Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№45 (412) 24 ноября 2003 г. Тема недели

КОЗУЛИН УШЕЛ НА НОВЫЙ ВИТОК ЭВОЛЮЦИИ

24.11.2003
Виктор МАРТИНОВИЧ

18 ноября ученый совет БГУ прощался с последним избранным ректором этого вуза - Александром Козулиным. Вместе с Козулиным студенческий городок покинула целая эпоха в жизни высшей школы нашей страны. Эпоха, в которую руководителя БГУ избирал ученый совет, а не президент. Время, когда курс госидеологии для студентов еще не рассматривался в качестве обязательного атрибута «классического университета». Несколько лет относительной свободы, за которые в Беларуси появилось поколение, имеющее все шансы стать «потерянным».

Академическая среда является, пожалуй, самой патриархальной в любом обществе. В основе научных школ - традиция. Там, где нет преемственности, основанной на беспрекословном уважении авторитетов, по большому счету, нет и научной среды. Нигде больше так не ценятся годы, отданные своему делу. Нигде не относятся с таким уважением к людям, облаченным степенями, добившимся ответственных постов. А потому можно себе представить, каким шоком для членов ученого совета было президентское решение об отстранении Козулина от должности. Да еще на фоне раскручивающегося уголовного дела и взятия у бывшего ректора подписки о невыезде.

Если для исполнительной «вертикали» хаотичная кадровая чехарда и тюремные отсидки людей, еще недавно занимавших руководящие посты, уже давно стало делом привычным и малоудивительным, то для ученого сообщества способ, избранный для отставки ректора БГУ, оказался чем-то решительно непонятным. По лицам людей, собравшихся на заседании ученого совета 18 ноября, чтобы заслушать информацию главы администрации Урала Латыпова о назначении нового ректора, было видно, что основы системы их миропонимания несколько пошатнулись.

Открылось заседание с выступления Латыпова. Урал Рамдракович вспоминал, как Козулин пришел на пост ректора, признал, что университет находился не в самом лучшем состоянии. Глава администрации отдельно остановился на особом статусе, который был делегирован БГУ при Козулине. Университет получил звание ведущего вуза страны, его финансирование осуществлялось по отдельным нормативам, а объем выделяемых БГУ денег, по словам Латыпова, достигал 30% всех средств, выделяемых на высшую школу. Кроме того, беспрецедентными полномочиями был наделен и ректор БГУ. В частности, «Министерство образования было само по себе, а Козулин - сам по себе». Кроме того, он пользовался всеми полномочиями и льготами члена правительства. Глава администрации признал, что при Козулине происходило динамичное развертывание БГУ, в качестве примера привел 17 унитарных предприятий, открытых при университете.

Все это время аудитория сохраняла гробовое молчание. Но стоило Латыпову перейти от описания сильных мест БГУ при Козулине к его недостаткам, в зале стали раздаваться неодобрительные возгласы, профессура позволяла себе выкрики с мест, несколько раз главу администрации пытались перебить.

Представляя нового ректора БГУ, экс-министра образования Василия Стражева, Латыпов обратил внимание на то, что он выпускник БГУ и даже некоторое время в нем преподавал. Пожелав Стражеву «сохранить то позитивное, что было в БГУ при Козулине», и заверив, что университет сохранит прежнее финансирование, выделявшееся «не Козулину, а БГУ», глава президентской администрации удалился из зала заседаний. Никто так и не успел задать ему вопроса, за что так поступили с бывшим ректором.

Василий Стражев блестяще подготовился к своему выступлению. Попросив не принимать свою краткую речь за программный доклад, он тотчас же подробно доложил о том, как намеревается управлять вузом. Скромно обмолвившись, что он только что прибыл из Германии, Стражев так и сыпал сугубо европейскими терминами и идеями. В числе заявленных задач - переход «от советской системы, где студента учили, к системе европейской, при которой студент учится сам». Было отмечено также, что БГУ должен более активно участвовать в процессах общеевропейской интеграции.

После выступления Стражева всем едва не предложили расходиться. Но тут Козулин, сидевший в первом ряду, встал и направился к трибуне. «Что ж вы мне теперь и слова не дадите?» - обиженно обратился он к министру образования Александру Радькову. «Мне очень приятно слышать обвинения в том, что я не смог создать классический университет», - начал он. Из слов отправленного в отставку ректора следовало, что он все-таки сделал из БГУ тот самый «классический университет», о необходимости которого говорили сначала президент, а потом глава его администрации. «Если у государства есть непонимание того, что есть классический университет, значит, наша сермяжная правда в том, чтобы находиться там, где мы находимся», - мудро заключил Козулин. Не обращая внимания на то, что Латыпов уже покинул зал, он начал последовательно опровергать все, сказанное главой администрации. Рассказал о том, что перед созданием факультета нетрадиционной медицины написал развернутую справку, в которой представил обоснование необходимости новой специальности. И о том, что такой факультет есть в МГУ. «Может, скажут, что опыт МГУ не соответствует классическому образованию?» - поинтересовался Козулин. Было видно, что экс-ректора задело и утверждение Латыпова о низком качестве языковой подготовки студентов. «Когда говорят, что идет снижение качества образования, покажите мне примеры, - вопрошал Козулин. - Не наша вина в том, что иностранные языки раньше не были востребованы никем. Процент остепененности преподавателей иностранных языков - менее 8%».

Закончил Козулин красиво и хладнокровно. «История повторяется, - заключил он, предложив подробнее изучать факты из жизни университета. - Первый ректор БГУ тоже был членом правительства. Это право было предоставлено ему, чтобы он решал вопросы становления науки в менее зависимой манере». «История движется по спирали», - продолжил Козулин и указал на две большие, писаные маслом картины, украшавшие зал заседаний. На одной из них была изображена спираль, на другой - уходящие вверх ступени. «Будем считать, что вы меня посылаете на новый виток эволюции», - заключил он.

Ученый совет аплодировал стоя.
Добавить комментарий
Проверочный код