Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№41 (408) 27 октября 2003 г. События. Оценки

БАНКИРЫ ОПЯТЬ ПРИШЛИ В СУД

27.10.2003
Елена АНКУДО

23 октября суд Московского района Минска приступил к рассмотрению уголовного дела по обвинению Евгения Кравцова. Следствие КГБ обвинило бывшего председателя правления АКБ «МинскКомплексбанк» в хищении $3.360.930,94 и злоупотреблении служебным положением из корыстной заинтересованности, повлекшем тяжкие последствия - причинении банку ущерба размером в 427.395.900 рублей.

Один из последних громких скандалов на банковском рынке страны наконец-то стал предметом рассмотрения в суде. На минувшей неделе Евгений Кравцов, едва ли не самый успешный белорусский банкир 90-х годов, дал показания в качестве обвиняемого. До этого дня «дело Кравцова» оставалось абсолютно закрытым. По словам представителей КГБ, это было продиктовано стремлением не допустить паники среди вкладчиков банка. Это, впрочем, не помешало накалить обстановку среди другой категории лиц, имеющих отношение к управлению банковским сектором. И, как выяснилось после допроса обвиняемого, такое беспокойство имеет под собой все основания: Кравцов не согласился с претензиями следствия, большинство которых относится к событиям 6-8-летней давности.

ДВЕ СТАТЬИ ДЛЯ ОДНОГО БАНКИРА

Напомним, что руководитель компании «Видеофакт» - должность Кравцова после увольнения из «МинскКомплексбанка» - был задержан в конце августа минувшего года по подозрению в хищении около $18 тыс. банковских средств. Скандальный оттенок задержанию придала информация о том, что экс-банкир снят оперативными сотрудниками КГБ с поезда, который следовал в Москву, пытаясь якобы таким образом бежать из республики. Долгое время иных данных о денежных средствах, якобы похищенных Кравцовым в бытность его на посту председателя правления, не называлось. Все, что было известно, - это интерес следствия к российским сделкам Кравцова.

Обвинение предъявлено по двум статьям УК - «хищение, совершенное путем злоупотребления служебными полномочиями, совершенное повторно, в особо крупном размере» и «злоупотребление властью или служебным положением, из корыстной или иной личной заинтересованности, повлекшее тяжкие последствия».

Первый из эпизодов относится еще к концу 1994г., когда, «будучи управляющим минского филиала гродненского АКБ «Комплексбанк» и являясь должностным лицом», Кравцов, злоупотребляя своим служебным положением, «совершил хищение денежных средств банка в особо крупном размере $1,8 млн.». Речь идет о банковском кредите, перечисленном «Минск-Комплексбанком» в адрес московского коммерческого банка «РЕИН-банк», который, как посчитало нужным добавить белорусское следствие, «обанкротился и прекратил свое существование» с осени 1995г.». Преступление, по мнению следствия, совершено в сговоре с Олегом Якутой - руководителем московского филиала компании «Собор корпорейшн». Последняя сразу же после перечисления денег получила от «РЕИН-банка» кредит на указанную сумму, после чего, «выполняя отведенную ему роль, в тот же день компания перевела похищенные в группе с Кравцовым деньги, на счет компании «Мапид-трейдинг ЛТД», которая зарегистрирована в оффшорной зоне на Багамских островах».

По версии следствия, сделка осуществлена с использованием поддельных документов, свидетельствующих о переводе долга «МинскКомплексбанка» на третьих лиц, благодаря которым «Якута и Кравцов перевели безналичные деньги в наличную форму и завладели ими». Претензии следствия заключаются еще и в том, что, осуществляя операцию, Кравцов не указал подчиненным создать «соответствующий резерв по сомнительным долгам и получения каких-либо банковских гарантий».

КАМНИ В БАНКЕ

Совершено хищение денежных средств банка, по мнению следствия, и в 1996г. - на сумму $562.784. Речь идет о покупке банком полудрагоценных камней - топазов - у якутского ОАО «Золото Соха Сарреала». Как посчитало следствие, Кравцов отдал распоряжение сотрудникам банка о переводе этой суммы на счет «Касав-банк» (Латвия), «созданный и фактически действующий на территории РФ для незаконной коммерческой деятельности», после чего Якута «организовал движение похищенных денежных средств», вновь переведя их в наличную форму.

