Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№45 (412) 24 ноября 2003 г. События. Оценки

ЭДУАРД ШЕВАРДНАДЗЕ В РОЛИ ЛЕОНИДА КУЧМЫ

24.11.2003
Виталий ПОРТНИКОВ

В конце недели грузинский Центризбирком утвердил окончательные итоги выборов в парламент страны. Несмотря на противостояние власти и оппозиции, долгие переговоры, марши протеста и угрозы восстания, обнародованные результаты не сильно отличаются от предварительных. А оппозиционные партии после объединения усилий сторонников президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе и аджарского лидера Аслана Абашидзе остаются в меньшинстве. Какие бы меры ни предпринимались оппозиционерами, сегодня уже ясно: главный бой - бой за право определять, кто может стать следующим президентом Грузии, - они проиграли.

Оппозицию в Грузии трудно назвать оппозицией в классическом смысле этого слова. Практически все ее руководство состоит из номенклатуры, приведенной в политику лично президентом Шеварднадзе. Вряд ли Зураб Жвания, которого я помню еще активистом маленькой экологической партии эпохи Звиада Гамсахурдиа, мог бы мечтать о кресле спикера парламента, если бы не поддержка Шеварднадзе. Вряд ли без помощи президента появилась бы в политике Нино Бурджанадзе, преемник Жвании на посту спикера. Кстати, супруг непоколебимой оппозиционерки Нино, Бадри Бацадзе, ушел в отставку с поста первого заместителя генпрокурора Грузии как раз в день объявления результатов выборов. Интересная, однако, оппозиция, где супруг ее лидера - первый заместитель генпрокурора. Узурпатором власти Шеварднадзе сочли и отправленный в отставку глава грузинской государственной телерадиокомпании, и его супруга - министр культуры. А что, по их мнению, до выборов в Грузии была демократия? А теперь наступил режим авторитарной власти и так уже давно находящегося у власти президента?

Номенклатурный характер противостояния характерен для политической атмосферы во многих бывших советских республиках. Главными оппонентами Александра Лукашенко становились люди, помогавшие его приходу к власти. В Казахстане во главе оппозиции поочередно оказывались бывшие любимцы Назарбаева - экс-премьер и экс-губернатор, которые, выиграй они в клановом противостоянии, вряд ли унизили бы себя словом «демократия». В Украине в наиболее тревожный для президента Леонида Кучмы период в рядах оппозиционеров были неожиданно замечены недавние соратники президента. На Украину, кстати, следует обратить особое внимание: грузинский сценарий противостояния уж слишком похож на украинский. Только в одном случае поводом была таинственная гибель журналиста Гонгадзе, а в другом - нарушения в ходе проведения парламентских выборов.

То, что Гонгадзе погиб, сейчас уже почти не вызывает сомнений. Как и то, что грузинские выборы были подтасованы. Однако антидемократическим образом украинский и грузинский президенты вели себя и до смерти Гонгадзе, и до последних парламентских выборов в Грузии. В конце концов, Гонгадзе - не первый погибший украинский журналист, а Шеварднадзе пришел к власти в Грузии после госпереворота, организованного бывшими соратниками пусть непредсказуемого, но законно избранного президента Звиада Гамсахурдиа. Но у политической элиты происходящее не вызывало желания выводить людей на улицы: люди появляются тогда, когда кажется, что власть валяется под ногами и есть те, кто может ее подобрать. Причем подобное мнение совершенно необязательно должно сформироваться именно в Киеве или Тбилиси. Напротив, оно формируется в Вашингтоне или Москве. А лучше - в обеих столицах одновременно.

Дальше всё начинает развиваться как в плохой пьесе. Вернее, пьеса может быть и хорошей. Но если «Вишневый сад» поставлен на японской сцене, русский зритель все равно будет несколько озадачен раскосостью Раневской и выговором Гаева. То, что мы не так давно наблюдали в Украине, а сегодня наблюдаем в Грузии, - тот же японский «Вишневый сад»: и актеры играют хорошо, и зрители все понимают и сочувствуют, а все-таки не оставляет ощущение фальши. В Украине все завершилось за несколько недель, как по мановению волшебной палочки. Нет, президенту не забыли магнитофонные пленки и Гонгадзе. Но только его положению это нисколько не угрожает. Более того, произошли консолидация элиты вокруг действующих центров власти и маргинализация участников борьбы с президентом. И немудрено: элита оказалась на опасно близком расстоянии от населения, увидела, какая пропасть разверзлась у нее под ногами. Еще немного - и процесс оказался бы неуправляемым…

В Грузии, скорее всего, произойдет то же самое. Будь иначе, итоги выборов уже сегодня выглядели бы по-другому. Пока Зураб Жвания и Нино Бурджанадзе исключили себя из числа фигур, которые будут определять преемника Шеварднадзе. Собственно, на президентство они и так рассчитывать не могли: общенародной популярностью в Грузии эти политики не пользуются, к тому же Жвания - наполовину армянин, что в грузинском обществе совершенно неважно при занятии поста главы парламента, но играет не последнюю роль при выборах президента. А Бурджанадзе - женщина. Женщина в Грузии может стать спикером, но не президентом. Возможно, что Жвания и Бурджанадзе рассчитывали, что, выиграв противостояние, они будут определять будущего президента без команды Шеварднадзе?

Но это странный расчет: результаты выборов показали, что экс-спикеры - всего лишь младшие партнеры Михаила Саакашвили, бывшего министра юстиции и нынешнего руководителя Тбилисского горсобрания. Популист Саакашвили, получавший образование в Киеве и на Западе, - тоже питомец Шеварднадзе, но совсем уж без тормозов и правил. Беспринципный, тщеславный, легко предающий благодетелей, этот молодой человек после Шеварднадзе уже успел «кинуть» Зураба Жванию…

На самом деле главный итог грузинского противостояния последних дней ясен: Шеварднадзе поставил элиту перед простым выбором - предложенный им самим преемник или Саакашвили в качестве будущего главы Грузии. Это хорошая страшилка, чтобы договориться даже с такими оппонентами президента, как абхазский лидер Аслан Абашидзе.
Добавить комментарий
Проверочный код