Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№39 (406) 13 октября 2003 г. Общество

КОПЫТА ДЛЯ ЭЛИТЫ

13.10.2003
Марина ГУЛЯЕВА

В Беларуси открыт осенне-зимний охотничий сезон. С 1 октября по 30 ноября разрешена охота на лосей, оленей, косуль и кабанов. В связи с тем, что с марта госпошлина за предоставление права на охоту выросла в 50 раз, представители «Белгосохоты» прогнозируют уменьшение числа желающих поохотиться. Если раньше госпошлина составляла 0,2 от базовой величины, то сегодня она выросла до 10 - в общей сложности, только за госудостоверение охотники должны выложить 185 тыс. рублей. Добавим к этому стоимость путевки, плату за лицензию, которая в зависимости от зверя колеблется от 40 тыс. до 1 млн. рублей, и охотничью амуницию. Охота, если она не способ выживания, становится элитным удовольствием.

Нас не берут на охоту. О нас даже не говорят, предпочитая, когда все закончилось, более увлекательные темы для разговора. Женщина на охоте, говорят они, это нонсенс, и точка. Даже если бы мне удалось в минувшие выходные попасть на открытие охотничьего сезона, вряд ли бы я оценила все прелести этого исключительно мужского удовольствия. Ну, возможно, мне бы захотелось вступить в какой-нибудь Green Peace, хотя это желание не помешало бы вечером возле костра уплетать мясо добытой дичи. Но ответ на вопрос, что такое, когда «валит адреналин», все равно не был бы найден. «Мы выбираем охоту ради удовольствия, ради общения с природой...» Услышав этот штамп, мне оставалось лишь недоверчиво хмыкнуть. Перед глазами сразу встали картинки из фильма «Особенности национальной охоты» - общение с природой, как же...

Директор печатного дома V.I.Z.A. Group Алексей Бежук вовсе не утверждает, что в его охотничьей компании собрались абсолютные трезвенники - в самом деле, это было бы просто странно. Но для них охота начинается не с капота, когда, едва въехав в лес, на капот машины выставляются водка и сало. И еще, 34-летний Алексей Бежук не согласен с тем, что охота для «поднявшегося» бизнесмена является обязательным элементом новой жизни. «Наше поколение живет так: офис - дом - офис. Дискотеки надоели, бани осточертели. И поэтому мы выбираем охоту. Только охота может дать такие ощущения: когда ты видишь идущего на тебя зверя - адреналин сумасшедший! Но первый тост мы поднимаем не за убитого кабана, а за то, что мы все, наконец, собрались вместе».

Впрочем, мода на охоту как развлечение тоже присутствует. В этом случае Алексей цитирует Виктора Пелевина: «Гомосексуалисты бывают трех видов: активные, пассивные и актуальные. К первым двум претензий нет. А третьи прочли в глянцевом журнале, что сегодня это актуально, и потому стали гомосексуалистами».

Попасть в уже сбитый охотничий коллектив почти так же сложно, как устроиться на работу, если не сложнее. Есть коллективы, куда тебя не примут только потому, что ты пришел в ватнике, а не в куртке за $400, где чины и должности все определяют, и если «главное лицо» не село за стол, не сядет никто. Есть коллективы, где не имеет значение социальный статус и профессия. Хотя уже можно говорить, что газовики предпочитают охотиться с газовиками, нефтяники с нефтяниками, чиновники с чиновниками.

Несмотря на то, что охота становится все более дорогим удовольствием, этот отдых выбирают люди с разным достатком. Обычный менеджер будет несколько лет откладывать деньги, чтобы купить дорогое ружье. И, кстати, по словам работников частного столичного магазина «Охотник и рыболов», самого богатого по ассортименту, сегодня потребитель предпочитает более дорогое оружие. Самый «ходовой» ствол - ИЖ-27 за 700 тыс. рублей (Россия, Ижевск). Буквально на днях в «Охотнике и рыболове» появилась новая марка Ижевского завода - МР-233 за 1,6 млн. рублей. Из российских ружей сегодня - это самое дорогое.

Из самых дорогих западных - итальянское Benelle за 5,4 млн. рублей. Импортные стволы, как и охотничья амуниция, практически отсутствуют на рынке, что, вероятно, можно объяснить хоть и стабильным, но очень ограниченным спросом.

«КУДА УХОДЯТ ДЕНЬГИ, ЗАРАБОТАННЫЕ НА ВАЛЮТНОЙ ОХОТЕ»

Об особенностях национальной охоты обозреватель «Белорусской газеты» беседует с учредителем и директором торговой компании «Кватро плюс» Олегом ЖИРМОНТОМ, охотником с 10-летним стажем.