С топазами связан еще один эпизод деятельности Кравцова. Якобы он, «продолжая свою преступную деятельность, (...) в июле 1996г. получил от Якуты и дал указание на оприходование в качестве залога коллекцию топазов из 38 камней, поддельные и не имеющее юридической силы договоры о переуступке прав требований долга от КБ «РЕИН-банк» к ОАО «Золото Соха Сарреалы» и экспертное заключение о стоимости топазов на $6 млн., фактическая стоимость которых составляет $105.834». Следствие заключило, что «приобретение такого долга позволило не формировать обязательные резервы по сомнительным долгам, убедить руководство Нацбанка РБ в стабильном финансовом положении МКБ, а также скрыть имеющиеся задолженности в $1,8 млн. и $562.164».

НЕ СОШЛИСЬ В ПРОЦЕНТАХ

Сообщников Кравцова в очередном эпизоде следствие не назвало: в январе 2000г. председатель правления «МинскКомплексбанка» «совершил хищение $980 тыс., действуя в сговоре с неустановленными лицами», заключив договор с АО «Риетуму банк» (Латвия) о переводе депозитного вклада «без создания соответствующего резервного фонда и получения каких-либо банковских гарантий». Изучив подробности заключения этой сделки, следствие пришло к выводу, что деньги из латвийского банка благодаря помощи неких помощников из оффшорной фирмы были обналичены и кем-то присвоены.

Последняя сделка, совершенная Кравцовым, фигурирующая в уголовном деле - заключение договора с «Альфа-банком» летом 2001г. о предоставлении кредита «МинскКомплексбанку» на $2 млн., а также дополнительного соглашения, по которому МКБ - в качестве гарантии возврата средств - обязался образовать и поддерживать на корсчете в московском банке неснижаемый остаток в $2 млн.

Судя по всему, сумма в $18 тыс., которая была названа вскоре после задержания Кравцова, касается именно этого эпизода: неснижаемый остаток был размещен на корсчете под 6% годовых, в то время как кредит на $2 млн. «Альфа-банк» предоставил под 8%. Заметив разницу в процентных ставках, следствие сделало вывод, что банку нанесен ущерб в $18.147,94. В вину экс-председателю правления поставили еще и то, что средства «МинскКомплексбанка» оказались «фактически заморожены на счете ОАО «Альфа-банк» в виде неснижаемого остатка, который не может быть использован по собственному усмотрению». Таким образом, по мнению следователей КГБ, «проводимая 2001-02 гг. кредитная политика (...) без создания резервов на возможные потери по сомнительным долгам, привела к тому, что в указанный период банку причинен ущерб 427.295.900 рублей в виде штрафов, пени и процентов за просрочки обязательства платежей».

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Евгений Кравцов, который продолжает находиться под стражей, не признал себя виновным ни по одному из предъявленных ему эпизодов. Экс-банкир заявил также, что у банка не существует задолженностей по кредитам, которые в рамках уголовного дела изучали следователи КГБ (в конце минувшей недели этот факт подтвердили свидетели - главный бухгалтер и председатель правления «МинскКомплексбанка»). Любопытно, что разговор о существовании задолженностей между государственным обвинителем и банкиром превратился в своеобразную полемику. В ответ на претензии прокурора Кравцов объяснил, почему в его действиях нет состава преступления: «В начале своей деятельности «МинскКомплексбанк» занимался межбанковским кредитованием. Если белорусские кредиты размещались в белорусских банках, то валютные мы предоставляли банкам-нерезидентам. Таких понятий, как банкротство и банковский риск, в документах Нацбанка до 1995г. не существовало. Поэтому и процедуры страхования либо выдачи межбанковского кредита с обеспечением залога не подразумевалось - до тех пор, пока Нацбанк не подготовил новые нормативные документы. «РЕИН-банк» кредитовался в «МинскКомплексбанке» неоднократно - с 1994г. с ним было заключено около 7 депозитных договоров на общую сумму в $4 млн. Поэтому не было вопросов, когда «РЕИН-банк» обратился за ресурсами на короткий срок. Мы перечислили деньги в сумме в $1,8 млн. В дальнейшем банк задержал выплату «МинскКомплексбанку», однако задолженность полностью погашена спустя полтора месяца».

