Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
http://vi-aqua.ru/ водавоз доставка воды.
№41 (408) 27 октября 2003 г. Визави

КТО У КОГО СПЛАГИАТИЛ

27.10.2003
Виктор МАРТИНОВИЧ

Всякий раз, когда наша культура порождает Явление, находится с десяток людей, каждый из которых пытается эту глыбу сузить до размера конкретно себя. В наступившей после распада «Песняров» суете сначала предметом дележа было название. Многим казалось, что в глыбу превратится тот, за кем останется ярлык, на нее указывавший. Потом число участников суматохи возросло самым драматическим образом: кому-то пришло в голову, что вход в историю находится в плоскости воспоминаний и достаточно первым рассказать о том, как когда-то был частью глыбы, чтобы тебя начали принимать за нее. 21 октября на сайте радио «Свобода» был опубликован репортаж о вышедшей в свет книге Леонида Борткевича «Песняры» и Ольга» (главы из книги публиковала «Белорусская газета» в июле-сентябре т.г.). Со ссылкой на журналиста газеты «Культура» Бориса Крепака и редактора журнала «Звукорежиссер» Анатолия Вейценфельда, корреспондент «Свободы» утверждал: «Песняры» и Ольга» на 70% - плагиат. Обозреватель «Белорусской газеты» попытался беспристрастно разобраться в сложившейся ситуации, побеседовав с Борисом КРЕПАКОМ и пресс-секретарем ансамбля Леонида Борткевича ВИА «Песняры» имени Мулявина» Александром САЙФУЛИНЫМ.

Борис КРЕПАК: «ИСТОЧНИК НИГДЕ НЕ УКАЗАН!»

СПРАВКА «БГ». Борис Крепак родился в 1940г. в Воронежской области. Закончил школу в Гродно. Учился в ЛГУ на историческом факультете. После окончания был направлен в Минск, в ГХМ БССР, где работал научным сотрудником. В 1965-70 - редактор художественно-экспертной коллегии Минкульта БССР. В 1970-94гг. работал в Белорусском союзе художников, где дважды избирался секретарем правления. С 1994г. работает редактором отдела газеты «Культура». Заслуженный деятель искусств (1990г.), дважды лауреат национальной премии «За духовное возрождение», автор более 40 книг.

- Вы не могли бы объяснить, почему работники газеты «Культура» взялись отстаивать авторские права, причем не только свои, но и третьих лиц?

- Редакция газеты «Культура» по распоряжению президента, начала работу над книгой памяти Мулявина, которая называется «Владимир Мулявин. Нота судьбы». Мы начали собирать материал, планируя выпустить ее к апрелю будущего года. В книгу собирались включить всё: статьи о творчестве, мемуары, хронику жизни ансамбля. Искали воспоминания выдающихся людей не только из Беларуси, но из России, Германии, Грузии, Латвии, Польши. Выходили на контакт с теми, кто его знал, с кем он работал, с кем дружил. Очень многие прислали свои воспоминания: Александра Пахмутова, Надежда Бабкина, Раймонд Паулс, Николай Расторгуев, София Ротару, Андрей Петров и другие. Откликнулись все, с кем когда-либо соприкасался Владимир Мулявин.

Володя как-то показал мне московский журнал «Звукорежиссер», где была аналитическая статья его главного редактора Анатолия Вейценфельда о Мулявине и его ансамбле. Володя тогда сказал: вот так надо писать о «Песнярах». Когда Мулявин умер, мы за полутора суток сделали номер, посвященный его памяти. Увидели свет его ранее не публиковавшиеся интервью. Специально для этого я поднял диктофонные записи, заметки, сделанные со слов Мулявина от руки. Кроме того, мы решили перепечатать из «Звукорежиссера» статью Вейценфельда, которая нравилась Мулявину (конечно же, со ссылкой на журнал). Потом связались с Вейценфельдом, объяснили, что готовим книгу, посвященную песняру, и попросили сделать эксклюзивный материал для книги на основе перепечатанной нами статьи. Анатолий Иванович согласился. 15 мая мы получили первую часть его статьи, через месяц - вторую. Его материал называется «Песняры - попытка постижения феномена». Повторюсь: материал готовился Вейценфельдом специально для нас, он был эксклюзивен.

- Анатолий Вейценфельд заявляет в интервью «КП», что нашел выдержки из этого материала в мемуарах Борткевича. Как эта статья могла попасть к Леониду Борткевичу?

- Когда мы готовили книгу, одним из первых в списке авторов был Борткевич, который много лет работал вместе с Мулявиным. По нашему замыслу, он должен был принимать участие в составлении книги, написать о своем отношении к Мулявину. Составитель книги встретился с Борткевичем и попросил прочитать материал Вейценфельда. А так как у него не было времени читать на месте, Борткевич попросил ксерокопию. Мы ее ему сделали, тем более что материал Вейценфельда уже был прочитан многими в Минкульте. Дальше события развивались следующим образом. С нами связался Вейценфельд и спросил: что за материал разместил в какой-то белорусской газете Леонид Борткевич? Мы ему сказали: не знаем, не читали. Он утверждал, что в опубликованных выдержках из мемуаров Борткевича содержатся куски той самой статьи, которую он написал для «Звукорежиссера» в 1999г., и той статьи, которую мы собирались опубликовать в книге о Мулявине.

