Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№37 (404) 29 сентября 2003 г. Общество

НЕХЛЕБНЫЕ ЗРЕЛИЩА

29.09.2003
Дмитрий ДОНСКОЙ

Принято считать, что искусство - это нечто высокое, тонкое и эфемерное, обитающее исключительно в эмпиреях человеческого духа. Природа его нематериальна и экзистенциальна. Отсюда и для появления искусства необходимы лишь талант, искренность и мастерство. Увы, не только. Как это ни пошло прозвучит, для появления искусства необходимы ещё и деньги.

К сожалению, даже у самых великих, самых гениальных творцов желудок устроен точно так же, как у любого люмпена: напрочь отказывается принимать в качестве пищи продукты духа, а с завидной периодичностью требует прозаических калорий. Да и к другим удовольствиям жизни люди творческие привержены ничуть не меньше, чем все остальные. А иногда и больше. Произведения искусства тоже создаются не из воздуха. Короче, экономическая сторона искусства, как застарелая болячка, постоянно довольно неприятно напоминает о себе.

Театр - это развлечение в основном богатых людей. Для создания картины нужны художник, краски и холст, для написания стихотворения достаточно поэта, бумаги и шариковой ручки. Для постановки спектакля нужны автор, режиссер, художник, актеры, цеха декораций и костюмов, монтировщики, звукорежиссеры, осветители и, в конце концов, большое здание под названием «театр», которое надо содержать, ремонтировать, отапливать и регулярно платить за коммунальные услуги. Вот и получается, что по денежным затратам театр - один из самых дорогих видов искусств, уступающий по уровню материальных издержек только кино.

Итак, уяснив, что театральное искусство существует в двух измерениях: культурном и экономическом, сравним положение театральной индустрии в культурно-экономическом пространстве Минска и Москвы.

ТЕАТР И БИЗНЕС

Экономическое благополучие театральной индустрии всегда зиждилось на трех китах: господдержка, средства от продажи билетов и спонсоры.

Господдержка. Понятное дело, Россия куда богаче Беларуси. Годовой бюджет одного московского Малого театра перекрывает общий бюджет всех театров Минска. У нас за счет госсредств театр в лучшем случае может осуществить одну постановку в год, там - в пять раз больше. Впрочем, в Москве с госфинансированием тоже не все просто. Лучше всего живется тем театрам, которые ближе не к Минкульту, а к московскому правительству. Лужков побогаче и, что самое главное, очень любит строить. Поэтому и выросли в Москве, как грибы, театральный центр «Меридиан» (стоимость строительства - $200 млн.), новый Дом актера ($70 млн.), театральный Центр Мейерхольда (около $100 млн.), Театральный центр СТД, Дом музыки, новая сцена Большого театра, Строятся новые здания «Табакерки» и мастерской Фоменко. Ясно, что большая часть площадей этих цитаделей из стекла и металла превратится в благоустроенные офисы, но именно за счет этого и заживут, припеваючи, театры. В Минске же за последние десятилетия не построен ни один (!) театр. Да и Мингорисполком не отличается большой любовью к театральному искусству.

Билеты. В Москве это значительная статья дохода. На хороший спектакль официальные цены могут варьироваться от $5 до $100. Скажем, посидеть в первых рядах во МХАТе на спектакле «N13» вам обойдётся в RUR 3.500. Впрочем, некоторые московские театры настолько обеспечены, что специально продают только дешевые билеты. Например, сходить в «Ленком» стоит не более 300 рублей. Другое дело, что достать билет - проблема. В Минске таких проблем нет давно. Билеты во все театры - в наличии. Самые дорогие - в Купаловский - стоят $3-4, а в некоторые театры можно сходить и за $0,5. На частные антрепризные проекты цена билета может доходить до 10-15 тыс. рублей, но и число зрителей, соответственно, меньше.

Спонсоры. В Москве для театра иметь спонсора столь же естественно, как делать спектакли и показывать их за билеты. Там давно поняли, что искусство должны финансировать те, у кого больше денег. Понимая, что бизнесу нужно две вещи - реклама и общение со знаменитостями, - театры немедленно предложили им и то и другое. По всей Москве висят афиши театра «Современник», на которых первое, что бросается в глаза после названия театра, - не репертуар, а огромная надпись «Росбанк». В самом театре титул спонсора выгравирован на бронзе и висит на самом почетном месте. Серьезные московские театры давно разобрали себе крупные компании. МХАТ им. Чехова теперь ассоциируется с ЮКОСом, Ленком - с «Русским золотом», «Школа современной пьесы» - с РАО «ЕЭС». А уровень поддержки зависит от медийности театра и наличия в нем звезд. Вот и стараются театры либо привлечь звезд со стороны (как Олег Табаков во МХАТе), либо вырастить своих (как Марк Захаров в «Ленкоме»).

В Беларуси театральное спонсорство - скорее явление исключительное. Вкладывать деньги в театр бизнес не хочет, а если и вкладывает, то копейки и исподтишка, чтобы, не дай бог, налоговые органы не заметили. А то еще спросят: откуда лишние деньги появились? И почему их не направили на посевную? Наши театры не умеют рекламировать ни себя, ни спонсоров. И даже, имея лучшие рекламные места на пр. Скорины, умудряются не иметь с них никаких доходов.

ТЕАТР И ЧИНОВНИКИ

В Москве это выглядит так: Владимир Путин в Кремле проводит заседания Совета по культуре и искусству. Режиссеры, актеры, худруки театров, певцы, художники и композиторы сидят за огромным круглым столом и на равных обсуждают проблемы своих «цехов». В Минске - так: Александр Лукашенко вызывает к себе министра культуры Леонида Гуляко, отчитывает его и требует усиления идеологической работы в культуре, после чего министр доводит указания и директивы до учреждений культуры. Пример: недавно состоялась коллегия министерства по репертуарной политике театров, на которой принято решение о необходимости соответствия репертуара государственных театров государственной идеологии. Вот так, господа. Что сие значит, зрителю придется выяснить в ближайшем будущем.

В Москве невозможно себе представить, чтобы чиновники давали указания по репертуарной политике театров. В Минске - это реальность.

ТЕАТР И ЗРИТЕЛИ

10-миллионная Москва может предложить театру абсолютно любого зрителя. Хотите очень обеспеченных - пожалуйста; хотите менеджеров среднего звена с хорошим образованием - вот; нужны интеллигенты старой закалки - сколько угодно; пенсионеры - не вопрос; приезжие - навалом! Театры имеют возможность позиционироваться и вычленять свой зрительский сектор. Скажем, поклонники Малого театра вряд ли посещают «Ленком», а зритель табаковского МХАТа не сядет рядом со зрителем доронинского МХАТа. Мюзиклы ориентируются в основном на приезжих. В Москве создана великолепная система распространения билетов на каждой станции метро, на остановках, через рассылку, агентства и Интернет.

У нас же все театры борются за одну и ту же аудиторию. Сектор людей, посещающих театр, настолько негибок, что создается ощущение, что если этот зритель сегодня пошел в Купаловский, то в Русском театре наверняка будет свободное место. Цены на билеты не оставляют шансов ни для агентств, ни для Интернета. А система распространения билетов просто развалена. Вот и получается, что самыми престижными считаются посещения заезжих гастролеров, в то время как отечественная театральная индустрия (и государственная, и частная) просто борется за выживание.
Добавить комментарий
Проверочный код