По мнению Кравцова, путаница с депозитом возникла вследствие того, что задолженность «РЕИН-банка» была погашена «Онэксимбанком» в ходе приобретения последним контрольного пакета «МинскКомплексбанка».

С «Онэксимбанком» связана и история приобретения топазов. Как пояснил Кравцов, несколько полудрагоценных камней были получены в качестве активов «РЕИН-банка» в обеспечение погашения задолженности.

«Вариант был предложен Якутой. Он сказал, что в «РЕИН-банке» есть коллекция топазов, которую могут уступить по цене, заведомо ниже реальной. На тот момент долг не был погашен, и операция казалась целесообразной для банка. Мы приобрели часть топазов по договору купли-продажи (таково было условие сделки), остальная передавалась в залог. Несколько раз специалисты, давая заключение о состоянии камней, указывали в комментариях приблизительную цену на топазы - от $2,5 млн. до $3,5 млн. Это превышало сумму в $530 тыс., которую мы потратили, приобретая топазы»,- пояснил судье экс-банкир.

Разница в оценка топазов следствием КГБ и экспертами, привлеченными «МинскКомплексбанком», отличается на несколько порядков. «Следствие издало документ, в котором назвало все проведенные нами экспертизы подложными, и предоставило его сотрудникам российского Гохрана. Таким образом, на специалистов надавили. Стоит заметить, что одна из экспертиз проводилась в аналогичной структуре - Гохране РБ и наши специалисты оценили камни гораздо дороже».

Особый интерес прокуратуры вызвала причина, по которой «МинскКомплексбанк» согласился приобрести топазы в качестве обеспечения возврата кредита - учитывая то, что реализация камней может вызвать определенные трудности: «Когда возникает проблема погашения задолженности, банк действует по нескольким направлениям. Мы работаем с активами банка, с его должниками, смотрим возможность погашения банком. Вариант с топазами показался привлекательным. Если же мы хотели бы похитить деньги, в чем уверено следствие, то подали бы в суд на «РЕИН-банк» и ждали бы решения суда».

В дальнейшем заложенные камни были выкуплены «Онэксимбанком» с погашением задолженности «РЕИН-банка» перед «МинскКомплексбанком», что так же вызвало у следствия ряд вопросов. К примеру, по результатам проверки, проведенной специалистами КГК и Нацбанка в 1998г., кредит «РЕИН-банка» не погашен. «По данному акту МВД проводило расследование, вопрос еще раз проверялся Госконтролем. И после этого, когда вопрос был окончательно проверен где какие суммы гасились, было отказано в возбуждении, так как никаких ущербов не было причинено».

ЗАПИСКИ В ПЕРЕДАЧЕ

С проверками «МинскКомплекс-банка» связана любопытная история, произошедшая на суде. Желая подтвердить правильность выводов первой проверки, сторона обвинения пригласила главного специалиста КГК, обобщившего выводы проверяющих, ныне - пенсионерку. Показания последней не вызвали ничего, кроме улыбки, - испуганная женщина со слезами на глазах заявила, что не помнит «ихние материалы», а о содержании акта ничего пояснить не может.

Активность КГБ не могла не удивить - к стандартному обвинению следователь добавил «попытки повлиять на ход следствия». Как заметил в справке, переданной прокурору и оглашенной обвинителем, «в продуктовой передаче, поступившей в адрес Кравцова, была обнаружена записка. Сообщалось и высказывалось предположение относительно правоохранительных органов, в которых можно было бы решить вопрос относительно Кравцова положительно.

В конце минувшей недели по «делу Кравцова» начат допрос свидетелей.

«Белорусская газета» следит за развитием событий.
Добавить комментарий
Проверочный код