Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№39 (406) 13 октября 2003 г. События. Оценки

ТРИУМФЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ

13.10.2003
Виталий ПОРТНИКОВ

Избранный президентом Чечни Ахмад Кадыров провел пресс-конференцию, на которой сообщил о своем желании получить для республики особый экономический статус, т. е. добиться права оставлять в Чечне все нефтяные доходы. У избранной губернатором Петербурга Валентины Матвиенко таких амбиций, естественно, нетQ. Зато она намерена добиваться части столичных функций для своего города. Поведение настоящих триумфаторов, рассчитывающих на успех многих своих начинаний. Не случайно в ходе выборов оба будущих победителя пользовались личной поддержкой Владимира Путина.

Стоит проанализировать характер этих триумфов. Валентина Матвиенко, как известно, не смогла выиграть выборы в первом туре. И это притом, что никаких серьезных соперников у полпреда президента не было. Неужели кто-то всерьез рассматривал Анну Маркову, одного из вице-губернаторов, в качестве преемницы хозяина Санкт-Петербурга? Когда после первого тура выборов прошли теледебаты, уже не только питерцы, но и жители других регионов России смогли убедиться в том, что Маркова не являлась сильным соперником.

Матвиенко боролась не с Марковой. Она сражалась сама с собой, с неприятием большой частью избирателей откровенного нажима на них, с использованием президентской харизмы для продавливания очевидно неприемлемого в данном регионе кандидата. К чести Валентины Ивановны, она этот бой у себя выиграла. Осталось завоевать Петербург. А это задача уже посложнее: за время выборов петербургская элита убедилась в аппаратной слабости приезжей губернаторши, в ее зависимости от московской поддержки, в ее готовности к компромиссу. Стоит ли напоминать, что речь идет о городе, где прежде правили без оглядки на Кремль и вообще без оглядки на авторитеты, где элита ценит отнюдь не готовность к компромиссу, а умение доказывать свое право на власть. И стоит ли объяснять, что после предвыборной кампании, проведенной под портретом Путина, Валентина Матвиенко стала не только заложницей этой фотографии, но и двух раскладов сил - между соперничающими группировками в Москве и между соперничающими группировками в Санкт-Петербурге. Безболезненно преодолеть эту зависимость можно только одним путем - ничего не меняя.

О «чистом» триумфе Кадырова говорить вообще не приходится. Здесь не использовался президентский миф - вряд ли он вообще работает в воюющей республике. Нажим на избирателей был осуществлен совершенно по-другому: из избирательных списков были устранены все кандидаты, способные составить конкуренцию выдвиженцу Кремля - и это притом, что каждый из них, включая вообще не регистрировавшегося Руслана Хасбулатова, мог Кадырова победить. Избиратели были оставлены без каких-либо существенных альтернатив. Но дело даже не в этом: вопрос подсчета голосов в Чечне остается за рамками обычных голосований в российских регионах.

В Чеченской республике создали такую ситуацию, при которой никто не может и усомниться в количестве голосов, отданных за победителя. Если бы в бюллетене сохранялась фамилия, например, Малика Сайдуллаева, 80% голосов за Кадырова смотрелись бы откровенной подтасовкой. А так - можно сомневаться в легитимности самого голосования, но никто не сомневается в его результатах. И, значит, в легитимности самого Кадырова.

Но кому нужна такая легитимность? Кадыров и до выборов руководил Чечней, опираясь на известные механизмы давления и добиваясь от Москвы устранения неугодных ему чиновников. Но ни для населения Чечни, ни для тех, от кого - по обе стороны линии огня - зависит будущее Чечни, он так и не стал легитимным руководителем. Хотя бы потому, что продемонстрировал неспособность победить даже в ограниченно честной конкуренции. Триумф Кадырова - пиррова победа уже потому, что ему не удалось доказать местному населению, что он понятнее и ближе, чем другие претенденты.

Президент Путин говорил в интервью американским СМИ об «интеллигентах», которые прожили всю жизнь в Москве и вряд ли способны руководить современной Чечней. Но в демократическом обществе выбор между «интеллигентом» из Москвы и местным «авторитетом» делает его величество избиратель. А если президент не доверяет народу - зачем заставляет его голосовать?

Это и есть главный вопрос, на который предстоит ответить не столько президенту России, сколько тем, кто обеспечивает предвыборные кампании в его стране. Нельзя до бесконечности использовать путинский миф - так можно добиться победы, но очень трудно добиться реальной власти. И нельзя до бесконечности использовать административный ресурс - так можно добиться власти, но нельзя добиться легитимности и народного сочувствия.

Мнения колумнистов могут не совпадать с точкой зрения редакции.
Добавить комментарий
Проверочный код