Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№41 (408) 27 октября 2003 г. События. Оценки

ЛАКМУСОВЫЙ ВОЛОШИН

27.10.2003
Виталий ПОРТНИКОВ

№ 41 [408] от 27.10.03 - В конце недели премьер-министрам Украины и России удалось несколько пригасить страсти вокруг строительства дамбы в Керченском проливе. Украинские пограничники могут уйти с острова Тузла, на котором после начала российского строительства была спешно размещена застава. Россияне пообещали приостановить строительство на несколько месяцев и возобновлять только по согласованию с украинской стороной. Тем не менее неожиданный пограничный конфликт стал настоящей лакмусовой бумажкой подлинных отношений между Москвой и Киевом. А самой запоминающейся цитатой последних дней - высказывание, приписываемое главе администрации президента России Александра Волошина.

Фраза, процитированная киевской газетой «Столичные новости», пришлась как нельзя «кстати»: в приведенной цитате руководитель администрации президента России советует украинцам перестать издеваться над россиянами, отдать им Керченский пролив и даже обещает взорвать бомбу в месте конфликта. Цитата совершенно безумная. Пересказываю ее близко к тексту, поскольку совершенно неизвестно, говорил ли Александр Волошин что-то подобное. Газета ссылается на закрытый брифинг для украинских журналистов, не объясняя своим читателям, что же это была за встреча.

Между тем с украинскими журналистами Александр Волошин действительно встречался. Делегация представителей украинских СМИ посещала Москву и Санкт-Петербург по приглашению РИА «Новости», в ходе этой поездки встречалась с главой администрации президента России. Организаторы путешествия любезно пригласили автора этих строк присоединиться к гостям из Киева. Но автор не стал. Прежде всего потому, что совершенно не понимал, зачем столь распространенный в российской политической жизни формат закрытого брифинга распространять на журналистов из других стран. Заводить к одному из самых крупных российских чиновников, при этом запретив его цитировать? Ясно было, что никаких рычагов давления на приезжих у кремлевской администрации нет.

Кремлевский пул в его нынешнем виде - уродливое порождение нашего времени, насилие над журналистикой как таковой. Но в нем хотя бы есть некая логика: участники пула зависят от своих собеседников, дорожат аккредитациями, поездками, работой, в конце концов… Для киевских журналистов Волошин - просто иностранный чиновник. Для московских - один из самых могущественных людей в государстве. Волошин возглавил президентскую администрацию еще в период Бориса Ельцина, когда в отставку подал будущий зять первого президента России Валентин Юмашев, а новый глава администрации, генерал Николай Бордюжа, оказался союзником премьер-министра Евгения Примакова. Как утверждают знающие люди, кандидатуру Волошина для работы в администрации предлагали Юмашев и Борис Березовский.

Стал ли Волошин самостоятельной фигурой? На этот вопрос ответить непросто. Ясно только одно: после ухода из Кремля Бориса Ельцина и его дочери Татьяны Дьяченко именно Волошин стал главной фигурой «семейного клана» в президентской администрации. Именно он стал «присматривать» за новым президентом и активно противостоять его выдвиженцам-чекистам. А поскольку у «семьи» до сих пор гораздо больше политических и экономических ресурсов, чем у силовиков, трудно сказать, у кого больше возможностей в принятии решений - у президента или у главы его администрации.

Еще одна важная особенность Волошина - демонстративная непубличность. Многие считают, что у главы администрации выработался своеобразный комплекс: сразу после назначения он пришел в Совет Федерации предлагать сенаторам отправить в отставку конфликтовавшего с «семьей» генпрокурора Юрия Скуратова. Однако сенаторы освистали Волошина. С тех пор он ограничивается исключительно кабинетной работой. И в этой работе находится место для такой формы общения с журналистами, как закрытый брифинг без права цитирования.

Но закрытый брифинг для иностранцев создает серьезную проблему: даже дело не в том, что кто-то что-то не так процитирует. После закрытого брифинга можно придумать что угодно - и верить будут посетившему Кремль журналисту, а не его собеседнику. С иностранными журналистами как раз нужно беседовать при свете, под диктофон, и желательно не цифровой.

Но в Кремле упрямо не желают этого понять. Скандал со «Столичными новостями» - уже второй. После поездки грузинских журналистов один из участников тоже ссылался на закрытый брифинг Волошина. Но в грузинском случае ситуация является перманентно напряженной. В украинском же новость о брифинге попала во взрыхленную почву информационной истерии вокруг Тузлы. Вряд ли могущественный собеседник украинских журналистов в Кремле добивался такого эффекта.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции.
Добавить комментарий
Проверочный код