- А что за история с перепечаткой фрагментов из «Записок песняра» Владимира Николаева?

- В 2002г. в вологодской газете «Русский Север» были опубликованы мемуары артиста ансамбля Владимира Николаева, который живет сейчас в Вологде. Называлась его книга «Записки песняра». Мы скачали его книгу из Интернета и решили взять фрагменты для нашей книги с соответствующими ссылками на источник. А потом, уже в мемуарах Борткевича, обнаружили перепечатку целых глав из Владимира Николаева - даже без изменения названий. Могу привести названия этих разделов: «Как мы впервые жили при капитализме» (это воспоминания о посещении Дюссельдорфа и концерте там); «Как мы не поехали в Японию, но побывали на Байконуре»; «Как «Песняры» учили «да» и «нет» по-болгарски».

Впрочем, в книге Борткевича есть перепечатки и из других источников, без ссылок на них. В 1995г. Валерий Яшкин - один из первых «песняров», уже работая и проживая в Москве, написал книгу «На полпути от эстрады к театру (размышления о музыкальной эстраде)», взяв за основу свою кандидатскую диссертацию. Эту книгу я впервые увидел у Владимира Мулявина и попросил ее почитать. Так она у меня и осталась. Из книги Яшкина Борткевичем также взяты слово в слово некоторые фрагменты. В частности, отдельные предложения, опубликованные на 116-117 стр., могут быть найдены в мемуарах Борткевича.

- Вы не могли бы привести конкретные примеры текстуальных совпадений?

- Возьмем мемуары Владимира Николаева. Он пишет: «Не откладывая в долгий ящик, мы тут же отправились в сауну и бассейн, потом посетили бар: отлично. На утро - завтрак за счет отеля, шведский стол, с которого можно было брать любую закуску, сколько захочешь. На этом «лопухнулся» один из представителей белорусской делегации, заслуженный артист республики, музыкант-цимбалист. Мы сидели за столами, когда цимбалист, поправив с утра свое здоровье, появился в хорошем расположении духа, набрал закуски и потом, с видом победителя, прихватил единственный кокосовый орех, возвышающийся на полке, думая, что всех перехитрил». Вы можете найти этот же текст в мемуарах Борткевича. И, читая до конца главы, вы будете видеть совпадения.

Также в книге Борткевича без всяких ссылок использованы фрагменты интервью, которые я брал у Мулявина в разные годы для журнала «Беларусь», газеты «Свободные новости плюс». Эти интервью были собраны воедино в пятом номере газеты «Культура» за 2003г. (хотя полностью весь материал, собранный мной, будет опубликован только в книге «Владимир Мулявин. Нота судьбы»). Оттуда и были взяты куски, касавшиеся биографии Мулявина, его размышлений о жизни и об искусстве.

- Как можно быть уверенным в том, что то же самое Мулявин не говорил кому-то еще?

- Конечно, он мог рассказывать это кому угодно. Но не в таких же словах. Приведу пример: когда он рассказывал мне, что его любимый художник - Сальвадор Дали, кое-где в нашем интервью я помогал ему в поиске терминов, подсказывал нужные слова. Ведь у Мулявина не было искусствоведческого образования. И вот вся наша беседа, слово в слово, увидела свет в книге Борткевича. Как могло так получится?

- Александр Сайфулин, пресс-секретарь ансамбля «Песняры» имени Мулявина», утверждает, что ни вы, ни Вейценфельд не видели самой книги, и руководствуетесь исключительно черновыми перепечатками в «Белорусской газете». И что сигнальный экземпляр книги появился у Борткевича всего неделю назад.

- Эту книгу тот же Анатолий Вейценфельд приобрел в Москве месяц с лишним назад. А я ее купил на книжном рынке в Минске 2 недели назад.

- Также заявляется, что в книге есть ссылки на все цитируемые источники...

- Источник нигде не указан! Если бы он указал, бог с ним, пусть бы перепечатывал сколько угодно.

- Касаясь эпизода с книгой Владимира Николаева, Александр Сайфулин заявил, что тот прислал материалы для книги Борткевича лично.

- Ну и что? Это ведь не значит, что ее можно целыми главами перепечатывать в книге Борткевича! Неужели Борткевич не знает, что существует закон о печати, что есть авторские права?

Александр САЙФУЛИН: «ЕГО ЖИЗНЬ - ПЛАГИАТ?»