- В нашей стране все дорожает, и охота становится элитным развлечением. Возьмем, к примеру, лицензию на утку - сегодня она стоит 40 тыс. рублей. Какой колхозник может позволить себе это удовольствие? Лицензия на кабана в среднем обойдется в 100 тыс. рублей, на оленя - 150 тыс. Для людей, которые получают зарплату в 100 тыс. рублей, охота становится недоступной. Однако, несмотря на то, что цены растут, зверей становится меньше. Человек, который хочет, но не имеет возможности охотиться официально, естественно, будет делать это нелегально. А поскольку большинство наших лесхозов, как и другие госпредприятия, нищие - они не могут организовать нормальную егерскую охрану территорий. Поэтому начинается беспредел - просто убийство.

- Рост цен оправдан?

- С одной стороны, оправдан. Думаю, что какая-то часть средств все равно идет на поддержание лесного хозяйства. А с другой стороны, это порождает самое страшное - браконьерство. Но с третьей стороны, даже если цены все равно будут очень низкими, браконьеры не переведутся - для людей сегодня это способ выживания.

- Насколько процветает браконьерство?

- Я не располагаю цифрами, но об этих вещах можно говорить более чем серьезно. А в качестве обратного примера можно привести Полоцкий лесхоз. Одна частная компания взяла в аренду его лесные угодья, организовала нормальную охрану, обеспечила егерей всем необходимым, и там настолько выросло поголовье зверей, что уже хотят увеличить квоты на отстрел. Но такие примеры пока единичны: у нас до сих пор в лесхозах сидят люди, которые работали в них еще во времена СССР. И для них ничего не изменилось - государственное должно быть государственным. Наша компания в свое время тоже хотела взять в аренду лесные угодья, но на начальной стадии бесконечных бюрократических переговоров мы оставили эту идею. Более или менее приличные лесхозы ставят перед собой одну задачу: привлечь побольше иностранных охотников и выжать максимум валюты. Хотя, по отчетам за прошлый год, собрали совсем мизерные суммы. Уверен, если организовать нормальную охоту для наших белорусских охотников, денег было бы получено не меньше, если не больше. А сегодня поехать в хорошее хозяйство и взять путевку на охоту просто невозможно - там охотятся либо иностранцы, либо чиновники. Да, наши чиновники - сплошь охотники. И путевки в первую очередь отдаются им. Прочим скажут, что путевок нет. Причины придумываются самые разные, в последний раз нам сказали, что все егеря заняты.

- Вы занимаетесь охотой 10 лет - как изменился охотничий сервис?

- Никак. Приличных охотничьих баз практически нет. Есть нары, печь и минимальный набор посуды. Все упирается в отсутствие денег. Хотя возникает вопрос: куда уходят деньги, заработанные на валютной охоте?

- Среди каких социальных групп охота наиболее развита?

- «Новых» охотников больше всего среди чиновников и бизнесменов. Сегодня, чтобы экипироваться на охоту, по самым скромным подсчетам, надо не меньше чем $500.

- Как вы оцениваете рынок охотничьих товаров - предложение разнообразно?

- Рынок, по большому счету, ничего не предлагает. Наши охотничьи магазины, по сравнению с московскими, - провинциальны. У нас в стране нет нормального оружия. К сожалению, российские заводы, - Ижевский и Тульский - если и производят индивидуальные образцы высокого качества, то мы здесь их не видим. Западное оружие (я имею в виду гладкоствольное) вообще не представлено. Причина - в непомерных налогах и пошлинах, из-за которых западное оружие у нас становится дороже в три раза.

- Если говорить о моде на оружие, среди белорусских охотников какое оружие сегодня считается модным?

- «Модное» - не то слово. Если автомобиль у нас покупается, чтобы на него все смотрели, то к ружью это не имеет отношения. Можно говорить о том, что сегодня дешевле покупать импортные ружья за границей - в Польше, Литве.

- Охота - это особый вид удовольствия, предназначенный не для всех?

- Охота должна быть для всех, но она не может быть дешевой. Почему ужин в ресторане должен стоить $20, а выезд в лес на охоту - копейки? Тут проблема не в охоте, а уровне жизни - люди должны зарабатывать достаточно денег, чтобы их тратить на свои удовольствия.

СПРАВКА «БГ». Самый дешевый вариант охотничьей экипировки: «ствол» - 250 тыс. рублей (Россия, Ижевск); набор для чистки ружья - 12 тыс.; чехол для ружья - 11 тыс.; ремень для ружья - 15 тыс.; костюм - 200 тыс.; резиновые сапоги - 14 тыс. Всего - 500 тыс. рублей.

Самый дорогой вариант: «ствол» - 5,4 млн. рублей (Benelli, Италия); набор для чистки ружья 15 тыс.; ремень для ружья - 15 тыс.; чехол для ружья - 240 тыс.; сапоги - 70 тыс.; костюм - 200 тыс. Итого - около 6 млн. рублей.
Добавить комментарий
Проверочный код