Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№45 (412) 24 ноября 2003 г. Экономика

БАНКРОТАМИ ЗАЙМУТСЯ СИЛОВИКИ. За деньги банков

24.11.2003
Ярослав РОМАНЧУК

1 декабря вступает в силу один из самых опасных для экономики нормативных актов, принятых в этом году. Указ президента N508 от 12 ноября 2003г. «О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)» внес целый ряд кардинальных изменений в соответствующий закон. Указ поставил шлагбаум на пути реализации важнейшего экономического механизма «прибыль - убытки».

С момента вступления закона о банкротстве в силу прошло почти 3 года. Можно отнять период, когда шла подготовка механизмов для его реализации (обучение антикризисных управляющих), а также время, когда работа Департамента по санации и банкротству была практически парализована (примерно с начала 2003г.) - т.е. закон проработал почти в полную силу чуть более года. Но сумел так напугать чиновников, что они предприняли мощные лоббистские усилия и заставили президента отказаться от его основных достоинств.

«КОЗЕЛ», КОТОРЫЙ ЗА ВСЕ ЗАПЛАТИТ

Главный вопрос указа - где взять деньги. Пункт 1.8. дает ответ: «Банки и небанковские кредитно-финансовые организации предоставляют кредиты для осуществления досудебного оздоровления, реализации планов завершения досудебного оздоровления в защитном периоде и планов санации в порядке, предусмотренном законодательством». Вот, оказывается, кто заплатит за долгожданное финансовое оздоровление. Тех, кто решил, что банки создаются для того, чтобы зарабатывать деньги, ждет глубокое разочарование. Власти разрешили им работать на белорусской земле, терпели их дорогие офисы и шикарные авто только для того, чтобы в день «Ч» прийти в стильный кабинет председателя правления в грязных отечественных ботинках и потребовать дать деньги на «оздоровление». Мнение акционеров, вкладчиков и клиентов имеет второстепенное значение по сравнению с «национальной безопасностью».

Пункт 12 гласит: «Национальному банку в трехмесячный срок разработать и утвердить порядок предоставления кредитов для осуществления досудебного оздоровления, реализации планов завершения досудебной санации в защитном периоде и планов санации». Если меры, предусмотренные в указе, будут выполнены, то эксперимент по относительной стабилизации белорусского рубля можно будет считать бесславно завершенным. Чтобы хотя бы частично расшить неплатежи и провести клиринговую операцию по долгам, понадобится, по меньшей мере, 2-3 трлн. кредитных ресурсов, т.е. больше, чем объем денежной массы М2 сегодня. В коммерческих банках таких денег нет. Ни Россия, ни МВФ таких ресурсов под «досудебное оздоровление», разумеется, не дадут. Остается одна возможность - поставить Петра Прокоповича премьер-министром и заставить его с нового поста начать очередную волну инфляции. Либо нарушать «Основные направления кредитно-денежной политики на 2004г.», либо забыть об указе N508.

КОМИССАР ПО БАНКРОТСТВУ, В НАТУРЕ

Указ вводит новый институт временного (антикризисного) управляющего. Что это такое, и на каком этапе они действуют из указа трудно понять. Поскольку по указу один управляющий сможет вести только одно производство по делу о банкротстве, за существующее сегодня вознаграждение в данной сфере согласятся работать только люди в погонах. Осталось лишь выяснить качество их знаний в области права, бухгалтерии и экономики.

Авторы указа полагают, что белорусской экономики для финансового счастья не хватает железной руки и дисциплины. Пункт 13 чисто мирного, на первый взгляд указа, не может не волновать: «Министерству обороны и Комитету государственной безопасности определить состав юридических лиц, обеспечивающих поддержание необходимого уровня обороноспособности, и правила информирования об указанных лицах хозяйственных судов при возбуждении этими судами дел об экономической несостоятельности (банкротстве)». Поскольку «обороноспособность», как и «общественные интересы» трактуются у нас весьма вольготно, можно предположить, что степень влияния производства станков, консервов, текстиля или масла на обороноспособность страны будут определять генералы КГБ и армии.

ТРУДОВЫЕ РЕЗЕРВЫ

Поскольку экономика у нас переводится чуть ли не на полувоенные рельсы, то и досудебным оздоровлением, как и процедурой банкротства должны заниматься исключительно компетентные и проверенные лица. Временными (антикризисными) управляющими будут аккредитованы «лица из числа руководителей, заместителей руководителей, специалистов государственных органов и организаций, органов местного управления и самоуправления, лица, состоящие в резерве на их замещение, а также лица, занимавшие эти должности до ухода на пенсию (выхода в отставку)». Вот и дело для пенсионеров нашлось! Пункт 1.26 указывает на еще один источник кадров: «Военнослужащие, за исключением солдат, матросов, сержантов и старшин срочной службы, лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, органов финансовых расследований Комитета государственного контроля, органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям могут быть назначены временными (антикризисными) управляющими с принятием решения о прикомандировании их к соответствующим организациям...». Вот так одним ударом можно решить проблему сокращения армии и милиции, создав конкуренцию исполкомовским чиновникам и директорам госпредприятий. Остается только гадать: «Почему рядовой милиционер может быть временным управляющим, а армейский сержант - нет?»

ПРИКАЗАНО ЖИТЬ ВЕСЕЛЕЕ

Чтобы поправить «картинку» с выставки белорусской промышленности и сельского хозяйства, указ изменил основания для подачи заявления кредитора о признании должника банкротом. Новый принцип прост: нет жалоб - нет банкротства. Если кредитору все-таки решил подать заявление, ему надо в совокупности иметь следующее: во-первых, достоверные, документально подтвержденные сведения о неплатежеспособности должника, имеющей или приобретающей устойчивый характер. Во-вторых, кредитор обязан применить к должнику меры принудительного исполнения. Либо выявить, что у должника нет имущества, достаточного для удовлетворения предъявленных к нему требований. Только этих норм достаточно, чтобы похоронить процедуру банкротства. Указ предлагает кредитору самому получить достоверные данные о состоянии своего должника. А как это сделать? Прийти в фирму и попросить добровольно дать всю финансовую документацию? Или, может нанять шпионов и бригаду, чтобы произвести выемку документов?

Второе требование еще более абсурдно. Если уж кредитор сумел через суд убедиться, что с должника нечего взять, зачем ему еще мучаться и начинать процедуру банкротства? Тем более если за ошибку в документах можно получить штраф до 500 базовых величин (около $3800).

Так что указ еще больше защищает интересы плохих менеджеров и расхлябанных «вертикальщиков». Сегодня даже ответственные директора госпредприятий боятся проявлять инициативу и предлагать планы по реструктуризации своих компаний. Новый порядок банкротства еще больше парализует их волю.
Добавить комментарий
Проверочный код