СПРАВКА «БГ». Александр Сайфулин родился в 1965г. в Минске. Закончил Институт культуры по специальности «хоровой дирижер». 14 лет проработал на телевидении звукорежиссером. В «Песнярах» имени Мулявина» совмещает должности пресс-секретаря и PR-менеджера.

- Правда ли, что Леонида Борткевича в плагиате обвиняют Анатолий Вейценфельд, Владимир Николаев и журналистка Анастасия Костюкович?

- К этому репортажу на «Свободе» привязали очень многих людей, которые потом отказались от приписываемых им слов. Вчера мне позвонила Анастасия Костюкович из «БДГ» и сказала, что ее фамилию включили без всякого ее ведома.

- Действительно ли в мемуарах Борткевича использованы отдельные фрагменты книги Валерия Яшкина «На полпути от эстрады к театру (размышления о музыкальной эстраде)»?

- Да, действительно, минимальное количество материала из этой книги вошло в мемуары. Но текст Яшкина составляет, наверное, 0,5% от того, что написано Борткевичем. Причем семья Яшкина специально прислала его книгу Борткевичу, чтоб он использовал факты из нее в своих воспоминаниях. Там, у Яшкина, в принципе, не о «Песнярах» даже речь. Скорее, это научный труд о том времени, в которое приходилось работать советской эстраде.

- А что касается Николаева?

- Общие друзья с разрешения Владимира Николаева прислали нам материалы его книги, из которых мы взяли 3-4 главы. Проблемы возникли из-за спешки, в которой готовилась наша книга. Издательство торопилось ее издать для книжной ярмарки во Франкфурте-на-Майне. Леонид им сказал, что в начале мемуаров должны быть обязательно указаны благодарности тем людям, кто помог собрать материал и сделать книгу. В числе лиц, которых Борткевич благодарит за оказанную помощь, должна была быть семья Валерия Яшкина, а также Владимир Николаев. По каким-то причинам (скорее всего - из-за спешки), благодарности помещены не были. Они извинились, сказали, что сделают это для основного тиража (10 тыс. экз.). Сейчас же вышел только сигнальный тираж (5 тыс. экз.).

- Анатолий Вейценфельд утверждает, что в воспоминаниях Леонида Борткевича без ссылки были использованы фрагменты из его статей, подготовленных для журнала «Звукорежиссер» и для еще неизданной книги «Владимир Мулявин. Нота судьбы».

- Самое интересное, что письмо с жалобой на это пришло в издательство «Вагриус» еще до выхода мемуаров Борткевича! Они опирались на черновые публикации фрагментов его будущей книги в Интернете. Но для Интернета мы не делали ссылок, а в книге ссылки есть. Читаем на 30-31-й страницах «Песняров и Ольги»: «А вот еще одна оценка творчества Мулявина. Оценка профессионала, главного редактора журнала «Звукорежиссер», Анатолия Вейценфельда (идет цитата)». Дальше тоже есть ссылки…

- Правда ли, что книга Борткевича на 70% состоит из заимствований?

- Уверен, что Леонид будет страшно взбешен, узнав про эти 70%. Это - маразм. На 70% эта книга состоит из описаний его жизни. Так что, получается, его жизнь - плагиат? Все то, что почерпнуто из Владимира Николаева, Валерия Яшкина, Анатолия Вейценфельда, в совокупности составляет от силы 4% объема «Песняров» и Ольги».

- К мемуарам Борткевича предъявляют претензии третьи лица, защищающие интересы и Яшкина, и Николаева…

- Удивительный факт: главный редактор «Культуры» Людмила Крушинская приходила к Борткевичу, когда им Минкульт спустил задание сделать книгу воспоминаний. Борткевич отдал ей все материалы, которые у него были, позволил использовать фактуру из своей книги, и все это без всяких вопросов. И мы даже договорились на будущее, что будем плотно сотрудничать. Сейчас, видимо, спустили инструкцию. Поскольку наш ансамбль с Минкультом разошелся, как нелюбимый муж с нелюбимой женой, они внесли коррективы в свое поведение. Они полили нас грязью и сделали Леонида Борткевича на 70% плагиатором.

- Правда ли, что в «Песняров» и Ольгу» без всяких ссылок вошли фрагменты интервью, которые брал у Владимира Мулявина журналист «Культуры» Борис Крепак?

- Я точно сейчас не готов сказать, но, если были какие-то фрагменты интервью, то, по-моему, везде указывались ссылки. В «Вагриусе» очень аккуратны с такими делами. И потом: интервью там было с Владимиром Мулявиным. Кому принадлежит авторство? У кого надо было просить разрешения на их публикацию? У Владимира Мулявина?

- Как эта история отразится на коммерческом успехе мемуаров Борткевича?

- Может быть, эти люди планировали какую-то другую реакцию, но получилось обратное: тираж разойдется словно горячие пирожки. Появится дополнительный интерес, хотя и теперь он очень велик, все кто прочел, называют эту книгу событием.
Добавить комментарий
Проверочный код