Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№43 (410) 10 ноября 2003 г. Тема недели

ТЕРРИТОРИЯ, СВОБОДНАЯ ОТ БРЕНДОВ

10.11.2003
Виктор МАРТИНОВИЧ

Чтобы стать Избранным, нужно купить новый телефон-раскладушку Samsung с цветным экраном, на который можно выставить картинку боя Нео с агентами. Чтобы превратиться в Морфеуса, достаточно купить широкополый сюртук из черной крокодиловой кожи от Boss Hugo Boss. Очки YSL сделают Вас немного Тринити, такой чувственной, но сильной. Хотите стать агентом Смитом? Приобретайте новый Audi A8, на котором он приезжает передать свой наушник Нео. Вам всё это кажется странным? Вы не понимаете, о чем речь? Вы смотрели трилогию «Матрица» просто как хороший фильм? Значит, вы живете в Беларуси.

Коммунисты считают «Матрицу» самым «левым» голливудским произведением. Давно замечено: чем более альтернативным и некоммерческим подает себя тот или иной проект, тем дороже стоит в нем скрытая реклама. «Матрица», утверждающая, что мы с вами живем в условной реальности, иллюзорном воспроизведении сенсорных ощущений человека XX века, стала чемпионом по рекламе различных товаров, переплюнув, кажется, даже легендарный сериал про Джеймса Бонда. Соображение, что все представленные брэнды фигурируют лишь в вымышленном мире, воспроизводимом машинами для порабощения рода человеческого, не смутило ни производителей, ни потребителей.

К третьей части рекламные бюджеты урезали лишь 2 производителя, и то после прочтения сценария. Действие всей «Революции» происходит в так называемой «реальности», где главные герои ходят в рваных свитерах и едят белую жижу из железных тарелок. Вставить проплаченные trade marks можно было бы лишь в сцену, где Нео крушит виртуальный город агентом Смитом. Согласившись поставить рядом с местом падения этой парочки Audi A8, производитель вряд ли достиг бы нужного имиджевого эффекта: покореженный в результате драки автомобиль вряд ли способен побудить кого-то к покупке именно этой модели.

Зато производители «отрывались» на сопутствующей рекламе не хуже, чем во время показа «Перезагрузки». Биг-борды, глянцевые журналы, рекламные блоки на ТВ и FM заполонили сюжеты, тесно привязывающие того или иного персонажа трилогии к конкретному коммерческому брэнду. Сотни тысяч долларов, поддерживавшие PR-атаку на бедные мозги потребителей, произвели поистине магический эффект. Мир преображался на глазах. Западные города покрылись сетью имиджевых ориентиров, как бы включавших всех желающих и нежелающих в схему «Матрицы», настойчиво напоминавших о фильме и подстегивавших желание купить какой-нибудь связанный с ним атрибут. Здесь огромный плакат, там - постер Нео на витрине, тут - манекен в очках, как у Ниобы.

В апреле 2003г. автор этих строк побывал в Германии и на себе почувствовал нагнетание этих потребительских настроений. «Вырваться из матрицы» призывали даже газированные напитки, образ Нео-Избранного не использовал в своих целях разве что ленивый. После пары часов непрерывного просмотра ТВ возникало нестерпимое желание выиграть очки, как у Нео, купить свитер, как у Нео, чтобы стать частью нового мира, где нет ни скуки, ни одиночества. Вся планета с удовольствием играла в игру, которая, пусть и била по кошельку, но делала человека чуть-чуть счастливей. Ведь единственное осмысленное занятие в городе - зарабатывание и трата денег. И, когда, благодаря рекламе и PR, горожанин получает вместо привычного процесса стихийного потребления священный ритуал приобщения к вселенной «Матрицы» путем покупки MP3-плейера Sony, это наполняет его, пусть недолговечным, но восторгом.

Увы, наш мир больше похож на то, что в трилогии называют «реальностью». Пока еще мы не едим белую жижу из железных тарелок и не все одеты в драные свитера неопределенного цвета. Но в нашем мире, точно так же, как и в real world «Матрицы», нет места брэндам. Здесь по улицам не ходят красотки в обтягивающей кожаной одежде, а пара бутылок «чернил» и пьяная драка вполне заменяют местным Морфеусам плащ из крокодиловой кожи и кирпичного цвета рубашку с ярко-зеленым галстуком.

Процесс потребления голливудского кино белорусами столь же девственен и неприхотлив, как просмотр первых фильмов братьев Люмьер европейской публикой. С одним исключением: европейской публике разносчики еще, как правило, предлагали лимонад, а у нас за пивом нужно ходить самим, да еще открывать его тихо-тихо, чтобы не заметила тетенька, охраняющая порядок в зале. Мы не «ведемся» на скрытую рекламу, т.к. знаем большинство эксклюзивных брэндов лишь по вышивке на заднем кармане дешевых джинсов, которые нам втюхивают на Ждановичах, как «настоящие Ив Сен-Лоран». Мы не обставляем свои квартиры мебелью Ikea, как герой «Бойцовского клуба», и недоуменно переглядываемся, когда герои очередного блокбастера делятся впечатлениями от «Вашерон Константин» и тонко намекают на то, что «Отар» 25-летней выдержки лучше, чем «Курвуазье».

Мы выпали из процесса глобального потребления. Мы - инопланетная нация, которая, по какому-то странному стечению обстоятельств, выглядит так же, как большинство народов Европы. Странно, что мы вообще еще что-то понимаем в их кино. Да и понимаем ли?

Конечно, найдутся те, кто скажет, что в нашей ситуации есть свои плюсы. Что Беларусь - последняя на континенте страна, где зрители смотрят просто кино, а не изощренно сотканную и объединенную единым сценарием нарезку из рекламных роликов. Что наш человек, который видит по телевизору только рекламу волковысских колбас и членства в БРСМ, духовно выше западного обывателя, мозги которого пропитаны мыслями о том, как достать деньги на новый сотовый телефон с цветным дисплеем и как получить кредит на Peugeot 206 ярко-красного, как на плакатах, цвета. Еще они скажут, что у нас за 4 тыс. белорусских рублей можно попасть на мировую премьеру модного фильма, а билет на аналогичный показ в США стоит под $100. Всё это может и правда. Но кто бы объяснил, отчего она совершенно не радует?
Добавить комментарий
Проверочный код