Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№43 (410) 10 ноября 2003 г. Тема недели

НОЯБРЬСКАЯ «РЕВОЛЮЦИЯ». В «Москве» раньше, чем в Москве

10.11.2003
Родион РАСКОЛЬНИКОВ

5 ноября (23 октября по старому стилю) примерно в 13.15 группы рабочей и учащейся молодежи, прогрессивно мыслящего студенчества, технической и творческой интеллигенции устремились от ст. метро «Немига» в сторону гостиницы «Юбилейная». Возле кинотеатра «Москва» образовался настоящий людской затор. Участники акции нервно мяли сигареты, сверкали глазами и заговорщически переглядывались. В толпе то и дело проскакивало словцо «революция», обсуждался вопрос, сможет ли какой-то Зион отразить штурм и где именно произойдет прорыв в обороне. В воздухе пахло чем-то не по-белорусски значительным. В «Москве» проходила мировая премьера фильма «Матрица. Революция».

С тех пор как братья Вачовски выпустили в свет первую «Матрицу» и она с полугодовым опозданием добралась до минских кинотеатров, население города поделилось на три части. Тех, кто «Матрицу» смотрел, но ничего в ней не понял, а потому считает фильмом жутко отстойным. Тех, кто смотрел, понял, проникся и с тех пор называет ее единственным продвинутым фильмом Warner Bros. И, наконец, тех, кто посмотрел, понял, но посчитал, что фильм ни идейно, ни по картинке не тянет на культовую картину.

Армию первых составили учащиеся столичных профтехучилищ и их родители, две оставшиеся группы состояли преимущественно из интеллектуалов. Причем степень начитанности и общей гуманитарной подготовки конкретного индивидуума никак не влияла на его позицию относительно «Матрицы». «Проникшиеся» убеждали «непроникшихся», приводя, например, такой аргумент: в начале фильма Нео отдает покупателю дискету со взломанными файлами, доставая ее из книги «Simulacre et Simulations» - культового произведения французского социо-философа Бодрийяра. Да и сама ключевая идея фильма о том, что «ложки не существует», а люди проводят свою жизнь в вымышленном мире, является вариацией на тему «Simulacre et Simulations» - книги о том, что вся наша жизнь - сплошная симуляция. «Непроникшиеся» возражали, цитируя эссе о «Матрице» того же Бодрийяра (философ, понятное дело, ругал ее за искажение своей доктрины), а также цитируя Виктора Пелевина. Уважаемый писатель, напомним, сказал, что по замыслу «Матрица» - кино толковое, т.к. убеждает человека в иллюзорности телесного бытия. Но по исполнению фильм вреден, поскольку, отталкиваясь от постулата, что никакого тела не существует, приводит к мысли, что тела не существует только здесь, а находится оно в сарайчике в соседней деревне.

Появление в апреле 2003г. «Матрицы. Перезагрузка» еще больше все усложнило. На этот раз раскол прошел по второй группе. Первые и третьи на фильм хоть и сходили, но мнения своего не изменили. В среде «проникшихся» первой «Матрицей» появились те, кто ни фига не понял из второй, те, кто понял, но посчитал ее идею слишком «попсовой» по сравнению с замыслом оригинального фильма, и, наконец, те, кто испытал прежний щенячий восторг от приключений своего любимчика Нео. И вот в Минске появилась третья «Матрица». Она свалилась на головы своих поклонников, не успевших почитать мнение авторитетных критиков на западных и российских чатах, неожиданно. «Матрица» ударила исподтишка, заставляя каждого самостоятельно отвечать на вопрос о том, как ему нравится окончание трилогии.

В день премьеры корреспонденту «Белорусской газеты» попасть на просмотр не удалось. Чтобы получить заветный билет на вечерний сеанс 5 ноября, выстоять очередь нужно было еще 31 октября. Единственным вариантом было приобрести билет на последний сеанс в 18.45, а потом 2 часа шататься по городу, ожидая начала просмотра. Впрочем, и здесь сказался национальный белорусский характер: особого ажиотажа вокруг первого дневного сеанса «Революции» не наблюдалось. Людей совершенно не вдохновляла перспектива увидеть окончание трилогии первыми на планете, в 13.30 5 ноября (напомним, что «Революция» была показана одновременно, час в час, во множестве стран, в т.ч. и России, четырьмя часами позже).

В районе полудня 6 ноября, за полтора часа до дневного показа, в кассах «Москвы» стояла очередь из 30 человек. У входа маячили чумазые дети и просили по «сто рублей», которых «не хватает» на билет. Даже в столь ранний час этого более чем неподходящего для просмотра буднего дня билеты удалось купить лишь на четвертый ряд (шея затекает через 10 минут) последнего сеанса.

Толпу, валившую из метро в направлении кинотеатра в 20.45, надо было видеть. Среди спешащих попадались те, кто наивно надеялся купить билет на предстоящий просмотр. У касс кинотеатра стояла очередь, выходившая хвостом на улицу. Непопавшие в кино люди покупали билеты впрок, понимая, что день в день на третью «Матрицу» купить билет невозможно.

Кинозал был полон примерно за 5 минут до начала картины. На этот сеанс не было опоздавших. Все боялись пропустить начало и проворонить доставшееся с таким трудом посадочное место. Парадоксальная для Минска картина: принесенное с собой пиво большинство посетителей открывало на выходе из зала, по окончании просмотра. Может, оно и правильно: фильм и на трезвую-то голову с первого раза понять непросто. Кстати, еще одно отличие первых показов «Матрицы. Революция»: в зале было крайне мало парочек. Приходили либо одинокие рафинированные интеллектуалы, либо группки рафинированных интеллектуалов (во время сеанса они отпускали негромкие, но многозначительные комментарии: «О, это из Платона!», «О, это латынь!»). Попадались также коллективы программистов (они говорили громче, и там, где интеллектуалы восклицали «О, это из Платона!», заключали: «Наверное, у него connect через bluetooth, вот и не может оттуда вырваться»).

К этому моменту корреспондент «Белорусской газеты» слышал пересказ третьей «Революции» уже трижды и успел возненавидеть людей, считающих своим долгом посвятить товарищей во все тонкости сюжета. Кроме того, корреспондентом была прочтена статья Лидии Масловой о премьере третьей «Матрицы» в «Коммерсанте», где тоже зачем-то пересказывался сюжет. Наблюдая экранизацию чужих пересказов, корреспондент «Белорусской газеты» твердо решил не портить просмотра хотя бы читателям «Белорусской газеты» и не раскрывать сюжетный замысел братьев Вачовски.

Можно поведать лишь о реакции зрителей. Зал аплодировал дважды: когда рука Нео, рассекая капли дождя, заехала агенту Смиту в левую челюсть и когда «Навуходоносор» все-таки вписался в ворота стыковочного порта Зеона. Именно эти минуты «Революции», по мнению минских зрителей, оказались кульминационными. С другой стороны, по мнению посетителей «Москвы», любовная линия у Вачовски явно не получилась. В момент расставания Нео и Тринити зал надрывался от хохота, интеллектуалы кричали «Фальшиво!», а программисты - «Отстой!».

Итак, дорогие товарищи, «Революция» в Минске состоялась. А роль дискотеки, которая по славной коммунистической традиции следует за революцией, сыграют бурные споры о том, хороший или плохой, культовый или «отстойный» фильм эта «Матрица» N3.
Добавить комментарий
Проверочный код