным причинам не исполнялись. Как сообщил сам Лукашенко перед очередной встречей с Путиным, из 30 пунктов соглашений «О введении единой денежной единицы и едином эмиссионном центре» и «О мерах по их введению» не выполнены 6-7. «Прежде чем идти на более глубокую интеграцию и выбирать парламент, нам нужно окончательно определиться с теми положениями договора и приложениями к нему, которые не реализованы», - уточнял белорусский лидер так, как будто они с Путиным не определились окончательно 30 ноября 2000г. Встречу в Кремле 28 ноября 2001г. газеты накануне в один голос называли «мужским разговором». Они думали, что наш президент откажется от всех взятых на себя обязательств и выдвинет новые условия введения единой валюты. Оно, может, так и произошло бы, если бы на дворе не стоял конец ноября. После встречи газеты в один голос заявили, что Лукашенко «приехал в Кремль мириться».

Накануне Лукашенко на всякий случай «наехал» на США, высказав недоверие их стремлению к стабилизации мировой обстановки в мире в тандеме с Россией. На итоговой пресс-конференции белорусский президент вновь много благодарил Путина. После слов Путина о неисполнении ряда договоренностей слово взял Лукашенко, который примирительно заключил: «Россия и Беларусь не отходят от союзного государства... Не было ничего, о чем мы не договорились бы и не приняли бы решения».

Еще одна характерная деталь всех ноябрьско-декабрьских союзных встреч на высшем уровне - обходительность московской прессы. Если до этого журналисты, не стесняясь в выражениях, проходились по объединителю славянских народов, а каждая поездка Лукашенко в Кремль предварялась массированной информационной атакой, то перед «мужским разговором» в газетах и журналах соседнего государства появлялись лишь политкорректные заметки об общем охлаждении отношений России и Беларуси.

Заявив, что «наша политика в отношении России остается приоритетом из приоритетов, поскольку вся моя политическая жизнь вложена в союз», наш президент укатил в Минск, готовить новогодние поздравления нации и вынашивать планы на весну-лето 2002г.

2002Г. СПАСИБО ТОВАРИЩУ ПУТИНУ

В следующем году отношения между Беларусью и Россией улучшились настолько, что сам союз едва не перестал существовать. Президенты вели себя как два кандидата в Госдуму на теледебатах «Выборы-2003». Путин призывал отделить «котлеты от мух», Лукашенко заявлял, что даже Сталин не предлагал Беларуси войти в Россию целиком или частями. К первым морозам Беларусь успела депортировать из страны депутата Госдумы Бориса Немцова, а Лукашенко - заявить о своем намерении посетить саммит НАТО. Нашего лидера охладил не только выпавший снег, но и страны - члены ЕС, заявившие о нежелательности визита белорусской делегации. Демарш в отношении несговорчивой России не удался. Подарок другу Володе сделал и Джордж Буш - в ночь накануне зимнего визита Александра Лукашенко в Москву визовые санкции на белорусских чиновников наложили и Соединенные Штаты.

В таком невыгодном положении Александр Григорьевич в Москву еще не ездил. Наверное, если бы у него был выбор, президент сказался бы больным и отложил встречу до первых гроз, когда в отношениях с соседом уже можно демонстрировать принципиальность. Но выбора у Лукашенко не было. Накануне встречи 27 ноября 2002г. российская пресса снова, впервые за прошедший год, не унижала белорусского лидера. По телевидению звучали нейтральные сюжеты, даже НТВ не позволяло себе ёрничанье над главой соседнего государства.

Встреча президентов в Кремле до такой степени не походила на все предыдущие переговоры, что сразу после ее завершения зазвучали предположения о том, что в интеграционных процессах произошла долгожданная нормализация. И вслед за этим родилась версия, по которой наблюдавшееся похолодание было притворным. Обе эти версии курсировали вплоть до весны 2003г., когда вновь стало понятно, что никакого российского рубля белорусская сторона вводить не собирается.

Во время краткой пресс-конференции по итогам переговоров Лукашенко вел себя крайне предупредительно и постоянно благодарил Путина. В его вступительном слове - сразу четыре реверанса в сторону президента России: «Я хочу поблагодарить вас, Владимир Владимирович, за то внимание, которое было уделено не только сегодня нашей делегации... Прежде всего, хотел бы поблагодарить вас и правительство России за то, что в течение двух суток нам подготовили большой перечень экономических проблем, которые мы сегодня с вами и обсуждали... Я благодарен президенту России за ту информацию, которую он мне представил по последним переговорам и в Европе, и с Соединенными Штатами Америки... Я также благодарен Владимиру Владимировичу за ту информацию, которую он мне представил по действиям России в рамках СНГ на двусторонней основе».

По итогам визита Лукашенко заверил, что Беларусь не меняет курса на интеграцию с Россией, Москва никогда не сдаст нас Западу, а дальнейшее движение в рамках союза теперь будет идти еще с большим динамизмом. Теперь, в декабре 2003г., не остается никаких сомнений, что президент верил в свои слова. Остается ждать дальнейших обещаний динамизма. Ведь на дворе - снова зима.
Добавить комментарий
Проверочный код